«Каждый день похож на предыдущий»: будни Александра Кольченко в российской колонии

24.02.2019

Александра Кольченко и режиссера Олега Сенцова задержали российские спецслужбы в Крыму в мае 2014 года по обвинению в организации терактов на полуострове. Кольченко получил 10 лет колонии.

Высокий сдержанный парень, одет в робу с биркой на груди, он шагает по территории колонии. «Мне кажется, он еще больше вытянулся, осунулся. Но он повзрослел, конечно», – глядя на сына через монитор компьютера, говорит Лариса Кольченко – мать украинского политузника.

Пленник Кремля Александр Кольченко отбывает срок в Челябинской области России. Его и режиссера Олега Сенцова задержали российские спецслужбы в Крыму в мае 2014 года по обвинению в организации терактов на полуострове. Кольченко получил 10 лет колонии. Александр, как и прежде, настаивает: он – гражданин Украины и политзаключенный. Об этом говорит членам общественной наблюдательной комиссии, которые наведались с инспекцией в феврале.

На кадрах этого визита мама видит Александра впервые за восемь месяцев, в последний раз в колонию ее пустили на свидание летом. Скромный быт заключенного: чашки в кухне отряда, да камера хранения, где осужденные должны держать личные вещи. Мама знает: там Саша хранит книги.

Представители общественной наблюдательной комиссии интересуются письмами Саши.

Лариса Кольченко

Лариса Кольченко

«– А говорят, тебе пишут с многих мест?

– Да.

– Откуда?

– Из России, Украины, Беларуси.

– А из-за границы?

– Из европейских стран.

– Да, из европейских стран, откуда?

– Швеция, Германия, Франция.

– Друзья?

– Нет.

– Просто незнакомые?

– Да».

Еще до приезда общественной наблюдательной комиссии у Александра побывал адвокат, увидел его бледным и замкнутым. Эти наблюдения обнародовала правозащитница, экс-представитель общественной наблюдательной комиссии Татьяна Щур.

«Он его знает уже давно, он к нему относится как к сыну, на самом деле, и, конечно, он выразил беспокойство, потому что он его видел накануне, говорит, румяненький такой даже, молодец, в спортзал ходит. А тут пришел через месяц и говорит: «Что-то он такой бледный, худой, подавленный». Ему показалось так», – рассказывает правозащитница.

Татьяна Щур отмечает, что ничего катастрофического с Кольченко в колонии не происходит, но наблюдать за его состоянием нужно. Она предполагает, что Александр бледный после изолятора, в который его посадили перед новым годом на 10 дней, мол, нарушил порядок передвижения по колонии.

«– 27-го закрыли.

– За что?

– За оставление локального участка без разрешения администрации.

– Это было?

– Ну да.

– Решил прогуляться? Ну, ты знаешь, что выговор висит о нарушении?

– Ну да.

– В изоляторе один Новый год встречал или двухместный был?

– Вдвоем.

– И там же не знаешь, когда Новый год во сколько наступил?

– Ну, отбой же в десять», – говорит Саша с гостями из ОНК.

Но, по мнению правозащитников, дело вовсе не в каких-либо нарушениях порядка.

Олег Сенцов и Александр Кольченко в суде

Олег Сенцов и Александр Кольченко в суде

«Все по колонии ходят. Ну как это так он пойдет в библиотеку или спортзал, он что будет ждать сотрудника колонии, который его будет сопровождать?.. Если мы возьмем даты помещения Саши в ШИЗО – по всем календарным датам, праздникам и всяким инаугурациям президента. По всем красным дням всегда изолируют людей с определенными статьями», – делится наблюдениями Татьяна Щур.

Вкусно и наваристо?..

Рост Александра выше метра девяносто, он очень худой. Сейчас ему дают дополнительное питание: немного молока и творога, иногда яйцо. В столовой утверждают – так кормят всех очень высоких заключенных. Кольченко подтверждает – еду получает.

На самом деле до Сашиной голодовки в поддержку требований Олега Сенцова, дополнительное питание ему не давали, говорит мама.

Акция «Тщетные ожидания» в поддержку украинских политзаключенных в России

Акция «Тщетные ожидания» в поддержку украинских политзаключенных в России

«Из-за роста, веса, ему положено было давно это питание, но его назначили только после того, как он прекратил голодовку, потому что у него уже было такое критическое состояние. Он почти 10 килограмм веса потерял, а так вообще неработающим не положено было», – замечает Лариса Кольченко.

Заместитель главы общественной наблюдательной комиссии области Федор Бельке демонстративно пробует еду на кухне, говорит, что вкусно и наваристо.

Лимит посылок исчерпан

Кольченко в колонии не работает, украинские политузники не делают это принципиально. Саша хотел продолжить учебу в Таврическом национальном университете, но ему не позволили, мол, у ВУЗа нет лицензии для преподавания в этой колонии.

«Мне кажется, из-за того, что это украинский вуз, он не имеет лицензии. Но ТНУ не собирается осуществлять никакую деятельность, не собирается работать на территории России, просто он предложил обучение на территории России своему гражданину», – сетует мама Александра Лариса.

Сам Александр переживает из-за того, что в колонию не доходят книги, которые посылают его друзья. В колонии говорят, мол, лимит посылок исчерпан. Но узник пытается доказать, что есть механизм, который позволяет получить книги.

«И, согласно Уголовно-исполнительному кодексу, по статье 95, бандероли с книгами, отправленные торговыми сетями, не учитываются. Ну то есть можно отправлять в неограниченном количестве», – говорит Кольченко.

Александр Кольченко, фото из семейного архива

Александр Кольченко, фото из семейного архива

Эта статья, действительно, существует в российском законе. Так через книжную сеть одна из посылок и отправлялась, но глава общественной наблюдательной комиссии считает, что права колония.

«Спортом занимается, в отряде у него хорошие отношения, почту, корреспонденцию он получает вовремя… Посылки, которые по закону положено раз в три месяца, там вовремя все. Есть закон, который нарушать никому не положено», – комментирует глава общественной наблюдательной комиссии Челябинской области Василий Катанэ.

Все равно, что с сотрудниками колонии...

Во время визита наблюдательная комиссия для чего-то заводит с Сашей политические беседы.

Граффити в Киеве

Граффити в Киеве

​«– А вот ты смотришь телевизор? События на Украине происходили, ой, во Франции.

– Ну да.

– Как ты там к ним относишься?

– Критическая поддержка.

– Какая-какая?

– Критическая.

– В этом ничего хорошего нет, не добиваются, надо совсем по-другому. А то, что ломают, уничтожают, никому ничего хорошего.

– Люди борются за свои права».

Такому отношению наблюдательной комиссии к узникам правозащитница Татьяна Щур не удивлена.

Лариса Кольченко (л) и Ольга Афанасьева (п)

Лариса Кольченко (л) и Ольга Афанасьева (п)

«То, что Саша говорит с членами ОНК, так называемого, ну это все равно что если бы он говорил с сотрудниками колонии, тут никакой разницы нет. Этот состав комиссии полностью сформирован при помощи ФСИНа и ни у кого не вызывает никаких сомнений для чего они существуют», – добавляет Татьяна Щур.

Лариса Кольченко весной надеется попасть к сыну – они оба очень соскучились. Мама просит всех писать Александру, даже если он не отвечает.

«Каждый раз говорит, что особенно не о чем писать, потому что каждый день похож на предыдущий. Очень просит извинения у тех, кому не ответил. Просит писать, людям которые ему пишут, о себе, о событиях, что происходит в Украине рассказывать, не только о политике (о политике там вообще нельзя писать, нежелательно), но какие-то другие новости – из искусства, культуры, науки – это его тоже все интересует», – говорит мама Лариса.

Перед приездом комиссии к Кольченко уже в который раз не пустили украинского консула, ведь Россия не желает признавать его гражданином Украины. Наблюдательной комиссии Александр еще раз заявил: прошение о помиловании он писать не будет.

Программа: Поддержка политзеков

Кольченко Александр Александрович родился 26 ноября 1989 года в Симферополе, антифашист, подвергался нападениям ультраправых, работал грузчиком на почте и полиграфии, одновременно учился на заочном отделении университета на факультете географии.