Аюбов против России (Ayubov v Russia, № 7654/02)

19.03.2009

Заявитель проживал вместе со своей семьей в г. Грозном. Зимой 1999-2000 гг. он вместе с другими членами своей семьи уехал из Грозного из-за идущих в городе боевых действий. Сын заявителя, А., остался в Грозном сторожить дом. А был женат, имел двоих детей и до начала беспорядков в Чечне служил в

Заявитель проживал вместе со своей семьей в г. Грозном. Зимой 1999-2000 гг. он вместе с другими членами своей семьи уехал из Грозного из-за идущих в городе боевых действий. Сын заявителя, А., остался в Грозном сторожить дом. А был женат, имел двоих детей и до начала беспорядков в Чечне служил в специальных подразделениях Министерства внутренних дел.

Согласно показаниям, которые дали соседи заявителя, 19 января 2000 г. группа российских военнослужащих прибыла на военном грузовике «Урал» на улицу, где находился его дом. Они проверили у жителей документы и приказали троим мужчинам, среди которых был и сын заявителя, садиться в грузовик. Присутствовавшие при этом соседи пытались вмешаться и в течение 20 минут преграждали путь автомобилю и просили солдат отпустить этих людей. Однако, несмотря на это, их все же увезли.

Примерно через час вернулись те же солдаты на том же грузовике и уничтожили дом и две машины из огнемета. Двое мужчин, задержанных вместе с сыном заявителя, были освобождены в тот же день, и, по их словам, задерживало их подразделение ОМОН из Новосибирска. С тех пор заявитель и его семья не получали никаких вестей от А.

Как только заявитель узнал о задержании своего сына, он и другие члены семьи начали его разыскивать. Они неоднократно обращались лично и в письменном виде в органы прокуратуры различных уровней, в Министерство внутренних дел и в административные органы Чечни. Заявитель не получил от официальных органов никакой содержательной информации о ходе следствия по факту исчезновения своего сына.

Заявитель впервые обратился в органы прокуратуры в апреле 2000 г. 10 и 16 июня 2000 г. республиканская прокуратура Чечни направила жалобы заявителя в прокуратуру г.Грозного. Жалоба заявителя была передана во временный отдел внутренних дел с распоряжением о проведении полной и тщательной проверки изложенных в ней фактов.

10 августа 2000 г. республиканская прокуратура Чечни направила письмо заявителя в Управление МВД по Чечне с целью «организации розыска пропавших лиц».

18 января 2001 г. Управление Министерства юстиции по Ингушетии проинфомировало заявителя о том, что его запрос был направлен в федеральное Министерство юстиции для проверки факта задержания А.

28 марта 2001 г. заявитель обратился в администрацию Заводского района г. Грозного с просьбой о расследовании исчезновения его сына. Заявление также было подписано восемью его соседями, в котором А. положительно характеризовался как добрый человек, не имевший связей ни с какими незаконными группировками и неоднократно помогавший соседям, рискуя собственной жизнью.

6 апреля 2001 г. правозащитный центр «Мемориал» обратился от имени заявителя в Генеральную прокуратуру с просьбой сообщить, возбуждено ли уголовное дело по факту исчезновения А. Этот запрос остался без ответа.

Заявитель жалуется на нарушение ст. 2 Европейской Конвенции (право на жизнь) в связи с исчезновением его сына. Он также жалуется на нарушение положений ст. 5 в отношении незаконного и произвольного задержания его сына. Кроме того, он жалуется на нарушение ст. 13 в связи с отсутствием средств защиты в отношении первых двух нарушений.

Решение о приемлемости

Российская Федерация выдвинула возражение в связи с тем, что, не дождавшись завершения расследования на национальном уровне и не предприняв судебного разбирательства в национальных судах, заявитель не исчерпал внутренние средства защиты. Суд постановил, что данный вопрос настолько тесно связан с существенными обстоятельствами дела, что его было бы неуместно решать на стадии приемлемости. Поэтому рассмотрение данного возражения было решено присоединить к рассмотрению дела по существу.

Еще одно возражение Российской Федерации состояло в отсутствии доказательств смерти сына заявителя и того, что ответственность за нее несет государство. Суд постановил, что в жалобе поднимаются сложные вопросы права и фактических обстоятельств. Эти вопросы могут быть разрешены путем рассмотрения жалобы по существу. Сама по себе жалоба не может быть признана явно необоснованной.

Жалоба была признана приемлемой 5 июля 2007 г.