«Исход предрешен»

17.05.2018

Судья по делу датчанина Денниса Кристенсена разочаровал его защитников

В Орловской области завершилась вторая неделя слушаний по уголовному делу в отношении гражданина Дании Денниса Кристенсена, обвиняемого в организации продолжения деятельности признанного экстремистским религиозного объединения «Свидетели Иеговы — Орёл» (ст. 282.2 УК РФ). Суд выслушал показания нескольких свидетелей, а по итогам слушаний адвокаты датчанина заявили судье отвод, обвинив того в личной заинтересованности в постановлении обвинительного приговора. О том, как прошли заседания, в репортаже «МБХ медиа».

«Сотрудники ФСБ пришли и сказали, чтобы никто из Свидетелей Иеговы тут не работал»

Заседание 15 мая началось с продолжения допроса сотрудника ФСБ, который проводил наблюдение за домом, где собирались местные Свидетели Иеговы. Оперативнику пришлось отвечать на вопросы адвокатов Кристенсена. В частности, он сообщил, что является работником отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Рассказав о технических моментах проведения ОРМ, а также обыска в Зале царства иеговистов, оперативник ответил на ряд коротких вопросов, касающихся веры.

— Запрещено ли исповедовать религию Свидетелей Иеговы на территории Орла? — спросил у фсбшника адвокат Антон Богданов.

—  Нет, — последовал ответ.

—  Запрещено ли Свидетелям Иеговы в Орле свободно читать Библию и молиться?

—  Нет.

—  Запрещено ли им делиться с другими людьми своими убеждениями?

—  Нет.

—  Вы сами, какого вероисповедания?

—  Православный, — пожал плечами сотрудник ФСБ.

—  Обряд крещения проходили?

—  Да.

—  Но членом какой-либо религиозной организации от этого не стали?

—  Нет.

После уточняющих вопросов допрос оперативного работника был завершен и в зал вошел очередной свидетель — Елена Черницова. Женщина заявила, что работала в детском саду кастеляншей, но из-за того, что она является Свидетелем Иеговы, ей пришлось уволиться.

—  Сотрудники ФСБ пришли и сказали, чтобы никто из Свидетелей Иеговы там не работал. Они заведующую так запугали, что я решила уволиться, — пояснила женщина.

Кристенсена она знает, но когда именно они познакомились, не помнит. Черницова с 2011 года еще в Брянской области стала изучать Библию, в 2013 году в Железногорске прошла обряд крещения «и стала полноценным Свидетелем Иеговы». В том же 2011 году женщина переехала в Орел и стала посещать богослужения в доме № 50 по улице Железнодорожной, в Зале царства. Далее свидетель подробно описала, что собой представляло помещение, как проходили богослужения, рассказала, что на входе висел список запрещенной литературы, которым нельзя было пользоваться. Черницова видела, как несколько раз на собраниях выступал Деннис Кристенсен. Говорил он на русском языке. Но женщина тут же оговорилась, уточнив, что «общался он с затруднением, иногда переспрашивал, что было непонятно». По словам свидетеля, о иерархии и какой-либо организации ей ничего не известно, для нее все были «сестры и братья». Раньше ей кто-то говорил, что Кристенсен является старейшиной, но она уже не помнит, кто и когда. По словам Черницовой, в Зале царства был ящик с пожертвованиями, куда люди клали деньги добровольно. Деньги шли на оплату коммунальных услуг, а также на приобретение моющих и чистящих средств для уборки помещения и территории домовладения.

—  Государственный строй обсуждали на собраниях? — поинтересовался у свидетеля гособвинитель.

—  Нет.

—  А о добровольном отказе от сдачи крови говорили?

—  Да, у меня есть документ, что я не буду сдавать, — ответила женщина. — Во всем мире каждый год 5 млн человек заражаются только гепатитом C и другими заболеваниями после переливания крови. И в Библии записано, что кровь свята. Поэтому в Европе Свидетели Иеговы уже давно используют кровезаменители.

«28 статья Конституции РФ не запрещает мне общаться с соверующими»

Женщина рассказала, что о запрещенной организации МРО «Свидетели Иеговы — Орёл» она ничего не знает, а считает себя частью большой мировой семьи — Свидетелей Иеговы. О запрете «Свидетелей» в 2016 году она слышала, но на свой счет и счет своих «братьев и сестер» не приняла.

—  А МРО вам известно?

— По всему миру наше религиозное братство, как же его можно запретить, — искренне удивилась женщина.

—  То есть вы поняли, что Свидетелей Иеговы запретили, но к себе вы это не отнесли? — еще раз уточнил председательствующий Алексей Руднев.

—  28 статья Конституции РФ не запрещает мне общаться с соверующими, — спокойно ответила свидетель.

Далее вопросы гособвинения касались изучаемой иеговистами литературы. В частности, их интересовало, почему они изучали ее на планшетах. Отметим, что в обвинительном заключении сказано, что Деннис Кристенсен прибегал «к мерам конспирации после запрета Свидетелей Иеговы», к коим следствие отнесло рекомендацию «использовать планшеты» вместо привычных бумажных брошюрок. Правозащитник Дмитрий Краюхин, услышав вопрос, почему планшеты, удивленно произнес вслух:

—  Я вот не понял, теперь кириллицу будут запрещать или планшеты?

Тем временем прокурор серьезным голосом обратился к свидетелю:

—  Вам Кристенсен говорил, что в целях конспирации надо использовать планшет?

По залу пробежали смешки. Когда все успокоились, суд предоставил слово стороне защиты. Вопросы касались существа предъявленного обвинения в экстремизме. Елена Черницова последовательно ответила, что Кристенсен никогда не поднимал на собраниях вопросы политики и власти и не допускал высказываний, пропагандирующих преимущества религии Свидетелей Иеговы перед другими религиями. Словом, ничего не разжигал и ничье достоинство не унижал. Связи с родственниками разрывать не призывал.

—  А ваша вера вообще чем-то отличается от православия? —  поинтересовался судья Руднев.

—  Отличается, конечно. Я и в церковь когда-то ходила, и сама Библию читала, но ничего не понимала. А когда стала на богослужения Свидетелей Иеговы ходить, все стало понятно, — объяснила женщина.

—  А Библия у вас своя какая-то или они отличаются?— вновь спросил судья.

—  Одна и та же.

—  А в чем тогда разница?— переспросил Руднев, который на протяжении уже нескольких заседаний пытается разобраться, что же такое религия Свидетелей Иеговы.

—  Мы по-разному ее понимаем.

Фото: Vasily Fedosenko / Reuters

«Они были культурные и трезвые»

На этом в заседании был объявлен перерыв. Оно возобновилось утром 16 мая, когда в суд был вызван свидетель Александр Чириков. Бородатый мужчина живет по соседству с Залом царства и на протяжении последних лет активно наблюдал за тем, что происходило на его территории. По словам свидетеля, дом № 50 на улице Железнодорожной появился несколько лет назад. «Помню, ходили собирали подписи. Говорили, что там будет построена школа. Но в итоге построили культовое учреждение, скажем так», — пояснил свидетель. Он рассказал, что после строительства в доме обосновались Свидетели Иеговы. В том числе и Чирикову они предлагали «какие — то листовки». Подходили и к его родителям. «Задавали вопросы типа „верите ли вы в Бога?“. Но я сразу прекращал такие разговоры. На эту тему я ни с кем не разговариваю, тем более с чужими людьми. Они, конечно, были культурные, вежливые, трезвые. Но я не разделяю эти идеи», — пояснил свидетель.

По словам Чирикова, людей в Зале царства собиралось очень много. Собирались часто. «Один раз даже ночью было там много машин и что-то там происходило», — сказал он. Чириков видел человек 70. «Одеты были, как на праздник», — уточнил свидетель.

Чириков говорит, что часто видел там Кристенсена. Несколько раз он видел, как датчанин открывал калитку и встречал прихожан. «Точно знаю, что он иностранец», — поделился своими наблюдениями свидетель. О том, что организацию запретили, свидетелю рассказал участковый. «Вызвал меня, спрашивал, прекратились ли туда походы? Но люди как ходили туда, так и продолжали ходить. А перестали они только после того, как туда приехала ФСБ и задержали основателя», — рассказал Чириков. Поле запрета организации Чириков видел рядом с домовладением «пару раз» Кристенсена. «То, что деятельность велась, и он там присутствовал — это факт», — утверждает Чириков. После обысков, устроенных ФСБ, на доме появилась табличка, свидетельствующая о том, что он сдается в аренду. «С виду показалось, что там рулит вот этот мужчина», — сказал свидетель, отвечая на вопрос прокурора. Вопрос заключался в том, чтобы свидетель поделился своим мнением относительно того, кто управлял организацией. Сам свидетель при этом за всем наблюдал лишь со стороны как сосед, но на территории домовладения никогда не был.

—  На что существовала эта организация, вам известно? — спросила гособвинитель.

—  Только слухи ходили.

—  Ну, расскажите, какие?

—  Кто-то говорил, что финансировалась из-за границы. Кто-то говорил, что собирались пожертвования.

Ответ, похоже, удовлетворил обвинение. Больше вопросов у прокуратуры не оказалось.

Адвокат Кристенсена Ирина Красникова уточнила у свидетеля, сколько раз за все время он видел Кристенсена. «Я видел его до запрета и после запрета, частенько видел. Сложилось впечатление, что он там руководитель», — ответил Чириков.

—  Это предположение ваше, что Кристенсен управлял всем процессом? — уточнила адвокат.

—  Да, сложилось такое впечатление.

«Судья заинтересован в обвинительном приговоре»

В Железнодорожном районном суде Орла продолжается судебный процесс...

Адвокат Антон Богданов неожиданно поинтересовался у Чирикова, не является ли он, случаем, сам Свидетелем Иеговы. На что Чириков поспешил заявить, что «слава богу, нет». Вопрос, считает ли свидетель, что эта религия единственно истинная, снял судья Алексей Руднев.

—  И вообще поясните, для чего эти вопросы? — спросил он.

—  Чтобы всем присутствующим, и прокурорам в том числе, было понятно, что для каждого человека его религия единственно истинная, иначе какой в ней смысл, — сказал адвокат.

Богданов спросил, общался ли свидетель с подсудимым. Тот ответил, что не общался.

—  Вы устанавливали за домом постоянное наблюдение? — вновь неожиданно спросил адвокат.

—  Я?! —  растерянно округлил глаза свидетель, и как будто интуитивно провел руками по карманам, чтобы убедиться, что там нет удостоверения сотрудника ФСБ или полиции.

—  Да, вы.

—  Наблюдение? Нет, конечно! — ответил свидетель.

Далее адвокаты буквально забросали Чирикова вопросами, большую часть из которых снял председательствующий. Обстановка как-то незаметно накалилась, а стороны начали общаться на повышенных тонах. В конце концов, после на минуту возникшей паузы, адвокат Виктор Женков поднялся и заявил, что председательствующий не оставляет защите иного выхода, кроме как заявить ходатайство об отводе судьи. По мнению защиты, судья Руднев занял «тенденциозную обвинительную позицию», а также заинтересован в определенном исходе дела. Защита заявила, что Руднев ограничивает права адвокатов.

—  Судья заинтересован в вынесении обвинительного приговора, — поддержал коллегу адвокат Богданов и нарочито призвал судью рассмотреть ходатайство об отводе в совещательной комнате, «как того требует уголовно — процессуальный кодекс».

Председательствующий Алексей Руднев ушел в совещательную комнату, где посовещавшись с самим собой, предсказуемо принял решение не самоотводиться, не найдя для этого аргументов. Поэтому позволил допросить последнего в этот день свидетеля. Но сразу свидетелю войти не позволили. Сторона гособвинения заявила, что в ходе перерыва свидетельница общалась с одной из присутствующих в зале женщиной. «Та ей что — то нашептывала», — сказала гособвинитель. Судья вопросительно посмотрел на вошедшую в зал женщину. Но та пояснила, что это была ее знакомая. Она врач и лечила ее детей.

—  Со свидетеля взята подписка об уголовной ответственности в случае дачи заведомо ложных показаний, поэтому мы можем продолжить, — объявил судья.

Вера Банщикова — пенсионного возраста женщина. Свидетелем Иеговы она является уже не один десяток лет. Когда работала педиатром, приняла учение иеговистов. На богослужения в Орле начала ходить с 2008 года, после переезда в город. Она прошла обряд крещения, занималась проповеднической деятельностью. «Ходила по домам и в поликлинике могла сказать тем, кто нуждался, что скоро недуг пройдет. Христос как царь небесного правительства на земле снова будет заниматься исцелением», — объяснила свидетель.

Она рассказала суду, где и как проходили собрания, какая была обстановка в Зале царства. По ее словам, богослужения проводились по четвергам и воскресеньям. С Деннисом Кристенсеном она познакомилась на дружеской встрече, в квартире у друзей. Его ей представили просто как Денниса. Они общались на русском языке. «Какие-то слова было сложно понять, какие-то слова он уточнял», — отметила свидетель. Зал царства она посещала «до захвата», как выразилась женщина, то есть до 25 мая 2017 года, когда там был проведен обыск и был задержан датчанин.

Вера Банщикова рассказала, что вместе со всеми она также изучала Библию.

—  Иную литературу вы изучали? — спросил гособвинитель.

—  Раньше, когда получали брошюры, — они на столе лежали, — пользовались. Запрещенную не изучали. Кристенсен говорил, что запрещено. Хотя я не считаю ее запрещенной. Она основана на мыслях из Библии и помогает нам улучшаться. Но когда ее запретили, я, конечно, от нее избавилась. Мы люди законопослушные, — сказала свидетель.

—  Все брошюры вы перестали использовать?

—  Только запрещенные.

Свидетель пояснила, что Кристенсен мало чем отличался на собраниях от остальных участников: на сцену мог выйти каждый, вопросы по прочитанному все Свидетели Иеговы могли задавать друг другу, объяснять что-то тоже, Кристенсен не исключение. По поводу старейшин она пояснила, что ее этот вопрос никогда не интересовал. «Когда-то я слышала, что вроде бы Кристенсен старейшина. Но точно я сказать не могу», — сказала женщина.

—  А кто вообще такой старейшина?

—  Я думаю, что это брат, который хорошо знает Библию и у которого можно попросить совет, — ответила свидетель на вопрос прокурора.

—  А к Крисенсену вы могли обратиться за советом?

—  Могла. Я вообще у любого могла спросить.

—  Когда-либо отношение к власти обсуждали? К переливанию крови? — спросил гособвинитель.

Адвокат Женков возразил:

—  Вопросы переливания крови вообще не имеют никакого отношения к экстремизму.

—  Возражения отклоняются, отвечайте, — обратился суд к свидетелю.

—  Никогда не обсуждали. Мы законопослушные люди. А вопросы переливания крови — личные. Каждый решает сам за себя, — сказала Вера Банщикова.

—  А бланки о добровольном отказе от переливания крови заполняли? —  спросил гособвинитель.

—  Я лично да. Бланки на столе лежали. Но это давно было, ещё до…

—  А с вашим учением Свидетелей Иеговы это как-то связано? — перебил прокурор.

—  Могу только за себя сказать. Есть несколько причин. И основанных на Библии, и связанных с медицинскими исследованиями. Кроме того, через кровь можно заразиться. И наш Создатель, конечно же, все об этом знает. И поэтому он нас предупредил в Библии, не вкушать в пищу.

—  То есть, переливание приравнивается к употреблению в пищу? — уточнил судья.

—  А какая разница, как употреблять, — по-простому ответила женщина.

В этот момент в зале раздался телефонный звонок. Оказалось, что переводчику Кристенсена потребовалось срочно уехать. Оператор сообщил ему, что у входа в суд мужчину ожидает такси. Алексей Руднев был вынужден объявить перерыв в слушаниях до следующего понедельника. После того, как перерыв был объявлен, многочисленные сторонники датчанина обступили «аквариум», чтобы пообщаться с ним и выразить слова поддержки. Однако сотрудники конвоя грозно объявили, чтобы толпа расступилась. В зале раздался звон наручников, и потомка викингов повели в автозак, чтобы доставить в СИЗО, где он провел уже почти целый год и, похоже, задержится еще не на один месяц.

Программа: Поддержка политзеков

Кристенсен Деннис Оле родился 18 декабря 1972 года в городе Копенгагене, подданный Королевства Дания, на момент ареста проживавший в городе Орле и имевший вид на жительство Российской Федерации.