Туркменистан: Семье диссидента разрешили выезд из страны

10.06.2016

Конец 13-летнему запрету.

(Берлин) — Власти Туркменистана сняли, действовавший 13 лет, запрет на выезд из страны в отношении трех членов семьи эмигрировавшего диссидента Пиркули Танрыкулиева, сообщает коалиция правозащитных групп. 4 июня 2016 г. дочери Танрыкулиева Айджемал Реджеповой и ее дочерям, 3 и 11 лет, разрешили вылететь в Турцию, где их ожидала супруга Танрыкулиева.

Нескольким тысячам граждан Туркменистана, в том числе родственникам осужденных или эмигрировавших оппозиционеров, произвольно запрещено выезжать из страны. Таким образом власти пытаются запугать своих критиков и наказать членов их семей. Последних периодически не пропускают на регистрацию в аэропорту или снимают с рейса.

«Наконец, по прошествии более 13 лет, семья Пиркули Танрыкулиева сможет вновь встретиться — говорит Рейчел Денбер, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. — Мы надеемся, что власти Туркменистана покончат с практикой произвольных запретов на выезд и радость встреч смогут обрести и другие семьи».

Танрыкулиев в прошлом был врачом, преподавал в медицинском учебном заведении, был депутатом парламента. В 1999 г. он был отправлен за решетку за открытую критику правительства, а также с целью не допустить его к участию в очередных парламентских выборах. В 2000 г. его выпустили, и в итоге он получил убежище в Норвегии. Одним из студентов Танрыкулиева был президент Гурбангулы Бердымухамедов, стоматолог по специальности.

Вскоре после ареста Танрыкулиева, с работы были уволены его дочь Айджемал и зять. Они оказались под наблюдением милиции и госбезопасности, периодически подвергались допросам и запугиванию. Им также запретили выезд из страны.

В июле 2015 г. Айджемал Реджепову с двумя несовершеннолетними дочерьми не пропустили на рейс в Турцию. Сотрудник миграционной службы заявил, что им «пожизненно» запрещен выезд из страны и в их паспорта были проставлены соответствующие штампы. Годом ранее, в последний момент, с рейса в Турцию был снят брат Танрыкулиева Долы, которому на тот момент был 71 год. Вскоре после этого он перенес инсульт: родственники посчитали это прямым следствием стресса, который он испытал от перенесенного опыта.

После июльского инцидента 2015 г. Айджемал Реджепова обратилась в миграционные органы с запросом относительно ее статуса. Письменный ответ она получила только после ноябрьского визита в Ашхабад госсекретаря США Джона Керри, который был проинформирован о данной ситуации. В письменном ответе, от 20 ноября 2015 г. (в досье правозащитного центра «Мемориал» и Хьюман Райтс Вотч), говорилось лишь, что «в соответствии с заключением соответствующих органов ограничения, установленные на Ваш выезд из страны, остаются в силе».

Хьюман Райтс Вотч, правозащитный центр «Мемориал» и кампания «Покажите их живыми!» (международная коалиция за прекращение насильственных исчезновений в Туркменистане), а также другие независимые правозащитные группы неоднократно поднимали вопрос о ситуации с Айджемал Реджеповой с представителями Европейского союза в контексте диалога по правам человека ЕС — Туркменистан и в рамках обсуждения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. К постановке вопроса о ситуации с Реджеповой, в рамках двусторонних переговоров, правозащитники настоятельно призывали и администрацию США.

6 апреля 2016 г. Реджепова в очередной раз обратилась в Государственную миграционную службу, с просьбой разъяснить правовые основания и срок запрета на выезд, а также узнать по представлению какого ведомства он был введен. В середине мая ей ответили в письменном виде, что ни она, ни ее дети в списках невыездных не числятся. По информации близкого к семье источника, Реджепова была настолько поражена ответом, что сама лично отправилась в миграционную службу, чтобы получить устное тому подтверждение.

В сентябре 2015 г. власти Туркменистана разрешили выехать за рубеж опальному коннозаводчику Гельды Кяризову, которого до этого неоднократно не выпускали из страны. Неделей позже через границу пропустили и его несовершеннолетнюю дочь.

Свобода передвижения гарантируется Международным пактом о гражданских и политических правах, который Туркменистан ратифицировал в 1997 г.

«Позволить Реджеповой и ее детям взойти на борт самолета — это единственно правильное решение туркменских властей в данном случае, — говорит Виталий Пономарев, руководитель центральноазиатской программы правозащитного центра „Мемориал“. — Международные партнеры должны постоянно напоминать Ашхабаду о том, что свобода передвижения относится к числу основополагающих прав, и настоятельно призывать правительство покончить с любыми запретами на выезд и разрешить всем ‘невыездным’ поездки за границу».

Источник