«Я убедился, что в ФСБ работают неумные, недальновидные, безответственные люди»

24.05.2019

Прения сторон и последнее слово по делу Петра Милосердова

В Нагатинском районном суде города Москвы прошло заседание по делу политтехнолога Петра Милосердова, обвиняемого в создании экстремистского сообщества с целью свержения власти в Республике Казахстан. Прокурор запросил три года колонии общего режима и два года ограничения свободы для Милосердова, сторона защиты в очередной раз заявила о бездоказательности и бессмысленности обвинения, а сам подсудимый выступил с последним словом.

Перед прениями прокурор Ковалев ходатайствовал о возобновлении судебного следствия и приобщении заверенных документов: приговор и апелляционные постановления по делу Александра Поткина (также известен как Белов), сооснователя этнополитического объединения «Русские», признанного экстремистской организацией в 2015 году. Суд приобщил материалы и завершил на этом судебное следствие.

Сторона государственного обвинения выступила с полуторачасовой речью (не меньше шести страниц текста очень маленького шрифта), большая часть которой состояла из перечисления материалов дела Александра Поткина. Прокурор перечислила суть предъявленного обвинения, согласно которому Петр Милосердов создал («а равно руководил») экстремистское сообщество для преступлений экстремистской направленности с целью «смены политического режима» Республики Казахстан, в момент с 2015 года по 2018 года пособничал в подделке паспорта, который использовал ночью 23 января 2018 года (в этот день Милосердова задержали).

Прокурор пересказала показания подсудимого. По его словам, его профессиональная деятельность — проведение избирательных кампаний и социологических исследований. Осенью-зимой 2012 года политтехнолог провел соцопрос в Казахстане по заказу Поткина и затем «на казахскую тематику» с ним не общался. Блокнот с пометками Милосердова впоследствии приобщили к материалам дела как улику. В июне 2015 года в доме Милосердова провели обыск и доставили в отделение для допроса в качестве свидетеля, тогда он узнал, что на Поткина завели уголовное дело по запросу Казахстана. Следователи предложили Милосердову сделку: «Если дашь показания на Поткина, пойдешь свидетелем, если откажешься, пойдешь обвиняемым». Милосердов отказался оговаривать бывшего заказчика. В следующий раз к Петру пришли («не представившись, повалили на асфальт, заломили руку за спину и сразу же повезли в ОВД, а затем в СК РФ») 23 января 2017 года уже как к подозреваемому в создании экстремистского сообщества, находящемуся в розыске. В рамках дела Милосердов впервые увидел поддельный паспорт на чужое имя со своей фотографией, «изготовленной с помощью фотомонтажа».

Сторона обвинения перечислила доказательства вины Милосердова. Среди них показания свидетеля обвинения гражданина Казахстана Марата Тулетдинова (в прошлом оппозиционер и соратник опального миллиардера Мухтара Аблязова, а ныне госслужащий), который строил свои показания на пересказе материалов СМИ, например, некой статьи на Life.ru — из нее Тулетдинов сделал вывод, что Поткин и Милосердов проводили в Кыргызстане тренинги для подготовки провокаторов «оранжевой революции». Далее прокурор пересказала показания свидетеля Сизова, тоже казахстанского оппозиционера. Он рассказал, что по заказу Аблязова Поткин планировал разжечь межнациональную вражду между казахами, «титульной нацией», и русскими, выбрал националистов как участников «наиболее эффективного направления, которое может вспыхнуть в массовые беспорядки». Якобы Поткин планировал отработать на Казахстане схему свержения государственного строя, чтобы затем применить ее в России. Милосердова Сизов представил как «ассистента» Поткина.

Александр Поткин (Белов). Фото: Александр Щербак / ТАСС

Массовые беспорядки, по версии обвинения, планировались 16 декабря 2012 года, в День независимости Республики Казахстан. Милосердов якобы привлекал и готовил активную казахскую молодежь — «занимался пехотой», а Поткин «готовил базу» — договаривался с общественными организациями и готовил группу русских для выезда в Казахстан. Милосердов же «мог принять участие» в создании проекта «Злой казах» и «Ориентировочного плана мероприятий по подготовке акций 16 декабря», которые свидетель видел в интернете летом 2012 года. Почему? У Милосердова есть опыт, а «стилистика и психология изложения» этих текстов соответствует его материалам.

Согласно показанием самого Поткина, с Аблязовым он не знаком, об уголовном преследовании он узнал из своего же обвинительного заключения и СМИ. Булат Атабаев, один из лидеров казахской оппозиционной партии «Алга», предложил ему поучаствовать в создании оппозиционной коалиции, впоследствии Поткин привлек Милосердова для глубинного социологического исследования электората. По результатам политтехнолог отметил слабость политических активистов. Поткин утверждал, что, кроме этой командировки, Милосердов в Казахстан больше не ездил, а в тренинге в Кыргызстане не принимал участие.

Далее прокурор перечислила протоколы опознания опять же Поткина и результаты филологического исследования текстов проекта и плана, в которых эксперты выделили «общую направленность — идею дискредитация государственной власти и разжигание межнациональной вражды».

Адвокат Алексей Чернышев слушал позицию обвинения, обхватив голову руками. Милосердов был спокоен. Дружинница засыпала на скамейке возле «аквариума».

В ходе обыска квартиры Милосердова, читал прокурор, был изъят блокнот, в котором политтехнолог делал записи во время соцопроса. Эти записи обвинение классифицирует как свидетельство подготовки с Поткиным массовых беспорядков 16 декабря 2012 года.

Согласно показаниям полицейского Шанина, зачитывал прокурор, который задерживал Милосердова уже как подозреваемого в розыске, Петр показал полицейским поддельный паспорт на имя Серменского Сергея Николаевича. Паспорт, по версии следствия, Милосердов использовал как «меру конспирации». Прокурор также оценил показания свидетелей, в том числе полицейских, «последовательными, непротиворечивыми, согласующими», а к показаниям Поткина рекомендовал относиться «критически».

Под экстремистским сообществом обвинение подразумевает двух человек, они же лидеры сообщества — Поткин и Милосердов. Иных участников обвинение не представило суду. Прокурор Ковалев запросил 3 года лишения свободы в колонии общего режима и 2 года ограничения свободы с лишением права участвовать в общественно-политических организаций на 6 лет. При этом Милосердов находится под арестом с 25 января 2017 года.

Адвокат Сергей Зельгин возразил, что показания части свидетелей были приобщены из дела Поткина, не имеют отношения к делу Милосердова и не доказывают его вину.

«75% позиции государственного обвинения касаются действий Поткина. Свидетели обвинения высказывали оценочные суждения и догадки. Как глубинное социологическое исследование может быть экстремистским сообществом? — спрашивает адвокат. — Изъятый блокнот с записями доказывает, что Милосердов проводил опрос. Мы выслушали четыре страницы протоколов опознания. Не было ни одного опознания нашего подзащитного».

Зельгин добавил, что ни в ходе предварительно следствия, ни в обвинительном заключении, ни в ходе судебного следствия обвинением не было представлено, какие именно противоправные действия совершил Милосердов и в чем был его умысел. Свидетель Сизов подтвердил, что подсудимый проводил соцопрос, а Поткин рассказал, что заплатил за него, что исключает умысел Милосердова.

«Милосердова должны были освободить еще в период предварительного следствия», — считает адвокат.

Адвокат Алексей Чернышев добавил, что обвинение до этого не выдвигало версию, что Милосердов использовал поддельный паспорт для конспирации в создании экстремистского сообщества, и это основание не для приговора, а для ходатайства о возвращении дела на судебное следствие.

«Милосердов обвиняется в преступлении против основ государственного строя и безопасности, — говорит Чернышев. — Хотелось бы услышать от государственного обвинения, какого государства. Почему российская прокуратура защищает государственный строй Казахстана? Уголовный кодекс защищает государственный строй Российской Федерации, а не Республики Казахстан. Это все равно, что посадить лет на семь создателей российского общества по свержению британской короны».

Адвокат добавил, что в материалах дела есть официальные ответы Генпрокуратуры Казахстана о том, что никаких претензий к Милосердову страна не имеет и не обращалась к российским властям об экстрадиции и привлечении Милосердова к какой-либо ответственности за что бы то ни стало.

«Но почему-то Генпрокуратура РФ очень хочет посадить Милосердова в тюрьму, когда, вроде как, пострадавшие к нему равнодушны. Уголовное дело по части 1 статьи 282.1 подлежит прекращению: не может человек отвечать в России за преступление, которое преступлением в России не является».

Также Чернышев отметил, что нет сведений о прекращении деятельности этого экстремистского сообщества, которое, судя по материалам дела, не активно с декабря 2012 года, при этом предполагаемых участников не привлекают к ответственности. Уголовное дело возбуждено спустя три года по обращению в прокуратуру Тулетдинова, говорит адвокат.

«Сколько человек в сообществе? Как они взаимодействуют? Кто они? В обвинении ничего об этом нет! Как мы можем судить о том, что в природе вообще существует некое сообщество? Подсудимым проходит якобы создатель. Главный свидетель тоже якобы создатель. Три гражданина Казахстана якобы участники не были привлечены к ответственности и не доставлены в суд. Символика, устав, — ничего нет, — говорит Чернышев. — Один следователь из Следственного комитета глубокомысленно почесал лоб, другой поковырял в носу, и вот появилось экстремистское сообщество. Все было бы, конечно, смешно, если бы люди не отбывали реальные наказания в колониях».

Теперь прокурор обхватил голову руками.

Что касается паспорта, адвокат напомнил, что Милосердова ночью задерживали пять сотрудников угрозыска при поддержке СОБРа. Сопротивления он не оказывал, но был доставлен в наручниках.

«Пресловутый паспорт вдруг оказался в кармане оперуполномоченного, — говорит Чернышев. — И все пятеро утверждают, что среди ночи разглядели фотографию, несмотря на то, что не могли разглядеть в темноте и друг друга».

Ранее адвокат Зельгин отметил, что показания полицейских даны, как «под копирку», а сотрудников СОБР не допросили, так как «не смогли установить лиц».

Сам Петр Милосердов отрицает свою вину. Фотография в паспорте, по его мнению, изготовлена с помощью фотомонтажа, и провести соответствующую экспертизу суд отказал. Во время задержания он не успел предъявить вообще никаких документы. Со свидетелем Боровиковым Милосердов был в конфликте из-за денег. Во время предполагаемых встреч с казахами в Кыргызстане политтехнолог был на Украине, а в Кыргызстане вообще никогда не бывал, что отражают материалы авиаперевозчиков. Показания Александра Поткина, политика Сергея Митрохина подтверждают, что Милосердов занимался социологических исследованиями и избирательными кампаниями для заработка.

Петр Милосердов зачитывает последнее слово (приводим его частично): «Ровно 16 месяцев назад, 23 января, я был задержан, как опасный преступник, и все эти месяцы я просидел в условиях каменного мешка. Мой отец умер, но суд запретил мне с ним попрощаться. Я оказался за решеткой за отказ сотрудничать с сотрудниками ФСБ. В ходе следствия мне предъявляли абсурдные обвинения, как участие в демонстрации, использование охотничьего ружья, поддельного паспорта. В этой несуразице не хватает только наркотиков, — говорит Милосердов. — В современной России, особенно среди политически активных людей, бытует чуть ли не страх перед органами, в частности ФСБ, считается, что в этих структурах работают умные, хитрые, расчетливые люди. На своем примере я убедился, что там работают неумные, недальновидные, безответственные люди. Да, мне жаль 16 месяцев, своего здоровья, своего отца, но я не жалею о главном, что не предал свои принципы. Ваша честь, я не считаю российский суд независимым, поэтому не верю, что суд вынесет мне оправдательный приговор, но я надеюсь, что судья Крутовская будет руководствоваться совестью и здравым смыслом. Я не признаю своей вины. Я не прошу о снисхождении в наказании, но прошу о снисхождении моим близким: матери, жене и близким».

Приговор Петру Милосердову огласят 29 мая.

Программа: Поддержка политзеков

Милосердов Пётр Кимович родился 3 февраля 1976 года, жил в Москве, политтехнолог и социолог, бывший участник националистического и оппозиционного движений, имеет на иждивении 3 несовершеннолетних детей.