«Остановить войну может только правда об этой войне»

05.12.2014

По материалам ПЦ «Мемориал» 30 ноября 20014 года на сайте 7x7-journal.ru опубликована статья «Остановить войну может только правда об этой войне». Спустя 20 лет после начала Первой чеченской кампании политики, журналисты, правозащитники, непосредственные участники событий собрались в московском

По материалам ПЦ «Мемориал» 30 ноября 20014 года на сайте 7x7-journal.ru опубликована статья «Остановить войну может только правда об этой войне».

Спустя 20 лет после начала Первой чеченской кампании политики, журналисты, правозащитники, непосредственные участники событий собрались в московском офисе «Яблока», чтобы еще раз поднять тему, о которой молчит государство: тему государственных преступлений во время чеченской войны. В ситуации, когда на территории Украины идут боевые действия с участием российских военнослужащих, этот разговор становится особенно актуальным. Корреспондент «7х7» побывал на мероприятии и выслушал мнения тех, кто был непосредственным участником событий.

Вчера в офисе партии «Яблока» прошла конференция, приуроченная к 20-летию начала первой чеченской войны. Участники событий, журналисты, правозащитники попытались ответить на главный вопрос: какие ошибки были допущены властью и обществом и есть ли связь между тем, что произошло в 1994, и тем, что сейчас происходит в Украине.

О том, как началась чеченская война, рассказал Григорий Явлинский. 26 ноября в плен были взяты десятки российских военнослужащих. Они не называли свои имена, не имели знаков различия, так же, как и печально известные «зеленые человечки» в Крыму. Джохар Дудаев заявил, что если Россия признает своих солдат, они будут отпущены как военнопленные, если нет, они будут считаться наемниками и будут расстреляны. Российское руководство, а именно министр обороны, министр внутренних дел, спецслужбы отказались признать своих солдат. «Тогда я позвонил Дудаеву и сказал: „Я, как депутат, признаю, что это российские военнослужащие, они исполняли приказ и от имени государства, я беру на себя ответственность за них и прошу их освободить. Если для этого нужно, чтобы я и коллеги приехали, то мы готовы в обмен на наших солдат оставаться в Чечне столько, сколько необходимо“», — рассказал Явлинский.

Так, группа из депутатов и журналистов отправилась в Чечню на переговоры с Дудаевым. Часть этой группы стала свидетелями штурма Грозного, начавшегося 31 декабря. Журналист Даниил Гальперович рассказал о том, как виделись эти события из Дворца Джохара Дудаева, где оказалась делегация:

— Очень долго не было ощущения, что в Москве хотя бы что-нибудь знают об этом событии: настолько все кроваво и спонтанно происходило в эти трое суток.

Новость о том, что в Грозный вошли танки, шокировала всех: не было связи с Москвой, никто не мог выяснить, кто отдал приказ о штурме. Сергей Ковалёв, в то время занимавший пост председателя комиссии по правам человека при президенте, с коллегами безуспешно пытался договориться с чеченскими командирами о прекращении огня.

Государство долго пыталось скрыть истинные масштабы происходящего. Так было еще в годы войны в Афганистане, когда политическое руководство страны рекомендовало скрывать причины гибели солдат. На эту преемственность обратил внимание представитель общества «Мемориал» Александр Черкасов.

Лев Шлосберг, депутат законодательного собрания Пскова от партии «Яблоко», рассказал о том, как ему удалось открыть обществу правду о гибели 104 полка 76 тогда дисантно-штурмовой дивизии, известной как «6-я рота». Это погибшие 29 февраля и 1 марта 2000 года десантники.

— Та картина боя, которая транслируется официально, не соответствует реальной. По некотором данным, были переписаны боевые журналы, поскольку из них становится ясно, что рота была уничтожена практически полностью (84 человека из 90) при полном попустительстве руководства объединенной группы войск на Северном Кавказе, — отметил Лев Шлосберг.

Те, кто был по другую сторону фронта, по словам Льва Шлосберга, сейчас занимают должности в правоохранительных органах Чеченской Республики, и пока у власти находится Рамзан Кадыров, они не окажутся под следствием:

— Один из офицеров как-то сказал мне: вы понимаете, если сейчас об этом не написать, то через 10 лет об этом никто не вспомнит, потому что те, кто знает правду, умрут, а когда умрут те, кто знает правду, уже некого будет спрашивать.

Ситуация в Украине качественно отличается тем, что ни политические, ни военные власти Российской Федерации войну не признают, считает Лев Шлосберг.

— Военнослужащие и их семьи не знали, что их отправляют не в Ростов, а в Украину. Родственники не могут даже сказать, что их солдат погиб, на войне исполняя присягу, потому что это необъявленная война, — сказал он.

Со слов родных, людей собрали в ночь с 15 на 16 августа, дали 3 дня на боевое слаживание под Таганрогом, а потом, отняв телефоны, отправили в Украину. Если во время чеченской войны большинство военных были уверены в том, что они исполняют свой долг, что они правы, то сегодня люди чувствуют только то, что государство им лжет.

— Сегодня солдаты не хотят воевать, есть случаи самострелов. Об этом известно, есть те, кто отказывается «переходить через ленточку», их немедленно увольняют и берут с них подписку о неразглашении. Через третьи руки известно, что когда действующий командир дивизии Алексей Наумец поучил список погибших в Украине, когда ему принесли этот совершенно секретный пакет, он сидел белый, но ничего не сделал. Никто ничего не сказал. Чем больше усилий прилагается, чтобы скрыть информацию об этой войне, чем больше денег вкачивается в эту войну, в том числе и в молчание — за погибшего платят 5 миллионов, за раненного — 3 миллиона, — тем больше масштаб трагедии. Он может оказаться настолько шокирующим, что сегодня мы даже не можем себе это представить, — сказал Лев Шлосберг.

Правда о погибших в первой и второй чеченских войнах не открыта до сих пор. Нет точных данных о количестве погибших как среди мирного населения, так и среди военнослужащих. На это обратил внимание первый председатель Чеченского регионального отделения «Яблока» Шарип Цуруев. Цифры разнятся от 30 тысяч до 300 тысяч человек. «Это нужно не мертвым, это нужно живым. Надо избавить людей от этого бремени, это возможно только через всеобщее покаяние», — говорит Цуруев.

Не раз было сказано о необходимости дать точные и ясные оценки действиям российской власти. Этого не произошло в отношении действий советского государства. Михаил Шевелёв, независимый журналист, освещавший события в Чечне, отметил, что одной из главных движущих сил для чеченской стороны стала память о сталинской депортации. Также и в отношении жертв чеченской войны, современное государство не признало своих преступлений, не объяснило, зачем была нужна эта война.

О своем опыте войны рассказал Аркадий Бабченко, участник войны в Чечне, журналист, освещавший события на востоке Украины:

— Все можно остановить в самом начале, пока не пролилась кровь, пока не закрутился маховик взаимной слепой ненависти.

По мнению собравшихся, эта война разрушила не только города, но и доверие между обществом и государством, доверие между народами. О стратегиях борьбы с такими последствиями войны рассказала создатель фильма «Алды без срока давности» Елена Виленская. Несколько лет подряд вместе с Натальей Эстемировой они приезжали в чеченское селение Новые Алды, где 5 февраля 2000 года прошли чудовищные зачистки местного населения. Они разговаривали с детьми жертв этих преступлений:

— Было очень тяжело, стыдно сказать «простите нас», но мы это сделали.

В Алдах работал петербургский ОМОН, который отличался особой жестокостью.

— Когда мы говорили, что приехали из Петербурга, нас встречали стеной недоверия. Но через какое-то время ее удавалось сломать, — сказала Елена Виленская.

Журналист с коллегами много раз организовывали поездки подростков из Алды в Санкт - Петербург.

— Один мальчик, приехав в Петербург, сказал: «Я помню, как вы приезжали к нам. Вы так плакали, что мне стало вас жалко».

Эти усилия необходимы, чтобы сохранить хотя бы остатки доверия и уважения между народами, и если государство не заинтересовано в этом, людям приходится брать это в свои руки. О том, почему так поступает государство, говорил Григорий Явлинский:

— Человеческая жизнь так и не стала ценностью в нашей стране. Как государство забывало о своих солдатах в Чечне, так оно забыло о тех, кто погиб в Украине в этом году. Методы остаются те же — силовое давление и отказ от диалога по любому поводу. Это, по сути, советская, большевистская традиция, которая не предполагает равенства участников, взаимного уважения, но только право сильного диктовать свою волю тому, кто слабее.

Истории, прозвучавшие на конференции, были очень разными, часто очень личными. Но практически каждый, кто брал слово, говорил об ответственности — ответственности гражданского общества за все то, что делало и делает государство сегодня. Собирать факты о преступлениях государства, добиваться следствия над виновниками гибели людей, открывать обществу правду о масштабах войны, правду о гибели наших солдат — вот то, что мы можем сделать сегодня, чтобы эти преступления не повторились в будущем. Если мы забудем о жертвах чеченской войны, забудем о тех, кто погиб на востоке Украины, — это будущее может не наступить.

— Остановить войну может только правда об этой войне, — этими словами Лев Шлосберг завершил свое выступление.

Источник - http://7x7-journal.ru/item/50686 

Поделиться: