Дагестан: правозащитная работа как основание для заключения под стражу

08.07.2013

Арестованные заявляют, что их пытали токомРанее Правозащитный центр «Мемориал» уже сообщал, что к задержанным 4 июля 2013 года в г. Буйнакске (Дагестан) Даньялу Ильясову, Шамилю Магомедову и Расулу Исмаилову не допускают адвокатов и что есть основания подозревать, что задержанных пытают. От них

Арестованные заявляют, что их пытали током

Ранее Правозащитный центр «Мемориал» уже сообщал, что к задержанным 4 июля 2013 года в г. Буйнакске (Дагестан) Даньялу Ильясову, Шамилю Магомедову и Расулу Исмаилову не допускают адвокатов и что есть основания подозревать, что задержанных пытают. От них добивались признаний в причастности к нападению на сотрудников полиции в Буйнакске 30 апреля 2013 года, когда в результате обстрела машин были убиты трое и ранены двое полицейских.

Тем же утром, 4 июля, в своем доме в Буйнакске была задержана и доставлена в Махачкалу, в Центр по противодействию экстремизму МВД по РД, Зарема Багавутдинова (в предыдущем сообщении мы ошибочно назвали ее Багаутдиновой), член дагестанской некоммерческой организации «Правозащита». Лишь через 12 часов после фактического задержания к Багавутдиновой допустили адвоката. Сразу после этого следователь вынес постановление о привлечении ее в качестве подозреваемой, и Багавутдинова была официально задержана.

Вечером следующего дня, 5 июля, - почти через полтора дня после задержания, - к Шамилю Магомедову был допущен адвокат Исрафил Гадаев. По его словам, Магомедов сообщил, что его пытали током и он был вынужден дать «признательные показания». Адвокат сообщил также, что сейчас Магомедов не хочет отказываться от этих показаний, опасаясь, что пытки возобновятся.

Адвокат двух других задержанных, Гаджимурад Газиев (в предыдущем сообщении мы ошибочно называли его Гаджимагомедом), с вечера 5 июля перестал отвечать на звонки родственников. В связи с этим Ильясовы заключили договор с другим адвокатом, Селимом Магомедовым. Защищать Расула Исмаилова стал адвокат по назначению. Защитники смогли встретиться с молодыми людьми лишь около 16:00 6 июля - через двое с лишним суток после фактического задержания. Даньял Ильясов также сообщил своему адвокату, что он был вынужден подписать «признательные показания», не выдержав пыток током.

6 июля с 16:30 до 17:30 в Советском районном суде Махачкалы под председательством судьи М.Г. Алиева прошли заседания об избрании меры пресечения четырем людям, задержанным утром 4 июля в Буйнакске.

Удовлетворив ходатайство следователя, суд избрал Ильясову, Магомедову и Исмаилову меру пресечения в виде заключения под стражей сроком на два месяца. Из постановлений суда следует, что все трое привлечены к уголовной ответственности в качестве подозреваемых в пособничестве нападению на сотрудников полиции 30 апреля 2013 года, в участии в незаконных вооруженных формированиях, хранении оружия и боеприпасов.

Согласно тексту постановлений (см. постановление в отношении Магомедова: стр. 1, стр. 2), причастность подозреваемых «подтверждается собранными по делу доказательствами: показаниями свидетелей и потерпевших, показаниями подозреваемого, который в ходе допроса признал свою вину частично». Также в постановлениях указано, что в ходе обыска подозреваемого были обнаружены боеприпасы и оружие (у Магомедова – 2 гранаты, 2 запала, 60 патронов, 2 ракетницы).

Таким образом, важнейшими доказательствами вины подозреваемых являются оружие и боеприпасы, обнаруженные в их домах (родственники утверждают, что их подбросили) и «признательные показания», которые были сделаны подозреваемыми в отсутствие адвокатов, - возможно, под пытками.

Адвокат Исрафил Гадаев направил следователю ходатайство о проведении освидетельствования его подзащитного на предмет обнаружения следов и последствий пыток током. Можно ожидать аналогичных ходатайств и от других адвокатов.
Мы здесь не говорим о причастности или непричастности Ильясова, Магомедова и Исмаилова к деятельности незаконных вооруженных формирований, у ПЦ «Мемориал» нет сведений, которые бы это опровергали либо подтверждали. Однако грубые нарушения норм УПК, - то, что к ним длительное время не допускали адвокатов, то, что «признательные показания» были получены в отсутствие адвокатов, - позволяют серьезно сомневаться в обоснованности предъявленных обвинений. Разумеется, заявления о пытках и о том, что оружие было подброшено, требуют скрупулезной проверки.

Ближайшее время покажет, как следствие будет реагировать на соответствующие ходатайства адвокатов.

Отдельно следует сказать про избрание меры пресечения для Заремы Багавутдиновой. На судебном заседании, где решался этот вопрос, присутствовал член Совета ПЦ «Мемориал», член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ О.Орлов.

Судья Алиев постановил избрать меру пресечения в виде заключения под стражей сроком на два месяца. Текст постановления (стр. 1, стр. 2) почти дословно повторил ходатайство следователя Н.Б. Телевова, зачитанное прокурором. Даже беглое ознакомление с этим документом вызывает недоумение.

Багавутдинова привлечена в качестве подозреваемой по уголовному делу о нападении на полицейских в Буйнакске 30 апреля 2013 года. В постановлении кратко описана фабула этого дела. Однако связь подозреваемой с нападением никак не обозначена, кроме следующего невнятного, голословного утверждения: «Причастность подтверждается собранными по делу доказательствами: показаниями свидетелей [Не сказано - каких. - ПЦ «Мемориал»], а также иными документами [Не указано - какими. - ПЦ «Мемориал»]». Зато далее приведен целый букет других «доказательств» ее
причастности к убийству полицейских. Например, то, что Багавутдинова занимается пропагандой салафитского течения в исламе и «поддерживает дружеские и даже родственные отношения с активными членами диверсионно-террористической группы». Можно согласиться с тем, что дружить с террористами предосудительно, - но причем тут причастность к совершению конкретного преступления?!

Следователь, а за ним и судья не затрудняют себя поиском доказательств: «Следствие располагает достоверной информацией о том, что супругой главаря незаконной вооруженной группы, действующей на территории г. Буйнакск – Умарова З.У. является ее родная племянница, тем самым есть основания полагать, что Багавутдинова З.З. оказывает посильную помощь членам данной группы в их противоправной деятельности». Именно так: следователь «установил», что племянница замужем за боевиком, и этого уже достаточно, чтобы «полагать»…

Процитируем еще одно «доказательство» (пунктуация сохранена): «Следствие располагает сведениями о том, что последняя [Багавутдинова] является членом Дагестанской региональной общественной организации «Правозащита» тем самым выступая в местных средствах массовой информации, доносит до сведения общественности в искаженном виде результаты оперативно-розыскной деятельности и результаты предварительного расследования, мотивируя это беспечностью и безответственностью сотрудников правоохранительных органов Республики Дагестан, манипулируя тем
самым недостаточной юридической подкованностью населения г. Буйнакск Республики Дагестан, самонадеянно желая таким образом, подорвать Конституционный строй РФ, а вместе с тем и общепринятые нормы морали и нравственности
».

Удивительно, как подобный безграмотный бред мог подписать юрист, судья М.Г. Алиев!

В чем же все-таки подозревают Багавутдинову? В «клевете»? Но эта статья не упомянута в постановлении.

В пособничестве убийству полицейских через «подрыв норм морали и нравственности»? Однако помещая подобные утверждения в правовые документы, следствие и суд раскрывают истинные мотивы ареста Багавутдиновой – желание прекратить ее общественную деятельность.

Об этом говорила и сама подозреваемая, выступая в суде. В частности, она сообщила, что еще задолго до ее привлечения в качестве подозреваемой, у нее сложились крайне неприязненные отношения со следователем Телевовым. Это было вызвано ее публикациями в интернете. Говорила Багавутдинова ярко и напористо. Но когда судья удалялся в совещательную комнату, она вдруг совсем другим тоном тихо сказала, обращаясь к нему: «Прошу, не закрывайте меня. Ведь вранье все это».

В перерыве Багавутдинова из клетки обсуждала с сестрой, что папку из ее стола надо обязательно передать руководительнице «Правозащиты» Гульнаре Рустамовой, по всем собранным там документам и заявлениям надо продолжать работу.

Потом вернулся судья Алиев и зачитал постановление: два месяца содержания под стражей.

 С материалами по делу Багавутдиновой можно ознакомиться здесь

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Багавутдинова Зарема Зиявутдиновна родилась 18 сентября 1968 года в городе Буйнакске Республики Дагестан, член ДРОО «Правозащита», осуждена к 5 годам колонии общего режима по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.