Россия не нашла в ООН морали

26.02.2020

Власти РФ рассказали миру об особенностях национального законодательства

Как стало известно «Ъ», правительство России направило в ООН рекомендации о том, как государствам-участникам всемирной организации следует трактовать право граждан на свободу собраний. Так, авторы документа настаивают, что одна лишь «угроза возникновения насилия» уже является «достаточным основанием» для применения к мероприятию «ограничительных мер». Власти России считают вполне допустимыми «превентивные задержания и обыски» перед митингами, не видят проблемы в использовании «сотрудников в штатском» и настаивают на персональной ответственности организаторов за поведение участников мероприятия. Правозащитники считают, что РФ таким образом хочет добиться от ООН признания национального законодательства соответствующим международным нормам.

Комитет ООН по правам человека в 2018 году объявил о подготовке «Общего замечания» к ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах — в ней закреплено право граждан на мирные собрания. «Замечание» будет разъяснением, как ООН понимает это право и в каких случаях оно может быть ограничено государством. Получившийся документ будет носить рекомендательный характер, но очевидно, что на него будут ссылаться на судебных процессах.

На первом этапе комитет попросил правозащитников из разных стран рассказать о проблемах свободы собраний. На основе опроса был составлен черновик «Общего замечания», опубликованный ООН в ноябре 2019 года. Комитет предложил государствам и правозащитным организациям до конца февраля 2020 года направить свои замечания. Российская Федерация ответила ООН одной из последних, зато и документ получился достаточно объемным; «Ъ» удалось с ним ознакомиться.

Прежде всего Россия выступает против включения в «Общее замечание» фразы «Непризнание права на участие в мирных собраниях является признаком репрессий».
По мнению правительства РФ, это утверждение «носит субъективный оценочный характер и не имеет под собой какой-либо международно признанной нормативно-правовой базы». В другом абзаце Россия вновь напоминает, что «некая презумпция мирного характера собраний неизвестна международному праву».

В проекте документа ООН подтверждается, что право на мирные собрания может быть ограничено для защиты «общественной безопасности». Но далее следует расшифровка — поводом для запрета может быть лишь «значительный и непосредственный риск возникновения угрозы безопасности людей, их жизни или физической неприкосновенности», либо «аналогичный риск серьезного ущерба имуществу». Россия считает целесообразным упомянуть в этом перечне «здоровье и психологическую неприкосновенность» граждан, не поясняя, что имеется в виду. В другом месте российская сторона называет еще одно основание для запрета: «Угроза возникновения насилия в результате проведения массового мероприятия».

Другой пункт проекта ООН говорит, что государства должны приложить «особые усилия» для защиты права на собрания «лиц, подвергающихся дискриминации».
«Это включает обязанность защищать участников от нападений, вызванных гомофобией, сексизмом или гендерной дискриминацией»,- подчеркивает комитет ООН. Этот пункт вызвал неудовольствие российских властей — они называют его «попыткой создания некоего привилегированного режима защиты отдельных категорий лиц». Власти РФ заверяют, что право на мирные собрания и так гарантируется всем лицам вне зависимости от «расы, цвета кожи, пола, языка, религии… или иного обстоятельства». Интересно, что власти Польши дали по этому вопросу комментарий, практически аналогичный российскому. Правда, пошли еще дальше и рассказали ООН, что «в настоящее время сексуальные меньшинства не являются наиболее дискриминируемой группой, в отличие, например, от религиозных меньшинств».

ООН предлагает записать, что запрет мероприятия по причине «защиты нравственности» должен вводиться «лишь в исключительных случаях». Это основание «не должно использоваться для защиты узкоспециальных представлений о морали или основываться на принципах, вытекающих исключительно из одной социальной, философской или религиозной традиции». ООН отдельно уточняет недопустимость запрещать под таким предлогом «защиты нравственности» акции на тему «сексуальной ориентации». Это предложение Россия называет «не вполне обоснованным». «Принимая во внимание отсутствие в международном праве определения термина „мораль“, подходить к данной теме необходимо с учетом национальных, исторических, религиозных и иных особенностей каждого конкретного государства. Навязывание в этом вопросе каких-то универсальных подходов недопустимо». Отметим, что в другом пункте российского ответа говорится, что «ограничения могут быть оправданы» в отношении нацистской символики, «приветственных жестов» и «других отличительных знаков структур, признанных преступными Нюрнбергским трибуналом».

ООН предложила отдельно оговорить в проекте недопустимость воспрепятствования работе журналистов и правозащитников на массовых мероприятиях, «даже если они объявлены незаконными».
Россия также не видит в этом необходимости — и опять по причине борьбы с некими «привилегиями». Кроме того, власти РФ предлагают дополнить проект «положением о важности соблюдения баланса интересов частных предприятий и граждан, реализующих свое право на участие в соответствующем публичном мероприятии». Напомним, после протестной акции «За честные выборы» 27 июля 2019 года в Москве ряд частных и государственных организаций подали иски к оппозиционерам «за понесенные убытки» на общую сумму более 20 млн руб.

ООН подчеркивает, что «превентивное задержание» лиц с целью помешать их участию в мероприятии «несовместимо с правом на мирные собрания». В проекте говорится, что это может быть сделано «в исключительных случаях», «когда властям действительно известно о намерении этих лиц участвовать в актах насилия или подстрекать к ним». Также ООН подчеркивает, что использование «сотрудников в штатском» на митингах «должно быть разумно необходимым». Это предложения российские власти называют «не вполне очевидными». «Безоговорочное следование указанным предписаниям может существенно снизить способность правоохранительных органов эффективно и оперативно реагировать на противоправные проявления в преддверии или в ходе массовых мероприятий,- говорится в ответе РФ,- а также создать серьезные риски для безопасности их участников». Напомним, что в дни митингов российская полиция регулярно задерживает известных оппозиционеров — в частности, Алексея Навального и Любовь Соболь — буквально на выходе из дома.

Недовольна Россия и положением «Общего замечания» о том, что организаторы мероприятий не должны нести ответственности за действия их участников.

Обеспечение мирного характера массовых мероприятий во многом зависит именно от организаторов,- говорится в ответе.- Российская сторона не видит оснований выводить их из-под ответственности в случае, когда их действия явились причиной причинения ущерба».

«Если прочесть рекомендации, которые направила Россия, то становится ясно, что РФ хочет добиться от ООН признания соответствующими международным нормам всех ограничений, которые существуют в нашем законодательстве,- считает юрист правозащитного центра „Мемориал“ Татьяна Глушкова.- Например, ответственность организаторов собрания за действия участников в реальности направлена на то, чтобы отбить у людей желание в принципе организовывать демонстрацию. Ведь у организаторов отсутствуют реальные возможности контроля над участниками». «Мемориал» и «ОВД-Инфо» также направили в ООН совместные замечания к проекту «Общего замечания». «Мы хотим, чтобы в конечном документе затрагивались те проблемы, с которыми мы сталкиваемся,- пояснила госпожа Глушкова.- Чтобы практики, которые применяют российские власти, были признаны не соответствующими международным стандартам».

Правозащитники предлагают урегулировать порядок действий на митингах в случае применения силы — как правоохранительными органами, так и демонстрантами. Согласно их предложениям, самооборона со стороны протестующих не должна считаться насилием. Более того, «незначительные акты физической силы, которые вряд ли могут привести к травме или смерти», не должны считаться поводом для квалификации митинга как массовых беспорядков.

Если власти отказались санкционировать мирное собрание под предлогом того, что на этом месте пройдет другая акция, то чиновникам следует представить доказательства того, что событие действительно состоялось, предлагают правозащитники. «Мемориал» и «ОВД-Инфо» также рекомендуют предусмотреть ответственность бизнеса за неправомерное блокирование подключения к интернету во время мирных собраний.

Международная правозащитная группа «Агора» также направила свои замечания в ООН — в документе, разработанном совместном с Международной сетью организаций гражданских свобод (INCLO). «В INCLO входит 15 организаций, и позицию документа разделяют все правозащитники группы, в том числе из Кении, Венгрии, США, Ирландии, Бразилии и ЮАР»,- пояснил «Ъ» руководитель международной практики «Агоры», соавтор направленного в ООН документа Кирилл Коротеев.

В предложениях INCLO неоднократно подчеркивается, что «насилие со стороны властей против участников мирного собрания не делает собрание насильственным». Уточняется, что «государство через соответствующие органы должно доказать насильственные действия каждого участника, а не оправдывать уголовное преследование на основании частных проявлений насилия, возникших на акции протеста». Тактика «сдерживания группы демонстрантов» должна использоваться полицией «только в случаях крайней необходимости, чтобы предотвратить насилие», предлагают правозащитники. Кроме того, авторы ответа предлагают закрепить в проекте «запрет на неизбирательный сбор любых персональных данных, в том числе посредством использования технологии распознавания лиц». «Участие в обсуждении проекта крайне важно, поскольку „Общее замечание“ — авторитетный документ, свидетельствующий о глобальном состоянии свободы собраний в международном праве,- подчеркнул господин Коротеев.- Этот документ читают и национальные суды, и международные — такие как ЕСПЧ. Потому подготовка данных предложений — один из способов участвовать в установлении международных стандартов, защищая и подтверждая право на протест».

Елизавета Ламова, Мария Старикова, Александр Черных