Лана Эстемирова: «Моя несчастная родина увядает под властью тирана Рамзана Кадырова»

16.07.2020

Сегодня исполнилось 11 лет со дня гибели в Чечне журналистки и правозащитницы Натальи Эстемировой

В среду, 15 июля, исполнилось ровно 11 лет со дня трагической гибели в Чечне журналистки, правозащитницы, сотрудницы представительства «Мемориал» в Грозном Натальи Эстемировой. Ее убийцы до их пор не установлены.

В этот день Лана Эстемирова, дочь правозащитницы, живущая сейчас в Лондоне, сообщила о запуске своего нового подкаста, который будет делать совместно с Фондом «Справедливость для журналистов». Лана собирается интервьюировать журналистов из разных стран, которые сталкиваются с преследованиями из-за своей работы, и знакомить читателей с их историями.

«Мы неслучайно решили объявить о нашем сотрудничестве именно сегодня, — пишет она. — 11 лет назад, 15 июля 2009 года, моя мать, Наталья Эстемирова, правозащитница и журналист, была похищена возле нашего дома и убита. Это трагическое событие не только в корне изменило мою жизнь, но вызвало шок во всей Чечне. Это убийство продемонстрировало, что поиски истины и справедливости караются смертью».

Лана Эстемирова покинула Россию через год после убийства матери. «В течение многих лет я наблюдаю издалека, как моя несчастная родина увядает под властью тирана Рамзана Кадырова. Исчезновения людей по-прежнему не расследуются, люди все также боятся высказывать свое мнение, а журналистов за их расследовательcкую деятельность избивают и угрожают им еще страшнее, чем это было раньше», — резюмировала она.

Русская служба «Голоса Америки» попросила коллег Натальи Эстемировой рассказать, что изменилось в Чечне за время прошедшее со дня трагедии.

«Это тоталитарная диктатура»

Председатель «Комитета против пыток» Игорь Каляпин с сожалением констатировал, что местным властям в значительной степени удалось искоренить правозащитное движение в Чечне, хотя, наверное, и не в той, в какой об этом мечтал Кадыров.

«С убийством Эстемировой этот процесс пошел особенно активно, — добавил правозащитник. — После ее гибели было много скандальных и безобразных событий в отношении „Мемориала“ и „Комитета против пыток“, шла постоянная зачистка любых ростков активности среди чеченской молодежи. В результате мы имеем такую Чечню, где за любую самую поверхностную критику даже не самого Кадырова, а системы его управления или кого-то из чиновников, людей унижают, заставляют потом публично извиняться и так далее».

На самом деле это профилактика любого инакомыслия, считает Игорь Каляпин: «Когда Кадыров и его пропаганда говорят, что сейчас у нас чеченцы не гибнут сотнями от бомб, мин, обстрелов, как это было во время войны, он, конечно, прав. Но сейчас мирное время, а республика при этом находится в абсолютном тупике, если говорить о каком-то общественном развитии. Там все общественно-политическое пространство забетонировано, его фактически не существует. Это тоталитарная диктатура».

Сейчас, если чеченцы гибнут, то они гибнут в кадыровских подвалах, утверждает председатель «Комитета против пыток». По его мнению, такой железной диктатуры и такого отсутствия свободы, как сейчас, не было никогда прежде: «Сейчас в Чечне от любого журналиста люди будут просто шарахаться, как от чумного. Все в республике хорошо понимают, что любая информация, которая будет хоть в малейшей степени содержать негатив и критику кадыровского режима, смертельно опасна. Причем, не только для человека, который сказал нечто эдакое, но и для его близких, членов его семьи».

В республике установился небывалый нравственно-информационный террор, обобщил Игорь Каляпин.

«Чечня отдана Кадырову на откуп»

Председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина согласна с тем, что в республике во многом удалось свести на нет правозащитное движение. По ее данным, официально работающих общественных организаций в области правозащиты в Чечне фактически нет.

«Есть лишь отдельные люди, которые занимаются правозащитой, и они стараются быть как можно более осторожными, — подчеркнула она. — Еще есть небольшое количество юристов, помогающих тем людям, в отношении которых нарушаются права человека. Но, разумеется, активной полноценной деятельности правозащитников на сегодня в Чечне нет и быть не может. Зато очень развита ее имитация».

Чечня и тогда, когда еще была жива Эстемирова, уже была тоталитарным «куском России», заметила Светлана Ганнушкина: «Но сейчас просто ужас, что происходит! Мать убитой дочери публично извиняется перед Кадыровым. В чем она виновата? Как можно человека унизить до такой степени?! Люди боятся за своих близких и готовы извиняться, за что угодно, даже будучи сами жертвами».

Кремль устраивает такая Чечня, «которая пять раз в сутки дружно говорит, что республика — часть России», говорит председатель Комитета «Гражданское содействие». Как ей представляется, это главное, что требуется от Рамзана Кадырова, а на все остальное в Москве смотрят сквозь пальцы и спускают ему решительно все: «Чечня отдана Кадырову на откуп, в полное пользование, он там царь и бог. Над ним только один человек — Путин. Абсолютно все институты в Чечне беспрекословно подчиняются главе республики. Он не понимает, что суд должен быть независимым. Собирает присяжных и устраивает им выволочку за то, какое решение они приняли. Он и главный правозащитник, и первый прокурор, и верховный судья…»

Надо громко говорить правду о ситуации в Чечне со всех трибун, только тогда положение людей, которые там безмерно страдают, может хоть в чем-то измениться к лучшему, убеждена Светлана Ганнушкина.

Виктор Владимиров