«Критики не выдерживает»: о расследовании убийства Натальи Эстемировой

16.07.2019
© 

О том, почему десять лет спустя после трагедии правозащитники по-прежнему требуют «беспристрастного, независимого и эффективного расследования» убийства, RFI рассказал член правления правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов.

15 июля, в десятую годовщину убийства Натальи Эстемировой, сотрудницы грозненского «Мемориала», 13 ведущих международных и российских правозащитных организаций потребовали от властей России провести беспристрастное и эффективное расследование преступления. О том, почему десять лет спустя после трагедии правозащитники по-прежнему требуют «беспристрастного, независимого и эффективного расследования» убийства, RFI рассказал член правления правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов.

Утром 15 июля 2009 года Наталья Эстемирова была похищена возле своего дома в Грозном. Несколько часов спустя ее тело с огнестрельными ранениями было обнаружено в соседней Ингушетии.

RFI: Десять лет спустя после трагедии создается впечатление, что официальным следствием в деле об убийстве Натальи Эстемировой не сделано практически ничего.

Олег Орлов: Я бы не согласился с вами. Сделано достаточно много — сделано для того, чтобы убийство реально не было расследовано. Следствие, на наш взгляд, провело большую работу для фальсификации доказательств. Для того, чтобы «перевести стрелки» и не искать реальных убийц и организаторов, а сделать все так, что якобы убили Наташу те, кого следствие само назначило — а именно боевики. Утверждение следствия о том, что Наталью Эстемирову убили чеченские боевики, не находит под собой никакого реального обоснования. Но следствие сделало много для создания видимости того, что якобы есть тому доказательства. При ближайшем исследовании этих доказательств — а мы смотрели материалы уголовного дела в значительной части, насколько это было нам доступно, — мы обращались к следствию, показывая, что все их т.н. «доказательства» не выдерживают никакой критики. Тем не менее они проделали большую работу для фальсификаций.

На второй, третий, даже на пятый год после убийства Наташи следствие говорило о том, что найден убийца. Даже называли его имя — Алхазур Башаев, некий боевик, которого убили в конце 2009 года. В начале 2010 года появилась информация о том, что якобы найдены доказательства его причастности к убийству. Тогда следствие сделало такое заявление. После того, как мы раскритиковали эти доказательства, показали, что на самом деле они являются фикцией, следствие и на следующий год, и через год продолжало говорить то же самое.

Под давлением правозащитников следствие проверяло версию о похищении Натальи Эстемировой чеченскими силовиками.

По нашему настоянию были проведены дополнительные следственные действия — сбор генетического материала у некоторых сотрудников полиции Курчалоевского района. Дело в том, что, когда Наташу тащили в машину, она сопротивлялась и, видимо, оцарапала кого-то из них (у нее под ногтями были обнаружены частицы кожи). Кроме того, в машине ее держали два человека за руки, оставив потожировые следы на рукавах ее одежды. Этот материал следствие исследовало грубо, плохо, безобразно, утратило часть этих материалов. После нашей критики они взяли образцы у некоторых полицейских Курчалоевского района и не нашли никакого совпадения с материалом убийц. Но мы же знаем, как это делается в Чечне, как убитые выдаются за живых, как одних людей выдают за других… Поэтому ни в малейшей степени мы не можем доверять этим результатам. У кого они брали этот генетический материал, как его проверяли, все это неизвестно.

Как власти пытались доказать версию о причастности боевиков к убийству правозащитницы?

Следствие сделало и еще некоторые шаги. У некоторых чеченских боевиков, осужденных на длительные сроки лишения свободы и находящихся в колониях, взяли показания в рамках уголовного дела. От этих боевиков получили слова, нужные следствию, о том, что якобы именно руководство чеченского подполья заказало убийство Наташи. Для чего? Чтобы скомпрометировать российские власти и тогдашнего президента Медведева перед встречей с канцлером ФРГ Меркель. Это не выдерживает, честно сказать, никакой критики. Все это какой-то бред. Понятно, что люди, находящиеся в местах лишения свободы, скажут все, что нужно следствию, потому что они находятся в руках у государства. Так что следствие много чего делало — но не для раскрытия, а для сокрытия преступления.

Какой версии убийства продолжает придерживаться «Мемориал»?

Мы считаем, что к убийству, безусловно, причастны люди из верха властной пирамиды Чеченской республики. Мы считаем, что откуда-то оттуда было указание. А исполнители — это очевидным образом сотрудники силовых структур. Потому что смотрите: средь бела дня похищают человека, везут его через всю Чечню, где на дорогах на тот момент было много блокпостов. Везут в соседнюю — заметим — республику Ингушетию через административную границу, опять же через посты. В этот момент на границе проводилась спецоперация, которой руководил Адам Делимханов, правая рука Рамзана Кадырова. Эти люди (похитители) не бояться, едут спокойно через блокпосты, вывозят Наташу в Ингушетию и там убивают. Если бы это делали боевики или бандиты, на такие замысловатые действия они бы никогда не пошли.

Более того, мы знаем, что последние публикации Наташи Эстемировой (как и предыдущие, но последние особенно) вызвали гнев и крайнее раздражение у руководства Чеченской республики, включая и Рамзана Кадырова.

Отсюда мы делаем вывод, что ее убийство связано с ее правозащитной деятельностью. Чтобы пресечь ее работу, работу других правозащитников (в том числе, «Мемориала), это все и было сделано.

Еще раз подчеркиваю и повторяю: т.н. доказательства причастности боевиков к убийству критики не выдерживают. У «Мемориала», Международной федерации лиг прав человека и «Новой газеты» есть большой доклад на эту тему. Там мы подробно исследовали все эти доказательства и показали, что они на самом деле — фикция.

Как прошедшие десять лет «Мемориал» продолжал работать в Чечне?

В 2009 году после убийства Наташи мы на время приостановили свою работу в Чечне. Вплоть до конца 2009 года мы там не работали. По настоянию наших чеченских коллег, в том числе Оюба Титиева, в самом конце 2009 года мы работу возобновили. Она продолжалась почти девять лет, до ареста Оюба. И именно то, что Оюба Титиева арестовали по сфабрикованному, фальшивому делу, показывает, что работа шла и крайне раздражала руководство Чечни.

За это время давление на правозащитников возрастало. Вместе с «Мемориалом» в Чечне работали Сводные мобильные группы. Прежде всего, Комитет против пыток и другие правозащитные организации направляли в них своих представителей. Сводные мобильные группы первыми подверглись нападению — средь бела дня, в центре города толпы погромщиков громили офис, поджигали его, ломали оборудование. Дважды громили офис. И полиция вообще не вмешивалась. Слава богу, люди смогли тогда убежать. Потом напали на Сводную мобильную группу и журналистов, когда они ехали из Ингушетии в Чечню. Там уже на людей напали, нанесли им серьезные травмы. Сводные мобильные группы вынуждены были прекратить свою работу. Потом взялись и за «Мемориал» Начало 2018 года — это арест Оюба Титиева, подброс наркотиков ему, подброс наркотиков в наш офис, серьезные угрозы нашим сотрудникам. Мы были вынуждены прекратить работу нашего представительства (в Чечне). Вот уже почти полтора года представительство наше там не работает: юристы не ведут прием, люди не могут к нам прийти с жалобами, наши наблюдатели не могут выехать на место событий.

Но это не значит, что мы прекратили работу. Просто мы работаем несколько по-другому. Работа продолжается, но она не такая эффективная, поскольку в этих условиях мы меньше можем оказать помощи конкретным людям.

К десятилетней годовщине трагедии «Мемориал» проводит 15 и 16 июля в Москве серию мероприятий, посвященных памяти Натальи Эстемировой.

Мы в эти траурные дни говорим и о Наташе, и о правах человека в Чечне и — шире — во всем мире. 15 июля с утра мы представляли доклад ПЦ «Мемориал» о том, почему Россия является страной, откуда бегут люди, откуда вынуждены бежать люди в другие страны. Мы также представили доклад корреспондента «Новой газеты» Елены Милашиной о том, как беженцы из России, чеченцы — именно чеченцы — с какими трудностями, сложностями и безобразным отношением они сталкиваются у вас, в Европе.

Мои коллеги также пошли на пикет в центре Москвы. Посмотрим, что с ними произойдет после этого пикета (участников пикета на Красной площади задержали — RFI). Затем у нас вечер памяти Наташи — будем вспоминать, говорить о ней. Выступит дочь Наташи Лана, Оюб Титиев и многие другие.

16 июля мы продолжим мероприятия, связанные с этой трагической датой. Будем, например, говорить о событиях в Сирии, в Идлибе, где, как и в Чечне во время чеченских войн, российские бомбардировщики наносят удары по мирным объектам, гибнут мирные жители. Мы будем об этом говорить, потому что Наташа, будь она жива сейчас, она бы, безусловно, об этом говорила. Как же так? От российских бомб снова гибнут мирные люди.

Дмитрий Гусев

Программа: Ведение дел в ЕСПЧ
Программа: Горячие точки

Наталья Эстемирова родилась 28 февраля 1958 года в городе Камышлов Свердловской области в русско-чеченской семье, окончила исторический факультет Грозненского университета, работала учительницей. Весной 1994 года у Наташи родилась дочь Лана.