«Величие» в тупике

09.10.2019

Мосгорсуд отменил приговор Павлу Ребровскому. Сложно сказать, что будет с основным делом

Во вторник Мосгорсуд отменил приговор одному из фигурантов «Нового величия» Павлу Ребровскому и отпустил его на свободу. Прокуратура обнаружила, что он нарушил условия досудебного соглашения, которое заключил на следствии. Изначально Ребровский дал признательные показания, но потом отказался от своих признаний. Суд подтвердил нарушение и отправил дело на новое рассмотрение. Будет ли Люблинский суд Москвы рассматривать дело Ребровского отдельно, или соединит его с делами других фигурантов? Пока дело «Нового величия» оказалось в тупиковой ситуации.

В настоящее время процесс проходит в отношении 8 человек: четверо из них находятся под стражей — Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин и Вячеслав Крюков, остальные — Анна Павликова, Мария Дубовик, Максим Рощин и Сергей Гаврилов — под домашним арестом. Им вменяют создание экстремистского сообщества и участие в нем (ч. 1 и 2 ст. 282.1 УК РФ). По версии обвинения, участники группы готовили революцию и планировали захватить власть в стране. Сами фигуранты дела категорически отрицают вину.

1 октября в Люблинском суде появился оперативник уголовного розыска Максим Расторгуев, который по заданию руководства внедрился в «Новое величие». По просьбе прокурора свидетеля допросили по аудиосвязи, в «условиях, исключающих его видимость», поскольку Расторгуев является действующим оперативником и его появление в зале может «помешать профессиональной деятельности».

Свидетель начал свой рассказ с того, что в начале 2018 года ему поступила оперативная информация в отношении участников «Нового величия». В феврале он начал общаться с участниками движения в мессенджере Telegram.

На этом его выступление перебили защитники, они возмутились, что свидетель дословно повторял показания из протокола допроса.

Продолжив допрос, защитники попросили Расторгуева опознать подсудимых. Среди них он смог узнать только Руслана Костыленкова (прозвище «Центр»).

Как утверждает свидетель, он присутствовал почти на всех собраниях сообщества с февраля до середины марта. «Мы встретились у метро «Братиславская». Когда приехал на место, увидел группу людей. Руслан «Центр» представился мне и познакомил со всеми, потом направились в штаб. На собрании было человек 12», — продолжал Расторгуев.

По его словам, на собраниях они обсуждали «негативное отношение к нынешней власти и президенту», говорили про тренировочные стрельбы и метание «коктейля Молотова», у организации было несколько союзных групп, с которыми поддерживали связи. Но какие это были организации, свидетель не уточнил. При этом отметил, что для участия в «Новом величии» нужно было внести ежемесячный взнос в размере 1000 рублей.


На заседании суда по делу «Нового величия». Фото: РИА Новости

Расторгуев также вспомнил, как он с обвиняемыми ездил на полигон, где учились кидать бутылки с зажигательной смесью в сотрудников полиции и пользоваться рациями.

«Руслан «Центр» говорил, сколько нужно лить бензина и поджигать, объяснял, что бутылки нужно кидать перед сотрудником ОМОНа, чтобы взорвались у его ног», — сказал свидетель.

После каждой встречи Расторгуев готовил рапорт, сдавал отснятые аудио- и видеоматериалы своему руководству. Другим участникам он представлялся, что работает охранником в ночном клубе в Подмосковье. Костыленков, по данным свидетеля, обещал его сделать начальником штурмового отряда в «Новом величии».

— Они почти на каждом заседании обсуждали: «Путин — вор». И все такое.

Перед выборами Руслан «Центр» говорил нам «почистить» свои дома, чтобы не было никаких экстремистских материалов, — добавил Расторгуев.

Адвокаты попросили уточнить, в чем подтвердилась оперативная информация об участниках движения. Расторгуев ответил невнятно, говорил, что подтвердились некоторые сведения: «…проводят собрания и участвуют в несогласованных митингах».

— Вы решили провести оперативную разработку только из-за того, что они были оппозиционно настроены? — спросил адвокат Дубовик Максим Пашков.

— Возможно, не ко мне вопрос, меня только внедрили, — ответил Расторгуев, уточнив, что участники движения обсуждали политику «с радикальной стороны».

Свидетель также уточнил, что они занимались распространением экстремистских материалов, в частности, раздавали на улицах листовки с призывом «Не надо избирать Путина на следующий срок».

Потом защиту интересовала тренировка с «коктейлем Молотова»:

— Вы лично бросали эти бутылки?

— В стену кидал. Были рисунки в виде людей, — утвердительно ответил Расторгуев.

— Попали?

— По-моему, у меня получилось.

Как утверждает свидетель, во время тренировок участники движения обсуждали использование «коктейлей Молотова», чтобы «устраивать революцию».

— Это ваши домыслы или конкретно обсуждали подготовку к революции? — уточнил у свидетеля Пашков.

— Сергей [Гаврилов] лично сказал.

Примечательно, но о том, когда и где готовился так называемый госпереворот, Расторгуев ничего не мог сказать. Никакой конкретики не удалось узнать и у другого внедренного в движение оперативника Юрия Испанцева. 8 октября его также допросили по аудиосвязи из другого зала. В отличие от Расторгуева, он посетил только одно собрание и не смог вспомнить все подробности.

Подвела память Испанцева, когда его попросили вспомнить, какие лозунги и плакаты он видел во время этих встреч. Но он точно уверен, что участники движения призывали «к организации массовых беспорядков» и «свержении действующей власти». При этом свидетель настаивает, что проверкой оперативной информации не занимался и участвовал непосредственно как «субъект оперативного внедрения».

— Я сотрудник, который был внедрен. Решение о моем участии было принято не мной. Я лишь исполнитель, — заявил Испанцев.


Павел Ребровский. Фото: личная страница «ВКонтакте»

Пока проходил допрос оперативника, Мосгорсуд принял решение по делу Павла Ребровского. Напомню, 29 апреля Люблинский суд Москвы приговорил его к 2,5 года колонии общего режима. Его дело слушалось в особом порядке без исследования доказательств и допроса свидетелей, поскольку он полностью признал вину и заключил сделку со следствием. Процесс проходил в закрытом режиме.

8 июля Ребровского допросили в Люблинском суде в качестве свидетеля обвинения. Он отказался от признательных показаний и заявил, что на предварительном следствии его допрашивали под давлением, а следователь обещал ему условный срок. В июле Мосгорсуд назначил прокурорскую проверку с целью выяснить соблюдение досудебного соглашения Ребровского. Надзорное ведомство, обнаружив нарушение этих договоренностей, вышло с представлением об отмене приговора. Коллегия судей согласилась и отправила дело на новое рассмотрение. Готовиться к новому процессу Ребровский будет уже на свободе, ему изменили меру пресечения на подписку о невыезде.

— Никаких ощущений не было, что освободят. Мое дело — результат непредсказуемый. Сейчас будем рубиться за мою невиновность, поскольку отсутствуют какие-либо доказательства. В деле нет потерпевших, а раз нет терпил — нет дела, — поделился своими мыслями на свободе Ребровский.

— Мы, конечно, рады, что Паша уже сегодня будет ночевать дома. Обвинительный приговор был отменен. Мы убеждены, что Павел совершил самооговор, доказательств его вины нет, — сказала журналистам адвокат Ребровского Мария Эйсмонт.

По ее мнению, Люблинскому суду теперь придется принять процессуальное решение, как рассматривать дело Ребровского: объединить с основным делом «Нового величия» или передать в отдельное производство. Первый вариант, как считают адвокаты других фигурантов дела, может спровоцировать возврат дела в прокуратуру и процесс должны могут начать заново. А отдельное производство будет затруднительно провести, поскольку дело уже рассматривается и тогда придется материалы делить между двумя судьями. Адвокаты в разговоре с «Новой» признались, что первый раз столкнулись с таким «процессуальным тупиком», и пока не готовы сказать наверняка, какой будет поворот в уголовном деле.

Андрей Карев

Программа: Поддержка политзеков

Анна Павликова, Мария Дубовик, Руслан Костыленков, Максим Рощин, Пётр Карамзин, Павел Ребровский, Дмитрий Полетаев, Серг

Программа: Поддержка политзеков

Ребровский Павел Викторович родился 17 ноября 1986 года, житель Москвы, среднее специальное образование, на момент ареста не работал. Приговорён по ч. 1 ст.