Пытки Свидетелей Иеговы в Сургуте. Заключения специалистов и выступления адвокатов

29.03.2019

На пресс-конференции в информационном агентстве «Росбалт» правозащитники и адвокаты заявили, что имеют доказательства применения пыток к последователям «Свидетелей Иеговы» в следственном отделе СК Сургута.

К задержанным в феврале 2019 года в Сургуте последователям Свидетелей Иеговы применялись пытки прямо в следственном отделе СК, в том числе с использованием электрошокера — это подтвердили юристы, правозащитники и эксперты на пресс-конференции в информационном агентстве «Росбалт» «„Свидетели Иеговы“ в Сургуте: новые факты преследований. Заключение специалистов НИИ „СТЭЛС“». Следственный комитет в своем предварительном заявлении, опубликованном 27 марта 2019 года на сайте СК, утверждает, что следы от пыток были получены позже, а не во время содержания в здании отдела. Адвокаты задержанных заявили на пресс-конференции, что имеют доказательства применения пыток к их доверителям в следственном отделе.

Лев Пономарев, исполнительный директор движения «За права человека»

 — 20 апреля 2017 года Верховный суд России принял решение, что «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» является экстремистской организацией, и запретил фактически этим решением деятельность этой организации как структуры. Было ясно, что ситуация будет развиваться по опасному варианту. В советское время Свидетели Иеговы были запрещены, тысячи людей сидели и многие из них погибли в советских лагерях.

С другой стороны, «Свидетели Иеговы» не являются экстремистской запрещенной организацией нигде в мире. Это некий вызов. Даже президент Путин это все прекрасно понимал, и ему 11 декабря было доложено: на встрече с Советом по правам человека обратили внимание, что началось преследование Свидетелей Иеговы. Президент Путин сказал: «Свидетели Иеговы — тоже христиане, за что их преследуют, я тоже не очень понимаю. Поэтому надо просто проанализировать, надо это сделать. Я переговорю с Вячеславом Михайловичем (председателем Верховного суда Вячеславом Лебедем. — „МБХ медиа“), попробуем это сделать». Ясно, что это «сделать» не подразумевало преследование этих людей и, более того, пыточные действия. Но на самом деле силовики стали вести себя строго. Я бы сказал, что наоборот, это высказывание президента подтолкнуло их к более быстрым действиям.

И уже примерно через месяц первый человек был осужден — датчанин Деннис Кристенсен. Он был признан виновным по статье 282.2, ему назначили наказание в виде шести лет, это было в Орле. Конечно же, сразу разразился международный скандал. Более того, все больше и больше людей стали брать под стражу во всех регионах России.

В Сургут выехала бригада. Цель была, видимо, такая — доказать. Заставить людей не молиться, видимо, нельзя. Конечно, люди собирались вместе и молились, а Следственный комитет решил, что не зря они собираются — это сохраняется работа запрещенной организации. А раз так, то это уголовное преступление, и можно развернуться во всю ширь. И именно эту задачу они пытались решить в Сургуте, именно с этой целью они пытали людей. В городе Сургут группа следователей задержала около сорока человек, забирали всех, включая подростков. В Следственном комитете проводились допросы, прямо в этом же Следственном комитете проводились пытки этих людей. Когда человек не говорил то, что они хотели от него получить, его пытали, в том числе электрическим током.

Доказано, что это были пытки, избиения, пытки электрошокером. Пытки электрошокером постоянно применяются полицейскими, в колониях, но общество, как ни странно, к этому постепенно привыкает. Здесь они были в отношении большого количества людей и достаточно публично: эти люди находятся не под стражей, поэтому была возможность посетить их и адвокатам, они медицински засвидетельствовали свои повреждения. По моему обращению Татьяна Николаевна (уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. — «МБХ медиа») практически сразу направила обращение Бастрыкину. Бастрыкин поручил проводить доследственную проверку, но она проводилась силами того же Следственного комитета ХМАО, который и занимался этим неблаговидным делом.

Мы ожидали, что доследственная проверка покажет, что не было этих пыток, хотя, с другой стороны, свидетельства пыток есть. Интересно было понять, как они будут выкручиваться. Мы же видим, что вчера, перед пресс-конференцией, на сайте Следственного комитета висело объявление о том, что следственная проверка продолжается, но уже пишут, что пыток не было, а следы пыток появились уже после того, как эти люди были освобождены. Якобы люди организованным способом пытали себя под управлением адвоката. Это смешно, Бастрыкин себя ставит под реальный удар, потому что это все доказано. Если он не наведет порядок в своем ведомстве, то надо ставить вопрос об отставке господина Бастрыкина. Одно из двух: либо он сознательно потакает этому насилию, которое делают его сотрудники, либо он не контролирует деятельность своих региональных структур.

Деннис Кристенсен. Фото: Mladen Antonov / AFP

Ярослав Сивульский, представитель «Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы»

 — За последние 49 дней с даты приговора по Кристенсену наблюдается резкий всплеск гонений на верующих. Прошло 100 новых обысков в домах Свидетелей Иеговы в 22 населенных пунктах. Заведены новые уголовные дела против 56 человек: среди них 46 мужчин и 10 женщин. Отправлены под стражу 18 мужчин, из них 9 до сих пор в СИЗО, под домашним арестом — семь. В целом, по России после запрета юридических лиц в апреле 2017 года проведено уже более 400 обысков, заведено 70 уголовных дел. 169 верующих — в статусе обвиняемых или подозреваемых, 35 из них — женщины. За эти два года 82 человека побывали под стражей, из них 27 до сих пор остаются в СИЗО. 28 человек — под домашним арестом и 60 человек под подпиской о невыезде. То есть, религиозные гонения охватили уже 36 регионов Российской Федерации. В некоторых городах проходят повторные обыски и задержания. Среди тех, кто находится под стражей, двое граждан Европейского Союза — датчанин Деннис Кристенсен и Анджей Онищук, гражданин Польши.

Складывается впечатление, что после слов президента правоохранительные органы изо всех сил пытаются доказать, что Свидетели Иеговы на самом деле экстремисты и заслуживают гонений, иначе эту жестокость и интенсивность преследований очень трудно объяснить.

Недавно с подачи Минюста в СМИ прошла информация, что ЕСПЧ опроверг пытки в Сургуте. Конечно это не так. 20 марта 2019 года ЕСПЧ снял срочные обеспечительные меры, налагаемые в случае угрозы жизни заявителя, если таковой угрозы больше нет. Эти меры были сняты, но это не означает, что Европейский суд признал отсутствие пыток, дело продолжает дальше рассматриваться, скоро мы узнаем решение суда.

Мы знаем, что сразу после известных событий в Сургуте СК вышел с обращением, что никаких пыток и никакого насилия не было. Была распространена версия, что якобы адвокаты, которые приехали из Москвы, дескать, заставили верующих избивать друг друга, чтобы таким образом надавить на следствие. Теперь СК уже не опровергает факт насильственных действий силовиков, но оправдывает их якобы сопротивлением некоторых верующих. Мы знаем, что для верующих есть такое понятие как грех и лжесвидетельство, оговор — это тяжкий грех. Сговор, на который намекают правоохранители, просто невозможен. Свидетели Иеговы никогда не оказывали сопротивления при аресте ни в одном городе. Все они следуют библейскому повелению не отвечать злом на зло.

Те, кто думает, что свидетели Иеговы после запрета разбегутся или массово отрекутся от веры, очевидно, не выучил исторических уроков Советского Союза, нацистской Германии и первых христиан. Мы знаем и убеждены в том, что Свидетели Иеговы не экстремисты, они просто настоящие христиане.

Егиазар Черников, адвокат последователей «Свидетелей Иеговы» в Сургуте

 — Те самые органы государственной власти, которые непосредственно имеют прямые функциональные обязательства защищать высшие ценности государства, эти же ценности нарушают и попирают. 15 февраля 2019 года сотрудники правоохранительных органов после возбуждения уголовного дела совершили целый ряд следственных действий — обыск в жилищах моих доверителей, задержание, доставление, избрание меры пресечения, допросы. Сам по себе допрос производился достаточно зверским циничным образом, и в этом принимали участие должностные лица Следственного комитета города Сургута.

Все роли были распределены. Руководитель следственного органа руководил всеми этими действиями: Ермолаев (подполковник юстиции Владимир Ермолаев. — «МБХ медиа») давал распоряжения, какие именно действия проводить, в каком масштабе, и какие показания получать под пытками от моих доверителей. Следователи, которые непосредственно допрашивали моих доверителей — это следователь Ткач, кабинет которого непосредственно расположен через перегородку от той самой комнаты пыток, руководитель следственной группы. Это следователи отдела Тулин, Гайсин, Богодеров, Асмолов.

Ушибы голеней Вячеслава Бороноса. Кадр: currenttime. tv

Все следователи допрашивали моих доверителей, а если их ответ не удовлетворял, то давали распоряжение прикрепленным к их кабинету должностным лицам, чтобы они отводили их в так называемую комнату пыток. Роль этих лиц была в сопровождении до комнаты пыток. Третья последняя роль была у палачей, которые находились в последней части коридора первого этажа Следственного комитета. Именно там дислоцировались эти представители власти, туда им доводили моих доверителей, и там они осуществляли свои пытки.

В этот день совершались массовые нарушения прав. В частности, допрашивали моих доверителей в отсутствие адвокатов, они не знали своих прав, хотя нуждались в юридической помощи, им не разъяснили их права, хотя формально в протоколе они все указаны. Когда человек подписывает, считается, что права были ему разъяснены, формально на это ссылается следователь. Это формализм, мы все знаем, как он отработан, он имеет уже проторенную дорогу. Моим доверителям было отказано в возможности воспользоваться 51 статьей Конституции.

В так называемой дальней комнате мои доверители, в частности, Волосников, Боронос, Ким, Кайряк, Северинчик, Плехов и Логинов, подвергались бесчеловечному отношению и пыткам. Указанные лица ставились на колени к стене с поднятыми руками, им наносили с размаху удары по голове, по различным частям тела, их унижали по религиозному, национальному и иному признаку. Наносились удары по ребрам тупыми твердыми предметами, по голове. Эта комната пыток похожа на туалетное помещение размером 5 на 2 метра. С левой стороны находилась раковина. Их приставляли к дверям кабинок с поднятыми руками над головой, надевали целлофановый пакет на голову, обвязывали вокруг шеи пакет скотчем, чтобы ограничить подачу кислорода, затем за спиной руки связывали скотчем, затем валили их на пол, связывали ноги скотчем. В таком беспомощном состоянии находились мои доверители, которые не могли за себя постоять, что-то предпринять, чтобы уменьшить угрозу жизни. Сотрудники наносили удары, кричали, требовали властным тоном: «Ты дашь такие следователю показания, ты понял?! Ты больше не будешь обращаться к 51 статье, ты понял?! Вот так ты скажешь следователю!» Так я передаю тот эмоциональный фон, который мне был озвучен.

До сих пор, когда я с ними общаюсь, некоторые без слез не могут говорить. Волосник сказал, что он вдохнул целлофановый пакет и хотел его перекусить, чтобы хоть какой-то кислород поступил. В этот момент его обливают водой, наносят в эти области сильный разряд электричества. Люди извиваются от боли, они говорят, что желудок казалось, будто переворачивается, все тело скручивается от боли. Трое из сотрудников сверху наносят удары и получают с них показания. Все делалось, когда они уже задыхались. Один из них говорил, что когда уже думал, что умирает, они открыли доступ кислорода. Можно сказать, что эти палачи были очень хорошо организованы, имели достаточно большой опыт в применении пыток. Они сами озвучили: «Мы не таких террористов еще ломали».

Подобная ситуация была цинична еще тем, что когда они получали признательные показания, то записывали на дощечку канцелярскую то, на что согласилась жертва. Как только он на это согласился, в этот момент развязывают его и отводят к следователю. На стол ему кладут готовые ответы, полученные под пытками. Следователь берет в присутствии палачей и вносит их в протокол. Когда мой доверитель говорит, что не согласен с такими формулировками, следователь дает указания палачам и его снова уводят и пытают тем же способом.

Рысиков имел два инфаркта. В момент его допроса руководитель следственной группы Ткач ему сказал: «Хочешь это же испытать?». Он воспринял эту угрозу как реальную и потерял сознание. Его жена тоже потеряла сознание, ей вызвали скорую помощь. Это была достаточно непростая психологическая ситуация для моих доверителей.

Следственные органы сегодня пытаются придумывать всевозможные детские истории о том, как они не причастны к подобным зверским пыткам. В рамках своей адвокатской деятельности я провел несколько экспертиз. Экспертиза противоречит выводам, представленным вчера на официальном сайте СК. Они говорят, что данные телесные повреждения были получены после допроса. В выводах сказано, что давность образования всех поврежденией в наибольшей степени отвечает 7−8 дням по отношению к съемке 23 февраля 2019 года. Я запечатлел все телесные повреждения, которые еще уцелели на 7−8 день. Следственные органы, видимо, пошутили. Данные доказательства подтверждают, что мои доверители действительно получили телесные повреждения. Сургутской городской клинической станцией скорой помощи была предоставлена справка, из которой исходит, что Артем Ким действительно обращался 16 февраля в 20 часов 56 минут с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, ушибом грудной клетки, ушибом легких тканей, лица, шеи, правой голени и так далее. Данный доверитель был выпущен после допроса уже 16 числа, 15 только начали допрос, а 16 он был освобожден. И когда он успел сам себе успел нанести телесные повреждения?

Доказательством также является другое исследование: на одежде имеются повреждения, которые являются характерными при использовании электрошокера. Согласно версии следственных органов, они ставят под сомнение получение телесных повреждений именно от электрошокера. Выводы совершенно противоположные. Эксперты обнаружили, что в исследуемой зоне обнаружены по крайней мере следы чрезвычайно многочисленного применения электрошокера. Очередная версия следственных органов выглядит весьма кощунственной и нелепой.

Действия правоохранителей влекут ответственность для государства. Следственные органы должны были заниматься не демагогией, а возбуждать уголовное дело по факту телесных повреждений.

Анатолий Пчелинцев, почетный адвокат России, главный редактор журнала «Религия и право»

 — На сегодняшний день «Свидетели Иеговы» зарегистрированы и функционируют во всех государствах мира, за исключением таких как Афганистан, Северная Корея и подобные им тоталитарные режимы. Мне как гражданину Российской Федерации очень не хотелось бы, чтобы нас ассоциировали с представителями тоталитарного государства. То, что произошло сейчас в Сургуте, абсолютно недопустимо. Свидетели Иеговы преследовались Гитлером, их направляли в концлагеря, они носили специальный лиловый треугольник. Сталин боролся со Свидетелями Иеговы: операция «Север» 1 апреля 1951 года, когда с западных регионов в течение ночи переселил в Западную Сибирь 8,5 тысяч человек. В последующем, когда у нас начались демократические перемены, в 1993 году Свидетели Иеговы были признаны жертвами политических репрессий. Куда мы идем? Что будет завтра? Опять наше государство будет признавать их жертвами политических репрессий вторично? В 1999 году экспертный совет минюста по проведению государственной религиоведческой экспертизы, в который я входил, Свидетелей Иеговы изучали вдоль и поперек. Члены совета единогласно пришли к решению, что это законопослушная религиозная организация, которая не имеет никакой опасности для общества. И они прошли перерегистрацию в 1999 году.

Потом ситуация начинает меняться. Почему это происходит? Сегодня работа правоохранительных органов качественно определяется по формальным показателям, особенно ценятся расследования террористической и экстремистской направленности. Свидетели Иеговы — пацифисты, сопротивления никогда не оказывают, на них можно делать статистику. Эта статистика делается Центром «Э», СК, сотрудниками ФСБ. Таким образом правоохранители оправдывают свое жалование и существование.

С моей точки зрения, следственные работники вели себя в этой ситуации как обкуренная уличная шпана. Основание не доверять видео и фото нет, я на это смотрю профессионально как адвокат. Сейчас появляется версия, что они оказывали сопротивление, когда их задерживали. Но они сами показывали как задерживали. Свидетели Иеговы не могут оказывать сопротивления, по их вероучению они пацифисты, они проходят альтернативную службу.

У некоторых из мужчин, которых пытали, на глазах были слезы. Они до сих пор находятся в состоянии просттравматического шока. Им сегодня нужна реабилитация.

Попытка установить одно мировоззрение ведет к краху любой империи. В 1917 году одной из движущих сил стала попытка установить одну идеологию. Указы о началах веротерпимости уже не исправили ситуации — Российская империя рухнула. То же самое мы пережили в 1991 году, это привело к краху государства. Вывод очевиден: надо соблюдать Конституцию, статью 28 и статью 14.

Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», руководитель Сети «Миграция и Право» правозащитного центра «Мемориал»

 — Государство хочет напугать население и продемонстрировать, что есть группы людей, которые ему угрожают. В списке политзаключенных «Мемориала» уже несколько десятков Свидетелей Иеговы.

С Кавказа к нам приезжают и обращаются эти люди, которые перешли в эту конфессию по убеждениям. Они подвергаются еще опасности со стороны своих близких, своего окружения. Отношение окружающих, как правило, отрицательное. Если происходит насилие, человек может обратиться в правоохранительные органы. В данном случае он не может обратиться в правоохранительные органы. И эти люди оказываются совершенно беззащитными. Эта ситуация умножается тем, что они с Северного Кавказа, где выход из религии является большим нарушением традиционного права. Что мне делать с этими людьми, когда они обращаются ко мне? Когда есть нарушения по отношению к мигрантам, я могу идти в суд, а тут с чем я тут пойду в суд? Что я должна сказать в суде? Что должен говорить адвокат? Что эти люди подвергаются преследованиям, потому что они члены запрещенной организации? Это будет выглядеть как донос, а не как защита. В какое положение государство постановило нас всех? Это позорная ситуация. К сожалению, мы неоднократно видели, как сигналы, данные с самого верха, воспринимаются с точностью да наоборот. Хочется, чтобы этот сигнал дошел до правоохранительных органов, и чтобы этот позор прекратился.

Виктор Женков, адвокат

 — 20 апреля 2017 года Верховный суд принял решение о ликвидации всех юридических лиц Свидетелей Иеговы. Мы пытались донести до сердец судей, что это решение не останется просто на бумаге, это решение обернется против мирных, законопослушных граждан России. В России скоро может наступить время, когда появится 170 тысяч узников совести. В этом состоит роля государства? Государству нужны узники совести? На основании этого решения суда преследуют простых верующих.

Вы часто задаете вопрос, а почему Свидетели Иеговы? А я тоже этот вопрос задаю правоохранителям: оперативным работникам, ФСБ, полиции, следователям. Они говорят, что Свидетели Иеговы хорошие люди, но на то политическая воля. Они получаем зарплату за то, что выполняют приказы. А как тогда в этой стране жить? Есть закон или политическая воля? У нас есть закон или только политическая воля? Если правоохранительные органы, суды будут руководствоваться не законом, у нас будут пытки, подбросы наркотиков, боеприпасов, запрещенной литературы.

Что-то можно изменить? Сейчас установлены фамилии следователей, которые проводили допросы, есть доказательства телесных повреждений. Нужно возбудить уголовное дело. Есть основания, повод, заявления пострадавших. Возбудите уголовное дело, уважаемый Следственный комитет, если вы говорите, что вы расследуете это дело, проводите обыски у следователей, оперативников, зафиксируйте следы. Почему этого не делается? Арестуйте пару следователей — через несколько дней они расскажут без всяких пыток, кто были те опера, которые пытали. Расскажут, потому что они сами не пытали, они молча наблюдали, они этому способствовали. У них у самих есть дети, жены, матери, которым надо в глаза смотреть. На это тоже нужна политическая воля? Или достаточно того закона, который у нас всех есть?

Александр Мавроматис