Члены «Хизб ут-Тахрир» из Башкортостана признаны политзаключенными

10.06.2014

Правозащитный Центр «Мемориал» считает политзаключенными жителей Башкирии Айдара Гарифьянова, Евгения Кулагина, Расима Сатаева и Алексея Хамадеева, обвиняемых в причастности к запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» по ч. 1 ст. 30, ст. 278 (приготовление к действиям, направленным на

Правозащитный Центр «Мемориал» считает политзаключенными жителей Башкирии Айдара Гарифьянова, Евгения Кулагина, Расима Сатаева и Алексея Хамадеева, обвиняемых в причастности к запрещенной организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» по ч. 1 ст. 30, ст. 278 (приготовление к действиям, направленным на насильственный захват власти, а равно на насильственное изменение конституционного строя), ч. 1 ст. 282.2 (организация деятельности экстремистской организации) УК РФ. Все они с 26 августа 2013 года находятся под стражей. До этого они уже находились под стражей в связи с обвинением по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ с 5 ноября 2012 года по 6 марта 2013 года и были освобождены в связи с изменениями в УПК РФ.

Анализ текста постановления о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ позволяет с уверенностью говорить, что в совершении этого преступления Гарифьянов, Кулагин, Сатаев и Хамадеев невиновны. Обвинение основывается исключительно на не подкрепленных фактами декларациях или на сомнительной экспертизе широко известных текстов «Хизб ут-Тахрир», ранее фигурировавших в десятках уголовных дел в России, причем текстов, написанных главным образом на Ближнем Востоке еще в период существования СССР. Речь идет не о раскрытии некого реально существовавшего исламистского заговора, а, как ранее в рамках «Челябинского дела», о новой интерпретации старых текстов и о неправомерной оценке обычной политической и религиозной деятельности в качестве экстремистской. Эта группа не только не располагала оружием и взрывчатыми веществами, но и не предпринимала каких-либо действий с целью их приобретения. Не было у башкирских сторонников «Хизб ут-Тахрир» и разработанных планов по захвату государственной власти на территории Российской Федерации или ее части, планов нападения на государственные
учреждения или устойчивого внешнего финансирования.

Обвиняемым не инкриминируются действия, которые позволяли бы говорить о том, что они осуществляли террористическую деятельность или подготовку к ней. Основанием для обвинения является сам факт принадлежности к «Хизб ут-Тахрир». В материалах дела «Хизб ут-Тахрир» упоминается как «международная террористическая организация», именно в таком качестве она была запрещена Верховным Судом (ВС) Российской Федерации 4 февраля 2003 года. Однако ни в этом решении ВС, ни в материалах уголовных дел, которые расследовали в России и странах СНГ, нет конкретных
фактов, свидетельствующих о террористической или какой-либо насильственной деятельности организации.

Несмотря на то, что «Хизб ут-Тахрир» не разделяет идеи демократии и прав человека, в подавляющем большинстве демократических государств Западной Европы и Северной Америки уголовных дел в связи с членством в ней нет. Не существует также данных о причастности «Хизб ут-Тахрир» к деятельности джихадистских групп в Европе или на Ближнем Востоке. Более того, организация подвергается критике со стороны радикалов за «уклонение от джихада».

Что касается обвинения по ч. 1 ст. 282.2 УК РФ, то, с нашей точки зрения, запрет «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами») в 2003 году является необоснованным и незаконным. В частности, ходатайство прокуратуры было рассмотрено ВС на закрытом заседании, точка зрения представителей организации озвучена не была. Текст решения о запрете не публиковался и не был доступен на протяжении двух лет. Это решение ВС по гражданскому делу фактически предопределяло вопрос о виновности по уголовным делам в отношении обвиняемых в принадлежности к «Хизб ут-Тахрир» по многочисленным уголовным делам 2004-2013 годов по ст. 282.2 УК РФ. Вынесение этого запрета стало серьезным нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Обстоятельства преследования позволяют полагать, что лишение свободы Гарифьянова, Кулагина, Сатаева и Хамадеева было применено исключительно из-за их политических и религиозных или иных убеждений, а также в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, совести и религии, свободы выражения мнений и информации в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.
ПЦ «Мемориал» считает Гарифьянова, Кулагина, Сатаева и Хамадеева политическими заключенными, требует немедленно освободить их из-под стражи и прекратить уголовное преследование.

Признание лица политзаключенным не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключенными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Более подробная информация размещена на сайте ПЦ «Мемориал».

Программа: Поддержка политзеков
Программа: Преследования мусульман
Жители Республики Башкортостан Гарифьянов Айдар Ралифович 1976 г. рожд.,Кулагин Евгений Игоревич 1981 г. рожд., Сатаев Расим Радикович 1988 г.