Дагестан: суд рассматривает жалобу адвокатов погибших Гасангусеновых о недопуске к делу

03.04.2017

Запрет на аудиозапись в суде, битва за право адвокатов представлять семью и другие подробности судебного рассмотрения жалобы по делу братьев Гасангусеновых

30 марта 2017 года Советский районный суд г. Махачкалы Республики Дагестан начал рассматривать жалобу адвокатов, сотрудничающих с Правозащитным центром «Мемориал», Шамиля Магомедова и Мурада Магомедова, о признании бездействия следователя 3-го отдела Следственного Управления СК РФ по РД Б. К. Сафаралиева, выразившееся в недопуске адвокатов к материалам уголовного дела.

Правозащитный центр «Мемориал» сообщал ранее о том, что 23 августа 2016 года в с. Гоор-Хендах Шамильского района Дагестана были убиты местные жители Гасангусейн Муртазалиевич Гасангусенов, 1997 г.р., и Наби Муртазалиевич Гасангусенов, 1999 г.р. По официальной версии, они были убиты в ходе боестолкновения после того, как отказались предъявить документы сотрудникам силовых структур и открыли по ним огонь. Родственники и односельчане погибших братьев утверждают, что молодые люди никогда не были членами НВФ, зарабатывали тем, что пасли сельский скот, и их гибель является хладнокровным убийством. Тем не менее, было возбуждено уголовное дело по статьям 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и 222 (незаконный оборот оружия) УК РФ, а требование отца убитых возбудить дело об убийстве Наби и Гасангусейна оставлено без внимания.

Процесс вела судья Патимат Махатилова. На заседании также присутствовали представитель СУ СК РФ по РД Д. А. Гаммадулаев и прокурор М. М. Ибрагимов. В зале суда находился представитель Правозащитного центра «Меморила» в Махачкале, который пришел с диктофоном для аудиозаписи заседания.

16 марта адвокаты обратились в суд с жалобой в порядке статьи 125 УПК (на действие и бездействие должностных лиц) в интересах погибших Наби и Гасангусейн Гасангусеновых. Они просили обязать следователя Сафаралиева устранить допущенные нарушения, признать за Гасангусеновыми Наби и Гасангусейном права на защиту и квалифицированную юридическую помощь путем допуска к участию в уголовном деле адвокатов Магомедова Шамиля, Магомедова Мурада и Гададова Исрафила. Обеспечить адвокатам возможность использовать права, предоставленные УПК РФ в полном объеме, ответить на поданное ходатайство и уведомить их о результатах его рассмотрения в установленном законом порядке.

Заседание началось с того, что следователь Сафаралиев спросил у судьи, разрешается ли использовать технические средства, указав на диктофон сотрудника «Мемориала». Судья сначала потребовала от мемориальца выйти из зала вместе с диктофоном. Затем тут же подозвала к себе и буквально приказала положить на ее стол мобильный телефон со словами: «технические средства применяются только участниками судебного разбирательства после уведомления суда».

Представитель «Мемориала» ответил, что в течение шести лет работы у него никогда не было проблем с аудиозаписью на судебных заседаниях. Но судья настаивала, что участники процесса имеют право вести запись только с уведомления суда, а так как представитель ПЦ «Мемориал» является «присутствующим лицом, то у него изымается средство записи, а само лицо удаляется с судебного заседания».

Затем она обратилась ко всем присутствующим в зале с вопросом, есть ли у кого-нибудь еще записывающие устройства. Убедившись, что их нет, передала диктофон следователю Сафаралиеву и попросила его удалить запись. Тот передал диктофон неизвестному сидящему в зале и попросил удалить запись. После заседания представитель «Мемориала» получил диктофон, в нем были удалены все записи самых разных судебных заседаний.

Судья Махатилова дала слово адвокату.

Адвокат Мурад Магомедов сообщил, что для вступления в дело убитых братьев Гасангусеновых он и его коллега направили на имя следователя Сафаралиева уведомление, ходатайство о вступлении в уголовное дело и адвокатские ордера. В полученном ими ответе следователь сообщает, что они не могут заявлять ходатайство в интересах Наби и Гасангусена Гасангусеновых, так как те не имеют статус подозреваемых или обвиняемых, и в отношении них не возбуждено уголовное дело. Между тем, по словам следователя, адвокатские ордера приобщены к материалам уголовного дела. Шамиль Магомедов и Мурад Магомедов считают это решение незаконным, по сути означающим недопуск к материалам уголовного дела в качества адвокатов. Мурад Магомедов недоумевал, в каком качестве их ордера были приобщены к материалам дела.

Адвокат сослался на выдержку из постановления Конституционного суда, в котором утверждается, что право на защиту человека зависит не от его статуса в уголовном деле, а от того, проводятся ли какие-то следственные мероприятия в отношении него.

Кроме этого, отметил адвокат, на основании возбужденного уголовного дела по ст.317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и ст. 222 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов) УК РФ, убитые являются фактически подозреваемыми. Подтверждением этому служат ответы на обращение Муртазали Гасангусенова, отца убитых парней, из Республиканской прокуратуры за подписью прокурора Багомедова и прокурора Гарунова, где сказано, что, согласно версии следствия, «в этот день, примерно 21:30 Гасангусенов Г.М. и Гасангусенов Н.М., произвели выстрелы в сотрудников правоохранительных органов, проводивших оперативно-розыскные мероприятия, ответными выстрелами братьям Гасангусеновым были причинены огнестрельные ранения, от которых они скончались на месте».

Прокуратура подтверждает, что в данный момент следствие расследует версию о том, что братья были убиты ответным огнем. Адвокаты убеждены, что с этого момента убитые имеют право на адвокатов.

Далее Мурад Магомедов сообщил суду, что 27 февраля 2017 года следователю было направлено ходатайство о допуске в дело в качестве представителей Муртазали Гасангусенова. Он назвал это обращением и ответил на него обычным письмом. Следователь дважды нарушил закон: тем, что ответил на ходатайство не постановлением, как того требует УПК, а письмом, и тем, что отказал адвокатам в допуске к материалам дела в качестве представителей Гасангусеновых. Адвокаты попросили суд удовлетворить их жалобу.

Судья выяснила, что, являясь адвокатами погибших братьев, Шамиль Магомедов, Мурад Магомедов, заключили соглашение с их представителем, отцом Муртазали Гасангусеновым. Затем выступил следователь Сафаралиев.

Он сообщил, что дело возбуждено по факту совершения преступления, согласно статьям 222 и 317 УК РФ. В настоящее время проводятся следственные действия для установления всех обстоятельств по делу. На данный момент, отметил следователь, не установлены потерпевшие и обвиняемые, обвинения братьям Гасангусеновым не предъявлены, уведомление о возбуждении уголовного дела отцу не направлено.

По его словам, адвокаты обратились с ходатайством о представлении интересов, после чего не являлись, удостоверения и согласие своего представителя не предъявили. На неоднократные требования к самому Гасангусенову и адвокатам о дополнении ходатайства, не ответили.

Затем судья Махатилова принялась выяснять у следователя статус Муртазали Гасангусенова. Сафаралиев сообщил, что статус его не определен и он всякий раз отказывался от допроса его в качестве свидетеля. Судья напомнила следователю, что Муртазали имеет право не свидетельствовать против себя и своих сыновей, и была удивлена, что следствие по делу слишком затянулось.

Также она отметила, что Гасангусеновы могут быть и подозреваемыми, и потерпевшими, и в обоих случаях их интересы могут представлять адвокаты. Сафаралиев с этим согласился, указав, что необходимо обращение отца, и в этом вся проблема. Следователь убеждал присутствующих, что Муртазали якобы не сообщал следователю, что заключил соглашение с адвокатами.

Гасангусенов заявил, что соответствующее заявление подавал в Следственный комитет, следователь этот факт отрицал.

Судья предложила ему написать на заседании заявление о допуске адвокатов, с которым Муртазали заключил соглашение, к материалам дела. Судья убедила Гасангусенова, что следователь удовлетворит его и объявила перерыв до 31 марта 2017 года.

Программа: Горячие точки

23 августа 2016 года в с. Гоор-Хендах Шамильского района Дагестана были убиты местные жители братья Гасангусеновы — Гасангусейн Муртазалиевич, 1997 г.р., и Наби Муртазалиевич, 1999 г.р.