Судебное истязание

20.04.2020

Пересмотр дела Константина Котова вышел на финишную прямую

Сегодня в Мосгорсуде начнутся прения сторон по апелляции на громкий приговор активисту Константину Котову — четыре года колонии за четыре одиночных пикета. После прений суд должен вынести новое, пересмотренное решение. Защита требует закрыть дело за отсутствием состава преступления и освободить господина Котова с извинениями за несправедливое преследование и правом на реабилитацию. Прокуратура согласна максимум на сокращение срока. В ходе нового рассмотрения Мосгорсуд приобщил к делу девять судебных решений по искам столичного метрополитена, МВД, Росгвардии и других организаций к сотрудникам ФБК и оппозиционным депутатам на сумму свыше 8 млн руб. Мосгорсуд отказался провести проверку по факту пропажи из материалов дела Константина Котова флешки с видеодоказательствами. Мосгорсуд отказался дистанционно допросить ключевого свидетеля защиты, несмотря на постановление Верховного суда. “Ъ” напоминает, что важно знать о повторном процессе по громкому делу политического активиста.

Константин Котов — 34-летний программист, гражданский активист, известный участием во множестве мирных акций протеста. В августе 2019 года он был задержан, ему предъявили обвинение по ст. 212.1 УК РФ — одной из самых свежих и критикуемых статей Уголовного кодекса («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»).

Она была принята Госдумой в 2014 году, после украинского Евромайдана и отечественных протестов против приговоров по «болотному делу». Авторы законопроекта практически открыто называли ее предостережением отечественным оппозиционерам. Статья вводит механизм дополнительного уголовного наказания человеку, который в течение 180 дней совершил правонарушения (ст. 20.2 КоАП) на двух и более публичных мероприятиях. Правозащитники и юристы указывали, что эта норма противоречит ст. 50 Конституции, по которой за одно и то же деяние нельзя наказывать дважды, но депутаты к ним не прислушались. Отметим, что в 2016 году Конституционный суд (КС) дал дополнительные разъяснения: с тех пор для возбуждения уголовного дела нужно минимум три постановления по ст. 20.2 КоАП, вступивших в силу в течение 180 дней, и еще одно — четвертое.

Первым осужденным по этой статье стал активист Ильдар Дадин: 7 декабря 2015 года Басманный суд Москвы приговорил его к трем годам колонии общего режима (позже срок снизили на полгода). С тех пор статья получила неофициальное название «дадинской». В 2017 году КС признал, что приговор был вынесен с нарушениями, а заодно призвал скорректировать саму статью. КС заявил, что наличие нескольких административных нарушений не должно автоматически приводить к возбуждению уголовного дела. Обвинение должно доказать, что у подсудимого был преступный умысел, а его действия причинили вред или несли реальную угрозу вреда. После этого Верховный суд освободил Ильдара Дадина и признал его право на реабилитацию.

В 2019 году в основу дела Константина Котова легли четыре задержания:

  • 2 марта 2019 года у МГУ на акции в поддержку студента Азата Мифтахова (обвинен в причастности к нападению на офис «Единой России») (ч. 5 ст. 20.2 КоАП, штраф 20 тыс. руб.);
  • 13 мая 2019 года после схода «В защиту нового поколения» у здания ФСБ на Лубянской площади (ч. 8 ст. 20.2 КоАП, арест на пять суток);
  • 12 июня 2019 года на акции в поддержку журналиста Ивана Голунова (ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП, штраф 15 тыс. руб.);
  • 24 июля 2019 года арест на десять суток за призыв выйти на Трубную площадь в поддержку незарегистрированных кандидатов на выборах в Мосгордуму, размещенный в Facebook 15 июля (ч. 2 ст. 20.2 КоАП).

Обвинение по ст. 212.1 УК РФ Константину Котову предъявили после задержания у памятника Героям Плевны в Москве 10 августа 2019 года. Он находился там, возвращаясь, как утверждает защита, после окончания санкционированной акции протеста «За честные выборы». Дело активиста также вызвало общественный резонанс: его защищают более десятка адвокатов, каждый из которых взял в качестве оплаты символическую сумму в 212 руб. 5 сентября 2019 года Тверской суд Москвы приговорил Константина Котова к четырем годам колонии общего режима. Адвокаты указывали, что суд даже не стал изучать видеозапись с городских камер наблюдения, свидетельствующую, по мнению защиты, о полной невиновности господина Котова. 14 октября 2019 года Мосгорсуд оставил приговор без изменений.

В начале 2020 года корреспонденту «Дождя» удалось рассказать президенту Владимиру Путину о деле Константина Котова, после чего он дал поручение генпрокурору Игорю Краснову проверить «законность и обоснованность» обвинительного приговора. Прокуратуру опередил Конституционный суд, который вынес определение, повторив, что «лишение свободы может наступать только в случае доказанности причинения реального вреда». При этом опрошенные “Ъ” эксперты указывали, что КС «впервые за всю свою историю» вмешался в конкретное дело и указал на допущенные правоприменителями ошибки. Суд постановил пересмотреть приговор.

Адвокаты господина Котова были уверены, что он, как и Ильдар Дадин, будет освобожден в ближайшее время, но этого не случилось. Верховный суд посчитал, что в этом случае пересмотр приговора не относится к его компетенции. Защита обратилась во Второй кассационный суд. Тут как раз подоспела проверка Генпрокуратуры: ведомство, которое в прошлом году само требовало для Константина Котова многолетнее лишение свободы, теперь укорило Тверской суд тем, что приговор получился «чрезмерно суровым». Генпрокуратура предложила снизить срок до одного года лишения свободы. Защита отказалась «даже обсуждать» подобный вариант, заявив о «полном оправдании невиновного человека». Одновременно адвокаты требовали как минимум освободить Константина Котова хотя бы под домашний арест.

2 марта 2020 года Второй кассационный суд оставил меру пресечения Константину Котову без изменений, но вернул дело в Мосгорсуд для пересмотра апелляции на приговор.

Дело об исчезнувшей флешке

14 апреля адвокаты Константина Котова ходатайствовали о переносе судебного разбирательства в связи с невозможностью вызвать на допрос 20 свидетелей, «некоторым из которых более 60 лет», для дачи показаний в период эпидемии. Также защита требовала изменить меру пресечения господину Котову, в чем суд отказал и перешел к рассмотрению дела по существу. Адвокат Мария Эйсмонт сообщила, что «из дела исчезла флешка» с записью задержания Константина Котова 10 августа 2019 года. Суд перенес заседание для выяснения обстоятельств пропажи на 16 апреля.

На заседании 16 апреля выяснилось, что к материалам дела приобщена новая флешка с той же записью. Адвокат Вера Гончарова потребовала объяснить, что случилось с предыдущей, но судья не проявила интереса к этому обстоятельству — она лишь пошутила: «Вот, может, адвокат Эйсмонт взяла».

Суд вызвал для допроса свидетеля обвинения полицейского Евгения Сынкина, который участвовал в задержании Константина Котова 2 марта 2019 года у здания МГУ на Воробьевых горах. Он не смог пояснить, у какого памятника проходило задержание, после чего судья укоризненно напомнила, что возле Московского государственного университета стоит памятник Ломоносову. По словам господина Сынкина, Константин Котов в тот день «высказывал крики "позор-позор", но личность не скрывал», а также не держал в руках запрещенных предметов. Следующим суд допросил полицейского Николая Кураша, который подчеркнул, что «Котов никому не мешал», но акция не была санкционированной и потому активиста пришлось задержать. Третий свидетель обвинения командир двух предыдущих Роман Азаров подтвердил показания подчиненных и добавил, что Константин Котов «не мешал (проезду транспорта.— “Ъ”), потому что там парк и деревья». Свидетели защиты Олег Еланчик и Олег Козловский сообщили суду, что Константин Котов на акции в поддержку Азата Мифтахова «не проявлял никакой активности» и «не выделялся» среди присутствующих в парке людей.

При этом суд отказал в дистанционном допросе ключевого свидетеля защиты журналиста «Настоящего Времени» Тимура Олевского, который из-за пандемии не смог приехать в Москву. Защитники ходатайствовали о допросе господина Олевского «через сервис видеосвязи — Skype, WhatsApp или иной по выбору суда». Они ссылались на недавнее постановление ВС, где судам рекомендовано «инициировать рассмотрение дел путем использования систем видеоконференцсвязи». Но Мосгорсуд, по словам защиты, назвал постановление «не законом». Адвокаты указали, что из-за эпидемии судья решила не допускать в зал прессу, но Мосгорсуд все равно отклонил ходатайство.

Доказательство ущерба

Напомним, ст. 212.1, по которой Константин Котов приговорен к реальному тюремному сроку, предполагает заведение уголовного дела только в случае причиненного ущерба или вреда здоровью. Из-за этого на заседании 16 апреля прокурор Кирилл Моренко заявил ходатайство о приобщении девяти судебных решений по другим делам. Речь идет о решениях, которые принимали суды Москвы в период с ноября 2019 года по январь 2020 года. Они касаются исков МВД, ресторана «Армения», Росгвардии, ГУП «Московский метрополитен», ГУП «Мосгортранс» и ГБУ «Автомобильные дороги» к оппозиционерам Любови Соболь, Ивану Жданову, Илье Яшину, Владимиру Милову и Георгию Албурову. Иски предъявлялись с целью взыскать ущерб после несанкционированных протестов 27 июля и 3 августа прошлого года, на которых Константина Котова не было. Кроме того, в материалах по девяти искам Константин Котов не является ответчиком. Также напомним, что с 24 июля 2019 года Константин Котов отбывал десять суток административного ареста за призыв в Facebook.

Судья Александра Ковалевская 16 апреля приобщила к материалам дела Константина Котова девять судебных решений по делам Любови Соболь, Ильи Яшина и других оппозиционеров. После чего судебные прения по делу господина Котова были назначены на 20 апреля.

Мария Старикова, Александр Черных

Программа: Поддержка политзеков

Котов Константин Александрович родился 22 февраля 1985 года, гражданский активист, активно помогающий политзаключённым; работает программистом, живёт в Москве.