Дагестан: на семью оказывают давление из-за родственника, ушедшего "в лес"

25.05.2010

К сотруднику ПЦ "Мемориал" в г. Кизляр Республики Дагестан обратилась местная жительница Асият Магомедрасулова. Она просила помочь найти ее сына, Магомеда Гаджиева, 1985 г.р., и мужа, Хайбулу Гаджиева, и защитить их законные права.Проблемы семьи Асият связаны с тем, что ее сын Пахрудин, 1982 г.р.,

К сотруднику ПЦ "Мемориал" в г. Кизляр Республики Дагестан обратилась местная жительница Асият Магомедрасулова. Она просила помочь найти ее сына, Магомеда Гаджиева, 1985 г.р., и мужа, Хайбулу Гаджиева, и защитить их законные права.

Проблемы семьи Асият связаны с тем, что ее сын Пахрудин, 1982 г.р., ушел "в лес" к боевикам.

По словам Магомедрасуловой, случилось это в начале июня 2009 года. Пахрудин с двоюродным братом ехал на машине из Хасавюрта, где они были в больнице, навещали беременную жену брата. По дороге в село Карл Маркс (Кизлярский район, 20 км от г. Кизляр) их остановил мужчина и попросил его подвезти. Через какое-то время на трассе машину задержал сотрудник ГИБДД. Он стал проверять документы, осмотрел багажник машины. Подсевший по дороге пассажир* выхватил оружие и выстрелил в сотрудника ГИБДД.

После этого происшествия, по словам Магомедрасуловой, правоохранительные органы начали разыскивать Пахрудина как сообщника убийцы, и он вынужден был убежать из дома. Как говорят сотрудники ОВД Кизлярского района, он скрывается в лесу.

С тех пор в течение года в доме Гаджиевых постоянно проводятся обыски. При этом сотрудники РОВД не предъявляют никаких постановлений, а после обыска не составляют протокол. В доме все переворачивают вверх дном и уходят.

7 мая 2010 года в доме был проведен очередной обыск. Асият там не было: утром она ушла на рынок; телефон забыла дома. Вечером, после закрытия рынка, Асият уехала в село Краснооктябрьское за зеленью (зелень она покупает для перепродажи на рынке) и осталась там. Оттуда Асият позвонила домой около 23:00. Муж сказал, что у них гости. Асият решила, что это соседи, и не придала словам Хайбулы большого значения.

Утром следующего дня она, не заходя домой, пошла на рынок. Там ее соседки, Сидрат и Айзанат Магомедовы, рассказали, что сотрудники милиции проводили в доме Асият обыск, а мужа забрали и увезли. Сидрат и Айзанат привлекали в качестве понятых. По словам Магомедовых, в доме было много сотрудников в масках и гражданских лиц.

Асият сразу стала звонить мужу и сыну Магомеду, но телефоны обоих были выключены.

Тогда Магомедрасулова пошла в Кизлярский РОВД. Она пыталась узнать, где находятся ее муж и сын. Дежурный сказал, что Хайбула Гаджиев находится в ОВД, а забрали его, потому что он был пьян. Когда Магомедрасулова заявила, что ее муж вообще не пьет, другой сотрудник сказал, что его забрали за драку.

Вечером, около 21:00, Асият издалека увидела мужа около районного отдела милиции. Ей сказали, что Хайбулу ведут в мировой суд. Магомедрасулова сразу поехала туда, но в суде никого не было. Тогда она направилась в отдел по борьбе с организованной преступностью и попыталась там выяснить, почему забрали ее мужа. Сотрудник отдела Муху Умаров (или Омаров) сказал, что Хайбулу скоро отпустят, и подтвердил, что в задержании участвовали и сотрудники их отдела. На вопрос Магомедрасуловой, где находится ее сын, Умаров ответил, что Магомеда доставили в Махачкалу; туда же отвезли и телефоны, изъятые у них дома при обыске.

В здании УБОП Магомедрасулова услышала разговор находившихся рядом мужчины и женщины. У мужчины был похищен брат, у женщины – сын. Асият  расспросила их о похищениях и выяснила, что оба похищенных – студенты кизлярского филиала Санкт-Петербургского экономического университета. Сын Асият Магомед тоже учится в этом вузе. Мужчина позвонил куда-то и выяснил, что Магомед Хайбулаевич Гаджиев, 1985 г.р., был похищен вместе с этими двумя студентами.

Позже стали известны подробности происшествия. Около 17:00 четверо молодых людей — сын и брат разговаривавших в УБОПе мужчны и женщины, Магомед Гаджиев и Салават Исмаилов, 1987 г.р., – вышли из университета. Неподалеку стояли три-четыре легковые машины, в том числе ВАЗ-2110, забитые людьми. Когда студенты прошли квартал, к ним подъехала "Газель". Из легковых машин и "Газели" выскочили неизвестные в масках. Они бросили молодых людей на землю, избили их дубинками, потом затолкали в "Газель", заставили там лечь на пол и увезли в Махачкалу. Всем надели на руки пластмассовые браслеты.

Молодых людей привезли в Следственный комитет Следственного управления при Прокуратуре РФ по РД (находится в Махачкале на ул. Шамиля). До четырех утра их по одному допрашивали, избивали, пытали электрошоком. Одному из задержанных перебили переносицу. У сотрудника был в руках мобильный телефон. Избивавшие требовали, чтобы кто-нибудь из молодых людей признался, что это его телефон.

Позже стало известно, что в Следственный комитет поступила "непонятная", по словам родственников, характеристика на молодых людей, написанная, скорее всего, местным участковым. Участковый работает недавно, поэтому мало знает о молодых людях. Возможно, характеристику сфальсифицировали уже в Махачкале.

Магомеда Гаджиева много спрашивали про брата Пахрудина — где он находится, общается ли с семьей, видятся ли они и т.п. Магомед рассказал, что после исчезновения Пахрудина он видел его дважды, когда тот приходил домой. Никто больше Пахрудина не видел: тот вызывал Магомеда и встречался с ним один на один. Пахрудин рассказывал, что скрывается в лесу с двоюродным братом (с тем, с которым в начале июня 2009 года ехал из Хасавюрта — см. выше) и боится возвращаться домой. В Кизляре недавно убили участкового. По словам родственников, в убийстве подозревают Пахрудина.

Магомеда пытались обвинить в подготовке теракта в Кизляре 9 мая. Грозили применить статью 100 (амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра) УК РФ.

Дома всех четверых задержанных обыскивали; изъяли телефоны и компьютеры. Позже Асият вместо ее телефона милиционеры выдали другой аппарат, с новой сим-картой. Вероятно, телефон прослушивают.

Впоследствии сына и брата разговаривавших в УБОПе мужчины и женщины отпустили. Они очень напуганы и отказываются говорить о задержании. Большую часть информации удалось получить от Магомеда Гаджиева, который был отпущен 21 мая (см. ниже).

Салават Исмаилов до сих пор находится под стражей. Скорее всего, его заставили признаться, что телефон, который был в руках у сотрудника Следственного комитета на допросе в первую ночь задержания, принадлежит ему. Суд состоится 7-8 июня. Есть опасения, что к Салавату могут применить принудительное лечение у психиатра — тогда его смогут заставить подписать любые документы и взять на себя ответственность за любые преступления.  

У Исмаилова старая больная мать. Она живет в горах и, возможно, даже не знает, что ее сын находится в ИВС. Брат Исмаилова работает преподавателем в сельской школе.

В университете Гаджиева, Исмаилова и двух других молодых людей характеризуют положительно.

Между тем Асият Магомедрасулова продолжала искать мужа. Выяснилось, что он содержится в Кизлярском РОВД и ему назначили наказание за неповиновение распоряжению милиционера – административный арест на десять суток. 17 мая Асият при помощи юриста ПЦ "Мемориал" написала апелляционную жалобу. Жалобу сразу же рассмотрели. Около 23:00 Хайбулу Гаджиева отпустили. Из ОВД он ушел только на следующий день утром, потому что ночью не на чем было добраться до дома. Судья, выносивший постановление об избрании меры пресечения, в присутствии юриста ПЦ "Мемориал" сказал Магомедрасуловой: "Пусть ваш сын, который скрывается, сам придет в РОВД, и у вас не будет никаких проблем. Это же все из-за него". Когда Магомедрасулова пошла делать доверенность на юриста "Мемориала", в дежурной части РОВД ее осыпали оскорблениями. "Всех вас, приехавших из Чечни (члены семьи Магомедрасуловых — вынужденные переселенцы из села Бороздиновской Чеченской Республики. – ПЦ «Мемориал»), надо перестрелять", – говорили ей.

Освобожденный Хайбула Гаджиев рассказал, что его пытались заставить подписать документ о том, что у него дома хранится оружие. Расспрашивали про сына Пахрудина. Когда Хайбула отказался ставить подпись, его отправили в мировой суд и осудили по ст. 19.3 КоАП РФ – за неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции. Хайбула Гаджиев – учитель начальных классов, инвалид по зрению. Во время задержания и допроса он испытал сильный шок и находится в стрессовом состоянии.

Магомеда Гаджиева обнаружили в ИВС г. Махачкалы. По словам его адвоката, Зиявутдина Увайсова, Магомеда пытали электрошоком; на руках молодого человека были небольшие следы ожогов, которые быстро сошли. Следов от побоев на теле нет. Юрист ПЦ "Мемориал" встретилась с Арсеном Гаджибековым — следователем при Следственном комитете Следственного управления при Прокуратуре РФ в Дагестане, который ведет дело Гаджиева. Он рассказал, что Гаджиева проверяют на причастность к совершению преступлений, предусмотренных статьями 205 (террористический акт) и 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) УК РФ. Вместе с Гаджиевым содержался еще один студент того же вуза, Салават Исмаилов. Следователь сообщил юристу "Мемориала", что у них есть какие-то материалы, доказывающие виновность Исмаилова. В отношении Гаджиева таких материалов нет, поэтому его подержат месяц и отпустят, так как при обвинении по таким тяжелым статьям УК РФ, как 205 и 317, следственные органы могут держать подозреваемого под стражей месяц.

Ранее, 3 апреля 2010 года, Гаджи Гаджиева, самого младшего сына Магомедрасуловой, учащегося пятого класса средней школы №3 г. Кизляра, милиционеры забрали в отдел, когда он шел домой. Об этом Асият сообщили по телефону. Она приехала в Кизлярский РОВД и там нашла мальчика. Сына продержали три-четыре часа, опрашивали. Норма, что несовершеннолетнего должны опрашивать в присутствии  родителей или учителей, соблюдена не была. Как позже выяснилось, Гаджи спрашивали, сколько мать получает денег, чем занимается отец, приносит ли его брат Пахрудин деньги, получает ли мать сообщения от него. Гаджи также расспрашивали о старшем брате Курамагомеде, который живет в Москве. Магомедрасулова написала жалобу в РОВД о том, что ее сына незаконно доставляли в милицию. Жалобу отказались даже зарегистрировать.

По словам Магомедрасуловой, в Москве, в квартире Курамагомеда, 1980 г.р., милиционеры постоянно проводят обыски, не предоставляя при этом никаких постановлений. Из-за этого от Курамагомеда ушла жена.

* По словам родственников, через некоторое время пассажира пытались задержать. Его выследили, полностью расстреляли машину, даже не пытаясь остановить ее.