Чечня: Следственный комитет и прокуратура расписались в собственном бессилии

16.06.2011

20 апреля 2011 года в пресс-центре «Интерфакса» прошла пресс-конференция «Чеченская Республика: Следственный комитет и прокуратура расписались в собственном бессилии».Правозащитные организации уже много писали о саботаже расследования тех преступлений, в совершении которых есть основания

20 апреля 2011 года в пресс-центре «Интерфакса» прошла пресс-конференция «Чеченская Республика: Следственный комитет и прокуратура расписались в собственном бессилии».

Правозащитные организации уже много писали о саботаже расследования тех преступлений, в совершении которых есть основания подозревать представителей государственных силовых ведомств Чеченской Республики. Этому был посвящён и доклад Правозащитного центра «Мемориал» «Механизмы безнаказанности на Северном Кавказе (2009-2010 гг.) - как они работают?», выпущенный летом прошлого года. С этим же столкнулись и Сводные мобильные группы правозащитных организаций в Чечне, начавшие работать с ноября 2009 года под председательством Игоря Каляпина. Сформированные для получения «достоверной и проверенной информации о нарушениях прав человека в Чеченской Республике», а также для «выявления причин неэффективного расследования фактов пыток и похищений в Чечне следственными органами при прокуратуре», группы сразу же столкнулись с тем, что во многих случаях исчезновений, похищений, пыток, фальсификаций уголовных дел «следственные органы фактически лишены возможности расследовать дела»: сотрудники внутренних органов систематически не выполняют поручения следователей, сами следователи обычно не проявляют энтузиазма в расследовании преступлений, к которым предположительно причастны сотрудники правоохранительных органов, а руководство следственных органов неспособно исправить сложившуюся ситуацию (изложено в справке «Комитета против пыток», составленной 4 февраля 2010 года, и включающей в себя обощения о ситуации и конкретные примеры - дела Заремы Гайсановой, Саида-Салеха Ибрагимова, Апти Зайналова, Ислама Умарпашаева, Абдул-Язита Асхабова, Зубайра Идрисова; текст справки был растространён на пресс-конференции).

И вот теперь в руках у правозащитников есть официальные документы из органов Следственного комитета (СК) и прокуратуры о том, что МВД ЧР откровенно саботирует расследование подобных преступлений. О том, что органы СК и прокуратуры бессильны и не могут (и не хотят) найти преступников, наказать виновных, защитить права потерпевших, теперь говорят уже не правозащитники, а руководители СК и прокуратуры ЧР.

В письме министру внутренних дел ЧР Р. Алханову от 17 августа 2010 года руководитель Следственного комитета по ЧР генерал В. Леденёв в частности пишет, что в органы МВД по ЧР «направлялись запросы и поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, а также напоминания об их исполнении». Однако «указанные обращения остались без соответствующего реагирования». Он пишет, что «указанные факты свидетельствуют о низкой организации работы и формальном подходе сотрудников МВД по ЧР при выполнении поручений следователей... что негативно сказывается на раскрытии и расследовании тяжких и особо тяжкий преступлений».

Прокуратура ЧР в свою очередь возлагает ответственность за нерасследование преступлений, совершённых представителями правоохранительных органов Чечни, на СК, а по сути дела расписывается в собственном бессилии. Так, заместитель прокурора ЧР Н. Хабаров в ответе «Комитету против пыток» от 31 марта 2011 года, сообщает: «... Органами следствия своевременно не проводятся неотложные следственные действия, не организовано надлежащее взаимодействие с оперативными службами в целях раскрытия преступлений. Ведомственный контроль за расследованием уголовных дел со стороны руководства Следственного комитета фактически не осуществляется. Конкретных мер к устранению выявленных нарушений закона, на которые указывается органами прокуратуры, не принимается. Виновные лица, допускающие нарушения закона, неэффективное расследование к установленной ответственности не привлекаются. Имеют место факты укрытия преступлений, связанных с похищениями граждан, непосредственно самими следователями СУ СК РФ по ЧР... В результате несвоевременного возбуждения уголовных дел, ненаступательности и неактивности расследования, виновные лица скрываются, местонахождение потерпевших не устанавливается».

В связи с тем, что органы СК и прокуратуры не способны обеспечить расследование преступлений, совершаемых правоохранительными органами ЧР, пять правозащитных организаций (четыре российских - «Комитет против пыток», «Мемориал», «Гражданское содействие», «Московская Хельсинкская группа» – и одна международная - «Human Rights Watch») обращаются к президенту РФ Дмитрию Медведеву и требуют «принять исчерпывающие меры для обеспечения законности на территории Чеченской Республики»: «До настоящего момента наши организации вели активное взаимодействие с органами прокуратуры и следственного комитета в надежде добиться эффективного расследования конкретных дел о похищениях людей в Чечне, освобождения похищенных лиц и привлечения виновных к установленной законом ответственности. Однако цитируемые выше документы демонстрируют системный саботаж со стороны республиканских органов внутренних дел и неспособность следственного комитета исполнять свои непосредственные обязанности по расследованию преступлений» (текст письма).

Открывавший пресс-конференцию Олег Орлов, председатель Совета ПЦ «Мемориал», отметил, что достижение мира и стабильности на Северном Кавказе невозможно без соблюдения прав человека. Он упомянул о резолюции Европарламента «О верховенстве закона в РФ», принятой 22 июня 2010 года и дающей критическую оценку ситцуаии с правами человека в Чеченской Республике. По словам Орлова, за эту резолюцию, в отличие от предыдущих на ту же или подобную тему, проголосовала и российская делегация. Это дало надежду на то, что политика властей на Северном Кавказе изменится, однако надежда не оправдалась.

Игорь Каляпин, председатель «Комитета против пыток», координатор Сводных мобильных групп (СМГ) правозащитных организаций в Чечне, рассказал о том, что подготовленная им справка была направлена в государственные органы, которые оттуда направили её прокуратуру ЧР. Полученный оттуда ответ, а также письмо главы СК позволили ему заявить на пресс-конференции, что он сам, как правозащитник со стажем, не мог бы дать «более жёсткой и трагичной оценки» ситуации в Чечне. Каляпин также сообщил, что прямо накануне пресс-конференции он узнал, что в Следственном комитете началась проверка с целью выяснить, каким образом письмо главы СК попал в руки правозащитников. Каляпин с сожалением констатировал, что представителей прокуратуры и СК «напрягает только то, что это стало достоянием гласности», а не то, что система правосудия, по сути, не работает. Каляпин не видит, что в этой ситуации могут сделать профессиональные юристы-правозащитники. «Мы можем только ставить диагноз», - сказал Каляпин.

Татьяна Локшина, исследователь по России «Human Rights Watch», отдав должное представителям СМГ как людям, «пытающимся заставить работать правоохранительную систему России», сказала, что, когда органы СК и прокуратуры «расписываются в собственном бессилии», правозащитники могут только требовать от президента страны вмешательства в вопиющую ситуацию. Локшина напомнила о встрече президента с представителями неправительственных организаций по вопросам Северного Кавказа, прошедшей 19 мая 2010 года. Тогда президент заслушал обширные доклады о проблемах региона, обещал изучить их и дать президентские поручения для разрешения ситуации. Однако прошло уже 11 месяцев, сетует Локшина, а изменений нет, наоборот, органы СК и прокуратуры в письменном виде признали, что преступления не расследуются. Единственное, что было сделано, по мнению Локшиной, - был создан Общественный совет при полпреде президента в СКФО А. Хлопонине. Из московских правозащитников в него была приглашена только Людмила Михайловна Алексеева, председатель МХГ.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, сообщила, что в этот Общественный совет из московских правозащитников, занимающихся вопросами Северного Кавказа, вошли лишь она сама и Светлана Ганнушкина («Гражданское содействие», «Мемориал», Совет при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека). При этом туда не включили ни одного из тех северокавказских правозащитников, которые встречались с президентом России 19 мая 2010 года. На первом заседании этого Совета лишь Алексеева и Ганнушкина говорили о болезненных проблемах похищений людей и бессудных казней. На следующее заседание Совета Алексеева не поехала.

Отвечая на вопрос журналиста о реальных действиях, которых правозащитники ждут от президента, Локшина сказала, что он обязан вмешаться в сложившуюся ситуацию. Олег Орлов конкретизировал: «Нам известно, что ряд уголовных дел по фактам убийств и похищений практически расследован. Осталось либо предъявить обвинения конкретным должностным лицам, либо провести завершающие следственные действия. Органы Следственного комитета не рискуют это делать без указания сверху. У президента России есть все определённые Конституцией и законом возможности добиться того, чтобы расследование подобных уголовных дел в Чеченской Республике, да и на всём Северном Кавказе, сдвинулось с мёртвой точки. Мы требуем этого от президента». По словам Орлова, дела расследованы, осталось только предъявить обвинения и судить виновных, а этого не делается.

Поделиться: