Чечня: много лет бывшая грозненка не может восстановить свое право на жилье

26.02.2016

Судья намеренно затягивает вынесение решения по делу.

Более полутора лет назад Правозащитный центр «Мемориал» сообщал, что Заводской районный суд Грозного признал за бывшей грозненкой Людмилой Станишевской право собственности на жилье, которое было незаконно захвачено во время Второй чеченской войны чужими для нее людьми.

Впрочем, как мы тогда писали, даже в случае вступления в право собственности на квартиру, семья Станишевских едва ли вернется в Чеченскую Республику. Но они смогут продать жилье там и приобрести новое в другом месте. Только после этого можно будет сказать, что справедливость восторжествовала, а дело Станишевской благополучно закончилось. Сегодня мы с сожалением констатируем: право отнюдь не торжествует, дело пошло по очередному кругу. 18 февраля 2016 года судья Заводского районного суда Ахмед Сайд-Ахмедович Имаев «по вновь открывшимся обстоятельствам» отменил решение, вынесенное в пользу Станишевской 29 мая 2014 года.

Работа по делу началась 1 февраля 2012 года, когда к правозащитникам (в Комитет «Гражданское содействие» и «Мемориал») обратился Валерий Станишевский. Он рассказал о семье своего брата Анатолия, военнослужащего, женатого на коренной грозненке, Людмиле. До 1999 года супруги с дочерью Олесей жили в собственной квартире в доме № 5 на улице Розы Люксембург. Квартира была приватизирована в 1993 году. Правоустанавливающие документы у Станишевских сохранились.

Во время Первой чеченской войны, в ходе бомбежки Грозного, Олеся была ранена, соседская чеченская семья помогла вывезти девочку в госпиталь. В 1995 году Станишевские уехали в Белоруссию к родителям Анатолия. После окончания военных действий они вернулись в Грозный и восстановили свою разрушенную квартиру.

В ноябре 1999 года, когда уже началась Вторая чеченская война, но Грозный еще находился под контролем сил Чеченской Республики Ичкерия, в квартиру Станишевских, взломав дверь, ворвались вооруженные люди в масках. Они забрали все имущество, Людмилу и Анатолия связали, избили, а Олесю увели с собой, потребовав за нее 10 000 долларов. Таких денег у родителей не было.

Похитители отвезли девушку на окраину города и оставили под охраной в каком-то частном доме. Когда охранник пошел спать, Олесе удалось найти ключи, открыть дверь и выйти из дома. Пройдя несколько кварталов, она увидела незнакомого ей человека, который стоял рядом с машиной. Девушка рассказала ему о случившемся и попросила о помощи. Этот человек (как выяснилось, местный житель, чеченец) отвез ее к своим родителям, а потом вывез в Краснодар. Людмиле и Анатолию Станишевским об этом дали знать, они собрали остатки имущества и поехали вслед за дочерью.

После того, как Станишевские покинули Чечню, квартиру заняли какие-то люди. Они вели себя вызывающе, угрожали знакомым Станишевских из-за того, что те интересовались судьбой квартиры.

Занявшись этим делом, правозащитники выяснили, что квартира Станишевских числится за некоей Табаркой Кагировой.

Процесс по оспариванию права собственности на квартиру на улице Розы Люксембург тянулся с августа 2012 года по конец мая 2014 года (см. «Как в Грозном решаются вопросы о праве собственности на квартиры»; «Чечня: ответчик в деле Станишевской потребовала повторную экспертизу документов»).

В конце сентября 2012 года домой к юристу «Мемориала» Султану Тельхигову приехали двое вооруженных мужчин, которые представились родственниками Кагировой (по внешнему виду было очевидно, что они сотрудники силовых структур). Они начали выяснять, какие лично у Тельхигова претензии к этой квартире. Юрист объяснил им, что представляет интересы Станишевской по соглашению с ПЦ «Мемориал».

Осенью-зимой 2012 года и в начале 2013 года судебные слушания много раз откладывались и переносились-либо не являлась ответчик, либо «важные свидетели» с ее стороны. Наконец, 14 февраля 2013 года было вынесено заочное решение: исковые требования Людмилы Станишевской были полностью удовлетворены. Но в конце марта это решение было отменено, а дело передано на новое рассмотрение другому судье, хотя оснований для смены судьи не было.

Новый судья рассматривал дело, мягко говоря, странно. Юриста «Мемориала» не извещали о датах заседаний. В апреле 2013 года Тельхигову стало известно, что суд вынес решение оставить исковое заявление Станишевской без рассмотрения, так как «истец и его представитель не явились на слушание». По ходатайству Тельхигова это решение было отменено, и в мае 2013 года дело начало рассматриваться по третьему кругу.

Потребовался еще год для того, чтобы суд вынес решение в пользу законной владелицы жилья — Людмилы Станишевской. За это время Кагирова подавала встречный иск, суд привлекал к участию в деле Департамент жилищной политики Грозного, сотрудники которого неоднократно не являлись на заседания. Суд дважды направлял на экспертизу документы Станишевской о праве собственности на квартиру.

29 мая 2014 года суд вынес решение в пользу Людмилы Станишевской.

Ответчик Кагирова обжаловала это решение в апелляционной инстанции и в судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. 18 сентября 2014 года решение в пользу Станишевской было оставлено в силе.

Однако на этом ее мытарства не закончились.

Кагирова не хотела исполнять решение суда и не выезжала из квартиры.

После ее отказа добровольно освободить жилье в июне 2015 года Тельхигов подал иск о выселении ответчика из жилого помещения. И началась откровенная судебная волокита: иски необоснованно оставляли без рассмотрения, вынесение решение затягивалось.

8 сентября 2015 года Заводской районный суд оставил иск без рассмотрения, объяснив такое решение тем, что полномочия представителя были оформлены ненадлежащим образом.

7 октября 2015 года дело было возобновлено, и слушание назначили на 13 октября. Однако ответчик не явилась и слушание не состоялось. При этом суд не назначил дату нового заседания.

В последующем исковое заявление вновь было оставлено без рассмотрения из-за неявки сторон.

В ноябре 2015 года Тельхигов подал ходатайство с просьбой отменить определение об оставлении заявления без рассмотрения. 27 ноября 2015 года суд вернул ходатайство юристу; он подал его снова, и 20 января 2016 года Заводской районный суд возобновил производство по делу. Слушание было назначено на 10 февраля.

Одновременно Табарка Кагирова подала заявление об отмене решения суда от 29 мая 2014 года «по вновь открывшимся обстоятельствам».

18 февраля 2016 года судья Заводского района суда Имаев отменил решение в пользу Станишевской на основании заявления ответчика о том, что квартира в доме на ул. Розы Люксембург якобы была ранее приватизирована А. И. Вишняковой (бабушкой Станишевской).

В чем же тут «вновь открывшиеся обстоятельства»?!

Доводы Кагировой о том, что истинной хозяйкой квартиры была Вишнякова (уже умершая к моменту судебного процесса), о том, что Кагирова якобы выкупила у нее эту квартиру, были предметами разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций. Их также рассматривала судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ. Суды признали эти доводы несостоятельными.

Не было никаких оснований считать попытку вернуть суд к повторному рассмотрению того же самого вопроса «вновь открывшимися обстоятельствами».

Представитель Станишевской направил в Заводской районный суд возражение на это заявление Кагировой. Суд эти возражения проигнорировал.

Очевидно, судья Имаев намеренно затягивает дело Станишевской, необоснованно оставляя исковые заявления без рассмотрения.

Представитель Станишевской намерен обжаловать определение судьи Заводского района суда Грозного Имаева об отмене по вновь открывшимся обстоятельствам вынесенного в пользу Станишевской решения суда от 29 мая 2014 года.