Правозащитники написали свой КоАП

02.03.2020

«Мемориал» направил Минюсту замечания к проекту кодекса

Как стало известно «Ъ», российские правозащитники направили в Минюст подробные замечания к проекту нового Кодекса РФ об административных правонарушениях. Документ разработан ПЦ «Мемориал» при участии «ОВД-Инфо» и комитета «Гражданское содействие», у которых в итоге получился подробный перечень недостатков действующего КоАП. Правозащитники предлагают прекратить преследование секс-работниц, уточнить понятие пропаганды наркотиков, внимательнее подойти к вопросу выдворения мигрантов и перестать наказывать за возбуждение ненависти в адрес «социальных групп». При этом правозащитники говорят о «профанации» общественного обсуждения, указывая, что Минюст дал всего лишь 20 рабочих дней для подготовки отзыва на 800-страничный проект КоАП.

Проект нового КоАП был опубликован 30 января 2020 года. Документ Минюста получился объемным: сам кодекс состоит из 591 страницы, а проект процессуального КоАП, где записан порядок рассмотрения дел и исполнения наказаний, занимает еще 211 страниц. Однако на общественное обсуждение чиновники дали меньше месяца: комментарии к документу можно было направить лишь с 30 января по 27 февраля. «Такой вариант общественного обсуждения — это профанация,- сказала „Ъ“ юрист правозащитного центра „Мемориал“ Татьяна Глушкова.- Посудите сами, реально ли за 20 рабочих дней не просто ознакомиться с таким объемом текста, но и предметно его проанализировать? Особенно учитывая, что у вас есть и другие дела, потому что вы не могли освободить этот месяц заранее. Ведь Минюст не давал информации о дате публикации проектов и сроках их обсуждения». Тем не менее «Мемориал» с коллегами по правозащитному движению успели в необходимый срок подготовить заключение на проекты кодексов и отправить его в Министерство юстиции, хотя и признают, что это потребовало «значительных усилий».

Одной из первых поправок в КоАП, которую предложили юристы центра, стало исключение формулировки «социальная группа» в статье о «возбуждении ненависти либо вражды» (конкретных номеров статей проекта нового КоАП «Ъ» не приводит, поскольку в следующей редакции они могут измениться). Сегодня закон запрещает «унижение достоинства» не только из-за пола, расы, национальности, но и «по признаку принадлежности к какой-либо социальной группе». Однако понятие «социальной группы» не определено: из-за этого россиян наказывали за оскорбление сотрудников правоохранительных органов, чиновников и даже фанатов ненавистной футбольной команды. Так, в 2019 году к ответственности привлекли фаната ЦСКА Евгения Огурцова из Новочебоксарска, который опубликовал во «ВКонтакте» стихи с нелестными выражениями в адрес болельщиков «Спартака».

«Так как определения „социальной группы“ нет, то и использовать его можно как угодно,- прокомментировал „Ъ“ ситуацию директор информационно-аналитического центра „Сова“ Александр Верховский.- Конечно, здесь имеются в виду уязвимые группы, но из-за неопределенности признаков их список становится бесконечным. Согласно комментарию Верховного суда, „представители власти“ не образуют уязвимую группу, однако сейчас мы видим очевидное злоупотребление этой статьей со стороны правоохранительных органов». В теории, такой открытый список критериев должен был обеспечивать защиту от дискриминации всем тем, кого просто физически невозможно отдельно упомянуть в законе,- однако практика применения статьи показала, что его используют крайне выборочно. Поэтому господин Верховский поддерживает идею исключения «социальной группы»: «Идеального решения нет. Но пусть лучше статья не будет покрывать все случаи, чем допускать злоупотребления».

«В теории запрет возбуждения ненависти или вражды в отношении социальной группы мог бы стать отличным способом защиты всех уязвимых групп, которые законодатель не назвал прямо. К сожалению, практика идет по иному пути: „социальной группой“ признаются сотрудники правоохранительных органов или „представители власти“, а ЛГБТ, например, не признаются,- подтверждает Татьяна Глушкова.- Поэтому мы рекомендуем отказаться от этого словосочетания и ввести введя вместо него запрет на возбуждение ненависти и вражды по признакам возраста, состояния здоровья, сексуальной ориентации или гендерной идентичности».

Правозащитники также предложили отменить административное наказание за оказание секс-услуг. «Отношение к проституции как к правонарушению рушит все возможности дальнейшей жизни для женщин,- рассказала „Ъ“ директор движения „Серебряная роза“ (защищает права секс-работниц) Ирина Маслова.- Их вносят в особый список МВД, что сводит к минимуму шанс найти легальную работу. Большинство работодателей сегодня имеют систему безопасности и часто отказывают, когда видят фамилию в базе. Были случаи, когда секс-работницам по этой же причине не одобряли кредиты. Более того, это влияет и на их детей — после проверки родственников их часто не берут в высшие учебные заведения или на службу». При этом госпожа Маслова подчеркивает, что существование этой статьи в КоАП провоцирует коррупционные действия. По ее словам, всего одно дело из 20 реально доходит до суда — в остальных случаях женщины либо добровольно дают взятки сотрудникам правоохранительных органов, либо те сами их вымогают. «Они платят, чтобы быстрее уйти из отделения полиции, где зачастую происходят вещи, запредельные по жестокости»,- добавила госпожа Маслова.

Комитет «Гражданское содействие» в комментариях к КоАП акцентировал внимание на проблемах мигрантов. Несмотря на то что административное выдворение обозначено в Кодексе как «дополнительное наказание», на практике оно часто превращается в основное. По данным Судебного департамента Верховного суда РФ, за 2018 год в России судами первой инстанции было вынесено более 131 тыс. постановлений о выдворении. Руководитель «Гражданского содействия» Светлана Ганнушкина считает, что это слишком серьезная мера, которую сегодня применяют без учета тяжести нарушений и общественной опасности: «Когда применять штраф с выдворением, а когда без такого, сейчас не сказано. Законодатель возлагает ответственность на судью, а он, в свою очередь, выбирает из того, что предлагает полиция». По ее словам, нередки случаи, когда иностранный гражданин проживает на территории много лет, обзавелся здесь семьей, но из-за малозначительного нарушения его депортируют, оставляя близких без кормильца. Поэтому правозащитники предлагают четко сформулировать критерии для принятия решения о выдворении.

Также в документе предлагается отменить ответственность за пропаганду «нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних. Еще в 2017 году ЕСПЧ признал, что подобные законы «усиливает негативную ситуацию со стигматизацией ЛГБТ и поощряет гомофобию», напоминают правозащитники. «Статья 6.21 действующего КоАП похожа на висящую на стене дубинку. Она падала на головы немногим, но заставила бояться и молчать сотни тысяч,- говорит создатель группы поддержки ЛГБТ-подростков „Дети 404“ Елена Климова.- Пропагандой суды могут посчитать буквально все что угодно: обсуждение с несовершеннолетними темы ЛГБТ, размещение материалов на личной странице в соцсети, и даже фразу „Быть геем и любить геев — это нормально. Бить геев и убивать геев — это преступно“». По ее словам, ЛГБТ-подростки в России страдают от неприятия себя и внутренней гомофобии. Это зачастую приводит к попыткам суицида или беспорядочным связям, а запрет так называемой гей-пропаганды на практике приводит лишь к тому, что психологи или учителя не могут поговорить с подростками и помочь им, отмечает госпожа Климова.

В изменениях, по мнению правозащитников, нуждаются и меры ответственности за пропаганду наркотиков. Они предлагают добавить в КоАП уточнение, что ответственность не распространяется на тех, кто распространяет информацию о психотропных веществах «без цели склонения к употреблению». «Сейчас большинство дел за пропаганду связаны с обычными изображениям. Это может быть предприниматель, который продает в киоске трусы с принтом конопляного листочка,- рассказал правовой консультант по делам, связанным с наркотиками, Арсений Левинсон.- Статья также может применяться для цензуры СМИ, которые пишут, например, про заместительную терапию». Он отметил, что ответственность за пропаганду наркотических средств мешает общественной дискуссии на важную тему.

Он напомнил, что в 2018 году на 800 тыс. руб. оштрафовали «Фонд имени Рылькова» — за их статью о способах снижения вреда при употреблении наркотиков, предназначенную наркозависимым. Штраф в таком же размере летом 2018 года получило издание «7×7» за «пропаганду наркотиков», якобы обнаруженную в интервью с членом Либертарианской партии Михаилом Световым. «Государство предлагает зависимым людям один вариант — бросить употреблять наркотики и вылечиться. Но на 100 колоний, например, у нас всего четыре реабилитационных центра»,- отметил господин Левинсон.

Большой пакет предложений «Мемориала» касается работы организаций, которые признаны так называемыми «иностранными агентами». Правозащитники считают, что закон об «иностранных агентах» и закон о «нежелательных иностранных и международных организациях» часто используются для административного преследования. Поэтому они предлагают отменить ответственность за «непредставление сведений» НКО-«иногента» и за продолжение деятельности НКО-«иноагента», в отношении которой принято решение о приостановлении. «Эти законы действительно затрудняют нашу работу. Подготовка упомянутых отчетов оттягивает на себя человеческие ресурсы, а малейший недосмотр оборачивается штрафом минимум в 100 тыс. руб.,- рассказала юрист „Мемориала“ Татьяна Глушкова.- Последняя волна штрафов заставила нас, юристов, потратить немало часов на участие в судебных заседаниях и написание жалоб. Хотя это время и силы мы могли бы применить с пользой для граждан. Не говоря уже о том, что над нами непрерывно висит дамоклов меч в виде возможности новых и новых привлечений за немаркировку еще чего-нибудь».

Эксперты «Мемориала», «ОВД-Инфо» и «Гражданского содействия» предложили поправки и в Процессуальный кодекс об административных нарушениях.
Например, заявили о необходимости добавить возможность пересмотра административных дел по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. Сейчас подобная норма работает во всех видах судопроизводства, кроме административного. И получается, что лица, привлеченные к административной ответственности, «лишены возможности восстановить свои права, в том числе в случаях заведомой ложности показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложности вещественных доказательств и иных документов», отмечают правозащитники.

Согласно действующей редакции КоАП, срок административного задержания начинается с того момента, когда его доставили в отделение ОВД. Однако в этом случае не учитывается время в пути, которое может быть «несоразмерно длительным», а также частые задержки с «документированием доставлений». Поэтому максимальный срок задержания зачастую превышает установленные три часа. С такими проблемами сталкивались, например, участники летних протестов в поддержку кандидатов, не допущенных к выборам в Мосгордуму. В материалах доклада «ОВД-Инфо» «Московский эксперимент» отмечалось, что задержанных иногда удерживали в автозаках часами: их возили по городу либо привозили к отделу полиции, но не выпускали из машины.

Однако эта проблема касается не только участников митингов, отмечают правозащитники. Так, срок административного задержания человека в состоянии опьянения считается со времени его «вытрезвления». В комментариях к КоАП эксперты предлагают отсчитывать срок с момента фактического задержания, а если время было превышено — получить разъяснение о причинах.

Авторы комментария к проекту также предлагают расширить процессуальную роль специалиста. В действующей редакции его не могут привлекать для разъяснения суду и прокурору того, что входит в его профессиональную компетенцию: специалист лишь может «ставить вопросы» эксперту. Это нарушает состязательность сторон, отмечают правозащитники. Среди других важных комментариев — обязать прокурора участвовать в рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также предоставлять бесплатную юридическую помощь всем лицам, в отношении которых ведется административное производство.

Вместе с тем, правозащитники отмечают, что новый проект Кодекса содержит и позитивные изменения. Одно из главных таких нововведений — выделение в разные главы процедуры рассмотрения дел судами и остальными органами, что «позволит уменьшить путаницу». Эксперты одобрили также право должностных лиц, составивших протокол, участвовать в производстве.

Елизавета Ламова, Александр Черных