Дагестан: «нет правосудия, если в суде нельзя говорить о пытках»

27.10.2017

Пресс-конференция в офисе ПЦ «Мемориал» в Махачкале.

24 октября 2017 года в офисе ПЦ «Мемориал» в г. Махачкале состоялась пресс-конференция, посвященная вынесению оправдательного приговора Султанхану Ибрагимову, обвиняемому в убийстве известного в Дагестане тренера по греко-римской борьбе Алисултана Омарова и ранее оправданному судом присяжных.

В пресс-конференции приняли участие: Константин Мудунов, адвокат потерпевших, Шамиль Магомедов, адвокат Султанхана Ибрагимова, дочь потерпевшего Зарема Зайнутдинова, председатель Независимого профсоюза сотрудников правоохранительных органов Дагестана Магомед Шамилов. Из представителей СМИ присутствовали корреспонденты Патимат Махмудова из интернет-издания «Кавказский узел», Идрис Юсупов из газеты «Новое дело», Зульфия Гаджиева из интернет-издания «Кавказ реалии».

Адвокат Константин Мудунов открыл пресс-конференцию сообщением, что 24 октября на основании вердикта присяжных суд вынесен оправдательный приговор. Он отметил, что в ходе этого суда произошло нерядовое событие — объединение позиций защиты и потерпевших: защита утверждала, что подсудимый полностью не виновен, и сторона обвинения в лице потерпевших была с этим полностью согласна. Очевидная невиновность Ибрагимова и солидарная позиция стороны защиты и потерпевших по делу и привело к вынесению присяжными оправдательного вердикта. Мудунов также отметил, что и на этапе предварительного следствия, и в суде следствием и судом были предприняты значительные усилия, чтобы не допустить до присяжных доказательств невиновности Ибрагимова.

Адвокат Мудунов заявил, что обвинения в отношении Султанхана Ибрагимова, полностью опровергаются видеозаписью, на которой виден убийца и который совсем не похож на Ибрагимова. Однако, отметил адвокат, полностью эту видеозапись присяжные не увидели.

По мнению адвоката Мудунова, Омаров был убит по заказу в связи с продажей принадлежавшего ему большого участка земли в центре города, однако следствие намерено пошло по ложному пути и даже не рассматривало эту версию.

Далее адвокат рассказал, что сначала следствие пыталось представить убийцей внука Алисултана Омарова, сына Заремы Зайнутдиновой. Его, по словам адвоката, похитили и пытали, даже пытались повредить ногу, чтобы он хромал также, как убийца, попавший в поле зрения видеокамеры. Но это не вышло, потому что сын Зайнутдиновой также попал в поле зрения видеокамеры, а кроме того, похитители ошиблись и вместо левой ноги, на которую хромал убийца, повредили правую. Потом, по словам адвоката, следствие пыталось обвинить в убийстве мужа Зайнутдиновой, проводили следственные эксперименты, пытаясь добиться того, чтобы его поведение соответствовало тому, что зафиксировала видеозапись, но из этого тоже ничего не вышло, и тогда только следствие остановилось на С. Ибрагимове.

Зарема Зайнутдинова подтвердила факты похищения ее сына на седьмой день после убийства и через два месяца. В первый раз его продержали день, во второй — неделю. Она также рассказала, что в ходе следствия следователь оскорблял ее, называл убийцей, убеждал ее признаться. Она опасается, что после оправдания Омарова следствие может вернуться к идее предъявить обвинения членам ее семьи.

Адвокат Шамиль Магомедов отметил, что все обвинение было построено на ложных показанияях, фальсификациях и целом ряде недопустимых доказательств. При этом, отметил адвокат, по закону он не вправе говорить в присутствии присяжных о недопустимости доказательств или о том, что подзащитный подвергался пыткам. Так, по данным следствия, Ибрагимов был задержан в Каспийске 29 марта. Сторона же защиты не могла изложить свою версию произошедшего. Ибрагимов был похищен, его пытали семь суток и заставили дать признательные показания, ему были подброшены наркотики, отвезли на окраину Каспийска и оформили задержание. На суде Ибрагимов хотел заявить об этом, но закон лишил его такой возможности. По мнению Ш. Магомедова, оправдательный вердикт не состоялся бы, если бы не твердая позиция потерпевших, выступивших против осуждения невиновного.

Далее Шамиль Магомедов рассказал о визите к нему домой сотрудника полиции. Он подчеркнул, что полицейский назвался сотрудником уголовного розыска, сказал, что проверяет некое заявление, интересовался проживающими в квартире людьми, кто и как давно владеет квартирой, куда и зачем поехал Ш. Магомедов. По его мнению, этот визит связан с оправдательным приговором С. Ибрагимову. Адвокат охарактеризовал действия полицейских как предупреждение, намеком на возможное в дальнейшем создание проблем для него и его семьи.

Отвечая на вопрос брата С. Ибрагимова, Шамиль Магомедов подтвердил, что попытка запугивания связна и с делом о пытках С. Ибрагимова, возбуждения которого добивается адвокат. В возбуждении уголовного дела постоянно отказывают, проверки по заявлениям и жалобам адвоката не проводятся, а на суд представитель прокуратуры приносит постановление, задним числом отменяющее постановление следователя об отказе в возбуждении дела — и все начинается сначала.

Отвечая на вопрос о том, привлекался ли Магомедзагир Даудов, следователь по делу Ибрагимова, за время работы к уголовной ответственности, К. Мудунов ответил, что точными данными он не располагает, но некие слухи об этом ходят. В связи с этим, отметил адвокат, возникает вопрос — почему следователь производил фальсификации? По некоторым признакам, продолжил К. Мудунов, можно прийти к выводу, что он выполнял чьи-то указания, что, возможно, свидетельствует о зависимости следователя от неких внешних сил — возможно, вследствие существования на него некоего компромата.

Корреспондент интернет-СМИ «Кавказ.реалии» Зульфия Гаджиева спросила, не считает ли адвокат, что следствие сознательно уклоняется от версии убийства, связанной с продажей земельного участка убитого.

Адвокат К.Мудунов подтвердил это предположение и добавил, что, по его мнению, существует заказчик этого убийства, влиятельный, авторитетный и уважаемый человек с большими деньгами, связанный со строительным бизнесом и заинтересованный в застройке этого участка. В строительном бизнесе республики обращаются огромные деньги, многие стройки ведутся, по мнению К Мудунова, незаконно, в криминальном бизнесе замешаны и банки, и фирмы-застройщики, и представители власти. Поступает множество жалоб от людей, обманутых при приобретении квартир, но следствие не может ничего доказать, что, по мнению адвоката, связано с тем, что представители правоохранительных органов также имеют свою выгоду в строительном бизнесе. Застройка участка, принадлежавшего А. Омарову, очень выгодна застройщику. Именно он, по мнению адвоката, «проплатил выгодный ему ход следствия».

На вопрос, будет ли, по его мнению, обжалован приговор, адвокат Мудунов ответил, что он хочет и ждет этого — он очень хочет обсудить законность действий следствия, которое представило, и прокуратуры, которая утвердила сфальсифицированное обвинительное заключение. Кроме того, отметил К. Мудунов, в связи с политической версией убийства лидера лезгинского движения «Садвал» Назима Гаджиева возникают вопросы, которые затрагивают очень серьзные интересы тех, кто у власти. Речь, по его словам, идет о южных границах Дагестана и связанных с ними интересах очень многих высокопоставленных людей.

На вопрос о возможности приобретения С. Ибрагимовым оружия у Гаджиева, Мудунов ответил, что это ничем не подтвержденная версия следствия.

«Если его обвиняют в изготовлении и продаже оружия — должен быть покупатель. Точно также, как рядом с днем есть ночь — рядом с продавцом есть покупатель. Если нет покупателя — то нет и продавца. Обвинение лепит любую нелепицу, никто не хочет задуматься, может быть такое или нет», — прокомментировал адвокат.

Отвечая на вопрос о взрыве в 2012 году, в результате которого пострадал в внук А. Омарова, З. Зайнудинова рассказала, что следствие закрыло дело, придя к выводу, что взорвалась петарда, которую своему внуку подарил сам Омаров. Однако в результате взрыва, добавил К. Мудунов, в пострадавшего попали до 30 осколков, часть из которых так и не была извлечена. И уже когда следствие попыталось обвинить в этом подрыве С. Ибрагимова, следователь обратился с просьбой извлечь оставшиеся в теле осколки, чтобы использовать их как вещественные доказательства, но родственники отказались.

Магомед Шамилов добавил, что момент похищения Султанхан Ибрагимов был членом ОНК. После первого похищения Ибрагимова выбросили избитого и после этого ОНК РД по этому поводу обращалась с заявлением в самые разные структуры, но реакции не было. После второго похищения Султанхана Ибрагимова искали целую неделю и нашли в Каспийске, но членов ОНК к нему не пустили. Через день С. Ибрагимов появился в СИЗО, он был сильно был избит. Его привязывали к стулу, прыгали на нем, в руку совали пистолеты, чтобы остались отпечатки. Затем, избитого, его доставили в СИЗО, а потом в суд. Он был в невменяемом состоянии, нас не узнавал. Но судья Абдулгапуров сказал, что «бумаги оформлены правильно», не обратив на состояние Ибрагимова никакого внимания. Уже в СИЗО медицинское освидетельствование выявило, что у него три сломанных ребра.

«То, что сегодня этот процесс выигран — это чудо и блестящая победа адвоката, — отметил М. Шамилов. — Нам сегодня нужно биться за многих — rонвеером идут люди в тюрьмы. Этот суд присяжных надо изменить. Судья в нем то и дело говорит: „Уважаемые присяжные, не берите во внимание“. Нет правосудия, если в суде нельзя говорить о пытках».