Митинги, не опасные для общества: почему дело на Вячеслава Егорова завели незаконно

04.04.2019

26 марта суд признал законным возбуждение дела против коломенского активиста Вячеслава Егорова, который выступает против мусорного полигона

Егорова обвиняют в неоднократном нарушении правил проведения митингов (статья 212.1 УК). По мнению защиты, у суда были все основания, чтобы признать преследование Егорова необоснованным. Но этого не произошло.

Автоматчики в масках и дело о митингах

В конце января в Коломне у активистов движения «Нет свалке Коломна» прошли обыски. Как оказалось, они проводились по уголовному делу о неоднократном нарушении законодательства о митингах в отношении Егорова. Самого активиста задержали и удерживали более 48 часов без решения суда. По словам его жены, утром 31 января к ним в дом пришли около десятка силовиков, в том числе автоматчики в масках.

Семерых активистов доставили в полицию, допросили как свидетелей по делу и отпустили. Егоров стал подозреваемым, и 2 февраля Коломенской городской суд отправил его под домашний арест.

Поводом для возбуждения дела стали четыре административных протокола, составленные на активиста в 2018 году. В мае суд дал Егорову 30 часов обязательных работ, посчитав его виновным по части 5 статьи 20.2 КоАП (нарушения порядка проведения митинга участником). В июне активист оказался на трое суток в спецприемнике, на этот раз уже по части 6.1 статьи 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения митинга, повлекшее помехи транспорту). 22 августа суд назначил Егорову 25 часов обязательных работ по части 2 статьи 20.2 КоАП (организация или проведение несогласованного митинга).

По четвертому протоколу по части 2 статьи 20.2 КоАП, составленному в декабре, административное производство прекратили для того, чтобы возбудить уголовное дело. Поводом стала статья Егорова на «Яндекс. Дзене» с призывом прийти к суду, где должны были рассматривать административные дела Геннадия и Дмитрия Гудковых.

7 февраля Егорову предъявили обвинение. По мнению его адвоката Марии Эйсмонт, в материалах делах есть все, чтобы прекратить уголовное преследование ее подзащитного.

Следственная тайна и домашний арест

В феврале Московский областной суд рассматривал жалобу Эйсмонт на постановление Коломенского городского суда в закрытом режиме. По словам Эйсмонт, оснований для того, чтобы закрыть заседание, не было. Суд в Коломне 2 февраля тоже проходил в закрытом режиме, но там, как рассказывает адвокат, обвинение сослалось хотя бы на «следственную тайну».

 — Хотя непонятно, какая там может быть следственная тайна, — говорит Эйсмонт. — Все документы, которые находятся в материалах дела, — это открытые документы, постановления судов, их можно найти в открытой базе.

21 марта суд продлил домашний арест Егорову. На этот раз заседание не закрыли. Ольга Мирзаева, супруга Егорова, рассказала в суде о том, как проходит домашний арест: у детей нет доступа в интернет, а семья из шести человек живет за счет пенсии матери подсудимого — 15 тысяч рублей в месяц. Судья не стала принимать во внимание эти доводы, потому что на прошлом заседании родственники согласились на домашний арест Егорова.

Опасные митинги и законность преследования

Единственный осужденный по статье 212.1 УК, которую вменяют Егорову, — оппозиционный активист Ильдар Дадин. В декабре 2015 года его приговорили к лишению свободы, а в феврале 2017 года Верховный суд отменил приговор и освободил Дадина. Это произошло после сообщений активиста о пытках в колонии, которые вызвали широкий общественный резонанс.

Примерно за две недели до отмены приговора Конституционный суд заявил, что применять статью 212.1 УК следует, только если вмененное человеку «нарушение» было опасным для общества.

Совет при президенте по правам человека (СПЧ) признал, что в действиях Егорова нет общественной опасности. Автор заключения для СПЧ, руководитель судебной практики Института права и публичной политики, Григорий Вайпан пояснил в разговоре с ОВД-Инфо, что последнее правонарушение Егорова не представляет «криминальной общественной опасности» в соответствии с постановлением Конституционного суда:

«В случае Егорова по четвертому эпизоду на него изначально составили протокол об административном правонарушении по части 2 статьи 20.2. Конституционный суд же прямо пишет в постановлении в связи с делом Дадина, что эта часть не является опасной. При этом в постановлении нет четкого ответа на вопрос, должны ли представлять опасность предыдущие правонарушения. КС говорит только, что нельзя привлекать к уголовной ответственности, если четвертое нарушение не является опасным. Он не говорит, можно ли привлекать по 212.1, если неопасны предыдущие три».

В заявлении СПЧ также говорится, что постановление о возбуждении уголовного дела — незаконно и подлежит отмене:

«Из содержания указанной публикации Егорова В.В. можно сделать вывод о том, что она была направлена на информирование общественности о времени и месте открытых судебных заседаний в Коломенском городском суде Московской области. В публикации не упоминается о намерении Егорова В.В. провести какое-либо публичное мероприятие <…> Следовательно, в действиях Егорова В.В. отсутствует умысел как обязательный элемент состава преступления, предусмотренного статьёй 212.1 УК <…>».

26 марта Бабушкинский районный суд рассмотрел жалобу адвоката Егорова Марии Эйсмонт. Перед вынесением решения суд приобщил к делу экспертное заключение СПЧ. Тем не менее, возбуждение дела против Вячеслава Егорова суд признал законным.

Программа: Поддержка политзеков

Егоров Вячеслав Валерьевич родился 8 декабря 1977 года, проживает в городе Коломна Московской области; гражданский активист. Обвиняется по ст.