Психушка для гражданина СССР

25.06.2019
© 
ФСБ и суд отправили уральца в СИЗО. В Бутырке ему сломали ребра и грудину

Уралец Андрей Злоказов был членом незарегистрированной организации «Свердловская область РСФСР в составе СССР», считая, что СССР незаконно перестал существовать. Злоказов называл себя «Полномочным представителем Президента СССР на территории Свердловской области РСФСР», «Командующим вооруженными силами на территории Свердловской области», «Главой КГБ на территории Свердловской области РСФСР» и т. д. ФСБ обвинила Злоказова в экстремизме и арестовала его после почтовой рассылки в войсковые части Министерства обороны РФ и Росгвардии «Приказа командующего вооруженными силами Свердловской области для командующего и начальствующего состава всех войсковых подразделений на территории Свердловской области». По мнению следователей, именно Андрей Злоказов написал и отправил этот приказ. Следователи утверждают, что в приказе Злоказова содержались «призывы к организации отрядов самообороны от властей РФ, иных воинских формирований с целью изменения методами вооруженной борьбы конституционного порядка РФ и восстановлению конституционного порядка СССР». Андрея Злоказова задержали в апреле 2018 года и поместили в СИЗО-1 Екатеринбурга.

Не буду углубляться в уголовное дело Злоказова. Сейчас вопрос не в том, что именно проповедовал Злоказов и что он совершил или не совершил криминального. Речь идет о применении в отношении Злоказова насильственных действий в учреждениях ФСИН.  

«Уверяли, что в душевой меня попросту убьют» 

В начале осени прошлого года следователь УФСБ РФ по Центральному военному округу Никита Карпов направил Андрея Злоказова на судебно-психиатрическую экспертизу в Институт Сербского в Москву. По завершении обследования 28 сентября 2018 года Злоказова переводят в психиатрическую больницу Бутырки (СИЗО-2 Москвы). И здесь ФСИН нарушила закон: Злоказова вне зависимости от результатов экспертизы (тем более что, по данным ОНК Свердловской области, экспертиза признала Злоказова здоровым) должны были поместить в обычную камеру СИЗО, а не в психбольницу. Решение о направление в психиатрическую больницу может принять только суд. 

Как утверждал в своем письме в редакцию Злоказов, в психиатрическом отделении Бутырки его продержали несколько часов в узком помещении — «стакане», затем привели на 2-й этаж, где один из тюремщиков дал Злоказову на подпись два заполненных бланка. Первый — о добровольном помещении в психиатрическое отделение, второй — на добровольное согласие применения в отношении него мер психиатрического лечения. Злоказов отказался подписывать бумаги, мотивируя это тем, подобные вопросы должны решаться исключительно судебным решением Орджоникидзевского районного суда Екатеринбурга, где рассматривается его дело по существу. И здесь Злоказов был абсолютно прав. Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» требует от врачей получения от пациента информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство (статья 11 указанного Закона).

Далее, как утверждает Злоказов, минут через пятнадцать в камеру вошли двое мужчин крепкого телосложения вместе с сотрудником ФСИН и повели его в душевую кабину на том же этаже. «Один из этих мужчин представился Азаматом, заявив, что он в этом психиатрическом стационаре является смотрящим, — писал в своем письме в редакцию Злоказов, — а мой отказ в подписании бланков может навредить «общим интересам нашего дома». Я не соглашался, тогда этот смотрящий, — продолжал рассказ Злоказов, — и иже с ним другой с задатками палача стали меня истязать, бить кулаками и ногами, преимущественно по жизненно важным органам, изредка задавая вопрос: «Готов подписать, что от тебя требуют?». Злоказов пишет, что «истошно кричал» и просил прекратить избиения. 

Андрей Злоказов записывал видео на YouTube, в которых рассказывал "всю правду о переименовании РСФСР в РФ"Андрей Злоказов записывал видео на YouTube, в которых рассказывал «всю правду о переименовании РСФСР в РФ»Кадр YouTube

«Периодично, — продолжал вспоминать Злоказов, — дверь душевой открывали представители власти  — ФСИН РФ и цинично уверяли, что меня попросту в этой душевой убьют, по факту моей смерти даже не будет никакой проверки, что они никуда не торопятся, поскольку ночь их дежурства длинная, и что не только мое здоровье, но и моя жизнь зависит от времени подписания мною названных бланков». 

Примерно через три часа избиений, по словам Злоказова, его из душевой вынесли в коридор, положили на пол, где медперсонал в присутствии тюремщиков и избивавших его заключенных, смазали ему раны зеленкой и сделали какой-то укол. Согласно статье 5 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»,  Злоказова должны были проинформировать, что за лекарство ему вводят, однако этого сделано не было. Затем Злоказова затащили в какую-то камеру на том же этаже. Тюремщики вновь дали ему бланки согласий на лечение, сказали, где надо поставить подпись, и закрыли камеру. 

Азамат приказал одному из заключенных сделать громче телевизор и затем потащил Злоказова в туалет, где его опять стали избивать, но уже с применением ножа и полотенца. «Меня били обратной стороной ножа по голове, фалангам пальцев рук, коленям и, накинув полотенце на шею, душили, пока я не потерял сознание. Когда приходил в себя, избиения продолжались. Длилось это не менее трех часов. Били меня все те же двое, что избивали меня в душе. В очередной раз я очнулся от того, что меня волокли в душевую, где избивали ранее. Там меня раздели догола и смыли следы крови. Потом медработники опять обработали мои раны зеленкой. Затем тюремщики отволокли меня на четвертый этаж и бросили в какую-ту камеру на холодный пол».

На следующее утро новая смена тюремщиков вызвала скорую. Злоказов был срочно госпитализирован в реанимационное отделение Боткинской больницы, где у него зафиксировали переломы девяти ребер справа, перелом тела грудины, переломы пяти отростков позвонков, пневмоторакс правого легкого (скопление воздуха в плевральной области из-за травмы грудной клетки). Было проведено дренирование, после которого легкое расправилось. Все указанные повреждения отражены в медицинской выписке Злоказова. 

Вскоре Злоказов был этапирован в СИЗО-1 Екатеринбурга. Затем в ноябре 2018 года  его поместили в стационар «Исеть» Свердловской клинической психиатрической больницы, а потом на 28 дней в судебно-психиатрическое экспертное отделение № 10 для лиц, содержащихся под стражей этой же больницы. К тому времени у Злоказова закончился срок ареста и он вышел на свободу. 

26 апреля 2019 года Орджоникидзевский районный суд Екатеринбурга вынес постановление о применении мер медицинского характера в отношении Андрея Злоказова. Его задержали в здании суда и тут же поместили в психиатрическое отделение СИЗО-1 Екатеринбурга, даже не дожидаясь вступления решения суда в законную силу. Злоказов обжаловал решение суда в областном суде.

«Ты, что, не понимаешь, что ты в дурке?»

14 июня 2019 года по нашей с правозащитником Алексеем Соколовым просьбе адвокат Уральской коллегии адвокатов Светлана Финиди опросила Андрея Злоказова в психиатрическом отделении СИЗО-1 Екатеринбурга. На вопрос, известны ли ему фамилии сотрудников ФСИН, по чьему указанию он был избит в Бутырке, Злоказов ответил, что не знает, но описал их: один — возраст около 30, рост примерно 173 см, среднего телосложения, славянский тип лица; второй — аналогичного возраста и телосложения, но восточной национальности. Избивающего его Азамата, Злоказов описал так: «рост примерно 180 см, возраст около 30, полноватый, восточный тип лица». Второй избивавший — аналогичного роста и комплекции, тоже восточного типа, но представлялся Дмитрием. 

Злоказов подтвердил, что во время его избиения сотрудники ФСИН несколько раз заходили в камеру и спрашивали, готов ли он подписать согласие? «Угрожали, что если я не подпишу: «ночь длинная, ты — не первый, не ты — последний, если надо, тебя убьют, ты, что, не понимаешь, что ты в дурке», — рассказал Злоказов. — Давали указание заключенным продолжить избиение». 

Злоказов смог написать заявление в прокуратуру, в следственный комитет, уполномоченным по правам человека Москвы и Свердловской области только в декабре 2018 года, когда вернулся в Екатеринбург. В Бутырке тюремщики отказывались принимать жалобы от Злоказова. Но никаких ответов Андрей Злоказов на свои жалобы так и не получил.

После полученных травм Злоказов жалуется на хрусты в грудной клетке и боли в ребрах. По его словам, медпомощи в СИЗО-1 Екатеринбурга он сейчас не получает. С 4 июня ему делают какие-то уколы, после которых наблюдается сонливость в сочетании с беспокойством: «Хочется сесть — лечь поспать; ложишься — хочется встать, походить; встаешь, начинаешь ходить — хочется присесть, отдохнуть; и так по кругу».

Хотя, как говорит Злоказов, уколов он не просил ему делать. При этом врачи отказываются говорить, какой препарат они ему вводят. И здесь вновь медработники нарушают статью 5 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», не информируя пациента о лекарстве, которое они применяют. К тому же дело в областном суде по апелляционному заявлению Злоказова еще не рассматривалось, а значит, приговор не вступил в законную силу и никаких инъекций с психотропными препаратами в СИЗО Злоказову делать без его согласия не имеют право. 

«Не стоит беспокоиться — укольчик хороший» 

Также по моей просьбе Андрея Злоказова посетили члены ОНК Свердловской области Сергей Зыков и Ольга Виковшинина. По словам членов ОНК, им повезло, что они смогли встретиться с Злоказовым в психиатрическом отделении медчасти СИЗО-1: в момент прихода членов ОНК Злоказов только закончил встречу с адвокатом Светланой Финиди. Обычно заведующая психиатрическим отделением Наталья Кудрявцева на протяжении уже многих лет в нарушение ФЗ-76 «Об общественном контроле в местах лишения свободы» не допускает ОНК в руководимое ею отделение для проверки условий содержания пациентов и запрещает разговаривать с заключенными. В связи с недопуском ОНК в камеры психиатрического отделения, члены ОНК в 2011 году обращались в суд и выиграли его. Недопуск членов ОНК Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга признал незаконным. Свердловский областной суд подтвердил это решение.

Злоказов пожаловался членам ОНК на отсутствие прогулок с 26 апреля, то есть с момента задержания, притом что заключенные имеют право на часовую ежедневную прогулку. Еще в отделении уже на протяжении месяца не выдают постельное белье «под предлогом, что «вы — психи, вы его порвете»». По той же причине им не дают книги — библиотекарь просто не приходит.

Членам ОНК Злоказов также рассказал об уколе с неизвестным лекарством. На все вопросы медперсоналу, что это за лекарство, ему отвечают, что не стоит беспокоиться — «укольчик хороший». Более настойчиво требовать от медработников информацию о вводимом ему лекарстве Злоказов не решается, т. к. в ответ могут последовать «вязки». («Вязки» — это когда пациента раздевают догола, кладут спиной на кровать, привязывают его руки и ноги мокрой простыней к кровати, будто распинают. Человек не может двигаться, ему становится тяжело дышать. Не дают пить и есть, чтобы пациент не хотел в туалет).

Злоказов утверждает, что в апреле 2018 года, в период его первого пребывания в психиатрическом отделении СИЗО-1 он дважды подвергался «вязкам» по три дня каждый раз, хотя по документам это было оформлено как трехчасовые «вязки». Он связывает эту меру воздействия с ответом на отказ разговаривать с завотделением Натальей Кудрявцевой. 

Андрей Злоказов сказал членам ОНК, что отдал дежурным на утренних обходах три жалобы в различные инстанции, касающиеся его дела. Но эти жалобы из СИЗО-1 так и не ушли. Злоказов это узнал по полученной выписке исходящей корреспонденции, в которой нет регистрации этих писем. Неотправку документов Злоказов связывает с тем, что вся корреспонденция отдается Кудрявцевой, а та под предлогом «плохого самочувствия пациента» может письма и не выпустить.

Надо сказать, что подобные действия врача незаконны. В статье 37 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» говорится, что пациенты психиатрических отделений могут быть ограничены по рекомендации врачей в интересах здоровья и безопасности пациентов в получении или отправлении посылок, бандеролей и денежных переводов. Но в законе ни слова нет о праве психиатров изымать жалобы пациентов. Злоказову даже не позволяют держать в камере ручку и бумагу, тем самым затрудняя написание жалоб.

Кроме того, врач Кудрявцева уверяла членов ОНК, что родственники Андрея Злоказова не интересуются его судьбой. Однако примерно месяц назад у Злоказова было краткосрочное свидание с сестрой, которое было прервано примерно через час без объяснения причин. Хотя краткосрочные свидания обычно длятся по три часа. 

Еще Злоказов очень беспокоится, что его просьбу о конференц-связи со Свердловским областным судом по апелляции отклонят якобы «по состоянию его здоровья», а ему об этом даже не сообщат. И надо сказать, что опасения Злоказова небеспочвенны, тем более в контексте неоднократных незаконных помещений его в психиатрические отделения тюремных больниц. 

Znak.com обратился с запросом по поводу изложенных фактов к начальнику Управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН РФ А.П. Приклонскому. Спустя семь дней ответ не был получен. Если комментарий ФСИН поступит, мы опубликуем его после получения. 

Елена Масюк