Усиление с поселением

Зампред Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров приговорен к двум годам  колонии-поселения.

Судья Симферопольского райсуда аннексированного Крыма Андрей Кулишов приговорил зампреда Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова к двум годам колонии-поселения по сфабрикованному обвинению в сепаратизме. Об этом сообщает «Крым. Реалии».

В качестве дополнительного наказания на политика наложен запрет в течение двух лет по отбытии срока заниматься публичной деятельностью и выступать в СМИ.

60-летний Умеров был объявлен виновным по части 2 статьи 280.1 российского УК (публичные призывы к сепаратизму через СМИ).

До вступления приговора в законную силу политик остается под подпиской о невыезде.

После заседания Умеров заявил сторонникам, пришедшими поддержать его у здания суда, что остается убежденным сторонником возвращения Крыма под контроль Украины. «Считаю аннексию — аннексией, оккупацию — оккупацией, а нынешнюю власть — преступной», — подчеркнул зампред Меджлиса.

«Я в какой-то степени ждал такого, — передает QHA слова Умерова на пресс-конференции в Киеве, в которой политик участвовал по Skype. — Но на фоне того, что запрашивал прокурор, это было неожиданно».

«Два года я выдержу, — заверил зампред Меджлиса. — Они не дождутся того, чтобы я умер в тюрьме».

Защита Умерова будет обжаловать приговор.

Кулишов — бывший украинский судья. На континентальной Украине против него открыто дело по части 1 статьи 111 УК страны (государственная измена), предусматривающей от 12 до 15 лет колонии. Он объявлен в розыск.

В прениях сторон 20 сентября прокурор Семенчук запросил для Умерова три с половиной года условно с трехлетним испытательным сроком. Также обвинитель потребовал на три года запретить подсудимому общественную и преподавательскую деятельность.

Сам Умеров, как и ранее, отказался признать вину. «Считаю, что необходимо вернуться к границам 1991 года, установившимся при развале СССР. Эти границы признаны в мире и подтверждены соответствующими документами между Украиной и Российской Федерацией», — заявил зампред Меджлиса в прениях.

В последнем слове Умеров обвинил Россию в оккупации и аннексии своей родины и заявил, что основная масса крымских татар не признавала и не признáет захват Крыма Россией. «Крымскотатарский народ отстаивает здесь безопасность всего цивилизованного мира, — подчеркнул политик. — Если агрессия России в отношении Украины и Крыма останется безнаказанной, это станет прецедентом, из-за которого окончательно обрушится весь мировой порядок».

Адвокаты Эмиль Курбединов, Эдем Семедляев, Марк Фейгин и защитник Александр Подрабинек требовали оправдания Умерова. Речь Подрабинека в суде.

Слушания по существу дела продолжались с 7 июня. Обвинитель в процессе менялся дважды. Первоначально обвинение поддерживал прокурор Олег Саргинов. 28 июня его сменила Елена Артеменко. Вступив в дело, она отказалась знакомиться с его материалами. «Если прокурор, вступая в дело, не знает, кто был допрошен, как такой прокурор может объективно подходить к исполнению своих обязанностей?» — отмечал адвокат Курбединов. В свою очередь, Фейгин, пытаясь объяснить поведение Артеменко, не исключил, что «она знает, каким будет приговор». Между тем Подрабинек отмечал совершенную безграмотность чиновницы. 6 сентября Артеменко была заменена Семенчуком.

Поводом к преследованию Умерова стало его интервью, данное 19 марта 2016-го в прямом эфире крымскотатарского телеканала ATR, который после изгнания из Крыма работает в Киеве. Как утверждает ФСБ, зампред Меджлиса «публично призывал к необходимости нарушения территориальной целостности РФ».

О фабрикации дела стало известно 12 мая 2016 года. Следствие вел чиновник УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю старший лейтенант юстиции Игорь Скрипка. Лингвистическое исследование выполняла эксперт этого же главка Ольга Иванова, крымскотатарским языком не владеющая. В деле три тома объемом примерно 250 страниц каждый. Умеров находится под подпиской о невыезде.

Показаний на следствии политик давать не стал. Во время допроса в суде 13 сентября он заметил, что две фразы из его выступления, ставшие поводом к возбуждению дела, вырваны из контекста и неверно переведены с крымскотатарского языка.

Также Умеров и его защита указывали на массу фальсификаций в деле. В частности, крымскотатарский оригинал выступления политика в материалах отсутствует. При этом привлеченный защитой специалист по крымскотатарскому языку Сеитислям Кишвеев на допросе 19 сентября заявил как минимум о 17 ошибках и неточностях в русском переводе, который содержится в деле. «Я полностью перевел его выступление и не нашел ни одного призыва к нарушению территориальной целостности России и призывов к экстремистским действиям, — подчеркнул лингвист. — Я считаю, он (перевод. — Ред.) сделан неквалифицированно».

Показания свидетелей обвинения в суде существенно разнились с данными на следствии.

2 августа Кулишов отказался приобщить к делу резолюцию Генассамблеи ООН от 19 декабря 2016 года о ситуации с правами человека в Крыму. Это первый документ Объединенных Наций, в котором Россия названа государством-оккупантом, а Крым и Севастополь — временно оккупированными территориями.

«Мне показалось, что судья искренне не понимает, что это правовой документ и что он характеризует то, что Ильми Умеров действовал в правовом поле, которое признает мировое сообщество, — прокомментировал Подрабинек отказное решение Кулишова. — Они недоумевают, как это может быть, что ООН издает некоторый правовой документ, который следует учитывать, в том числе в России».

Источник — Грани.ру