«Чеченизация» России – похищения и исчезновения людей в московском регионе»

28.01.2011

Похищения и насильственные исчезновения людей в течение последних десяти лет стали одной из распространенных форм грубейших нарушений прав человека на Северном Кавказе. Сейчас ПЦ «Мемориал» с тревогой наблюдает, как практика насильственных «исчезновений» все больше распространяется с территории

Похищения и насильственные исчезновения людей в течение последних десяти лет стали одной из распространенных форм грубейших нарушений прав человека на Северном Кавказе. Сейчас ПЦ «Мемориал» с тревогой наблюдает, как практика насильственных «исчезновений» все больше распространяется с территории Северного Кавказа на остальную Россию, в том числе на территорию Москвы и Московской области. Обстоятельства подавляющей части похищений ясно указывают на причастность к их совершению сотрудников государственных ведомств.

Использование незаконных методов ставит под сомнение результаты «расследований» и открывает широкие возможности для фальсификаций уголовных дел.

Неудавшееся похищение Наби Султанова

Наби Султанов, гражданин Узбекистана, в марте 2008 году прибыл в Россию на заработки. В июне 2008 года МВД Узбекистана привлекло Султанова как обвиняемого в уголовном деле о якобы совершенном посягательстве на конституционный строй Узбекистана. Власти Узбекистана направили в Россию запрос об экстрадиции, на его основании Наби Султанов был задержан и заключен под стражу. Сразу после решения об экстрадиции Европейский Суд по жалобе Султанова применил правило 39 Регламента, согласно которому российским властям было предписано не экстрадировать заявителя до дальнейших указаний Суда. По истечении максимального срока содержания под стражей после ряда жалоб в органы прокуратуры и суд в апреле 2010г. Наби Султанов был отпущен под подписку о невыезде.

Однако 14 сентября 2010 г. Султанов был задержан сотрудниками милиции г. Кубинка Одинцовского района Московской области как лицо, находящееся в межгосударственном розыске. Султанов связался со своим представителем в Европейском Суде Еленой Рябининой, которая подробно ознакомила сотрудников о/м Кубинка с положением ее доверителя. Однако он был доставлен в Одинцовскую прокуратуру, куда к нему 15 сентября не был допущен его адвокат Роза Магомедова. В международном отделе Генеральной прокуратуры через контактное лицо нам разъяснили, что «с Наби Султановым проводятся действия, не требующие присутствия адвоката».

Из реального опасения, что, как и многих других, Султанов будет незаконно вывезен в Узбекистан, 16 сентября адвокат Магомедова пришла встречать своего подзащитного к окончанию допустимых 48 часов задержания. После многочасового ожидания адвокат Магомедова узнала, что её подзащитный освобожден и выпущен через другой выход. В последствии оказалось, что в 22.10 Султанов действительно был выпущен из Одинцовской ИВС, а в 22.15, т.е. через пять минут, был доставлен в Одинцовское ОВД, находящееся в том же здании, якобы «после проверки документов».

Комитет «Гражданское содействие» направил десятки обращений в различные инстанции. Уполномоченный по правам человека в РФ В.П. Лукин разговаривал с прокурором Московской области А.М. Моховым. Наконец, 17 сентября Наби Султанова отпустили без составления протокола и без всяких объяснений. По чеченскому образцу его вывезли на заправочную станцию около станции метро «Молодежная», при чем сделал это С.С. Минеев лично – помощник прокурора Одинцовской прокуратуры.

Из ответа прокуратуры по г. Москве мы узнали, что порученная Генеральной прокуратурой проверка ими по данному факту беззакония попросту не проводилась «в связи с отсутствием нарушения закона». В данный момент мы ожидаем ответа от Генерального прокурора на вопрос: «Как можно было установить, что закон не нарушался без проведения проверки?»

Пропавший в Москве узбек обнаружен в тюрьме на родине

Выходец из Узбекистана. Санджарбек Сатвалдиев въехал в Россию в 2007 году и по упрощенной процедуре получил гражданство Российской Федерации.

15 сентября 2010 года в г. Москве на ул. Загородное шоссе были задержаны четверо узбеков, в их числе Санджарбек. Задержанных посадили в микроавтобус и вывезли в район Ярославского шоссе, где машина простояла около 5 часов. За это время в микроавтобусе появились два сотрудника из Узбекистана, которые, отметив что-то в своем ноутбуке, быстро вышли. Через время троих задержанных отпустили, а Санджарбека Сатвалдиева посадили в отельную машину и увезли в неизвестном направлении. Со слов отпущенных, стало ясно, что задержание проводили иногородние сотрудники, которые плохо ориентировались в Москве.

17 сентября родственники Сатвалдиева обратились в ОВД района Донской, где им сказали, что об этом задержании ничего не знают. Родственники обратились в Комитет «Гражданское содействие», после чего в Генеральную прокуратуру, в прокуратуру и ГУВД г. Москвы были направлены запросы. Только после дополнительных напоминаний в ноябре из прокуратуры пришел ответ: по факту похищения человека возбуждено уголовное дело.

В декабре в Комитет «Гражданское содействие» пришел брат Сатвалдиева и сообщил, что в конце ноября в их дом в Узбекистане пришли сотрудники СНБ и разъяснили родителям, что Санджарбек находится в Андижанском отделении СНБ и обвиняется в попытке свержения конституционного строя Узбекистана и ряде других преступлений.

Таким образом, произошедшее с Санджарбеком Сатвалдиевым может с полным правом рассматриваться как похищение и незаконная передача гражданина РФ властям иностранного государства. Содержательный ответ по делу едва ли будет получен.

Таинственное исчезновение семи людей в Московской области

В ночь с 24 на 25 сентября 2010 года после пятничной молитвы исчезли 7 человек, возвращавшиеся из московской мечети на Татарской улице в область.

В первой машине находились Зелимхан Чибиев, Джамал Магомедов и Акил Абдуллаев, которые должны были вернуться в г. Долгопрудный к ожидавшим их женам. На второй машине ехали Магомед Исрапилов, Александр Хаидов, Анзор Гасанов и двое граждан Таджикистана - Довар Асадов и Хасан Наккаш. Анзора Гасанова успели в 2 часа ночи довезти до дома в Ховрино. Через 15 минут он начал звонить друзьям, чтобы узнать, как они доехали, но их телефоны уже были отключены.

МИД Таджикистана отправил ноту в МИД России в отношении исчезновения двух граждан Таджикистана. Полученный ответ гласил, что действия по розыску пропавших ведутся сотрудниками УВД САО г. Москвы.

По запросу адвоката Эмиля Таубулатова о судьбе пропавших из первой машины в прокуратуре г. Долгопрудного сообщили, что материалы проверки переданы в военную прокуратуру. В дальнейшем выяснилось, что материалы касаются не поиска исчезнувших людей, а возможного «превышения должностных полномочий неопределенной группы сотрудников правоохранительных органов».

18 ноября 2010 года в отношении ехавших во второй машине было возбуждено уголовное дело в соответствии с частью 3 ст.126 УК РФ (похищение человека организованной группой). Однако с начала декабря дело передается из одной районной прокуратуры в другую. До сих пор жены и родители похищенных не признаны потерпевшими. Их интересы представляет адвокат Гульнара Бободжанова.

Адвокаты по всем перечисленным делам предоставлены Правозащитным центром «Мемориал»

Поделиться: