Фемида по-чеченски

26.02.2019

Дело правозащитника Титиева переходит к решающей стадии

На прошлой неделе завершилось судебное следствие по делу руководителя грозненского отделения правозащитного центра "Мемориал" Оюба Титиева.

11 марта в Шалинском горсуде состоятся прения сторон, вскоре после чего последует приговор. Титиева, напомним, обвиняют в хранении наркотиков в крупном размере, ч.2 ст. 228 УК РФ. Максимальное наказание – десять лет тюрьмы. Данная статья относится к тяжким и не попадает под амнистию, так что рассчитывать на сокращение срока после вынесения решения не приходится.

Титиев и его защита не раз заявляли о фальсификации дела и приводили весомые доказательства – правда, ни одно из них не было приобщено судьей к делу. Например, заявления высоких должностных лиц о том, что с правозащитниками следовало бы "Салам алейкум и все", так как они "враги народа". Тогда же спикер Магомед Даудов заявил, что "правозащитники, которые работают во всяких «комитетах» и «центрах»", являются виновниками блокировки аккаунтов Рамзана Кадырова в соцсетях.

На это заявление обращали внимание и зарубежные правозащитные организации, ведь сразу после него Титиев был арестован.

У обвинения было много свидетелей по этому делу. И почти все они или действующие, или бывшие правоохранители. Зачем большинство из них – а их было порядка 70 человек – являлись в суд, не совсем ясно: ведь многие не могли в прямом смысле связать и двух слов. Наиболее подозрителен главный свидетель по делу – Сулиман Басханов. Он заявлял, что видел, как Титиев курил анашу, и что чувствовал от него запах наркотика. Заявления Басханова транслировали в своих сюжетах местный госканал.

На суде Басханов вел себя странно: говорил с трудом, потел, еле стоял на ногах, а к концу допроса и вовсе отказался говорить, ссылаясь на боли в животе. Адвокаты обратили внимание суда на то, что поведение Басханова – не что иное, как наркотическая ломка, но их довод был проигнорирован.

Остался в деле и скотч, которым якобы был заклеен пакет с наркотиками, обнаруженный в машине Титиева. На этом скотче есть волосы правозащитника, а оказались они там, потому что скотч был сорван с его головы 10 января в ходе "допроса". Защита требовала от суда рассмотреть этот эпизод, провести эксперимент, подтверждающий показания Титиева, но и тут получила отказ.

Сам Титиев не питал надежд, что дело решится в его пользу. В разговоре с коллегами, интересовавшимися его здоровьем – у Титиева проблема с зубами, он носит зубной протез – он говорил, что "нормальный протез сделают в Чернокозово, там неплохие врачи". Колония в Чернокозово – то место, где отбывает наказание журналист "Кавказского узла" Жалауди Гериев. Там же сидел и другой известный политзаключенный, общественный деятель Руслан Кутаев. Оба – по обвинение за хранение наркотиков.

Не было продвижений и по другим делам, связанным с давлением на сотрудников "Мемориала". В первый месяц после задержания Титиева произошло сразу несколько преступлений – неизвестные подожгли офис правозащитной организации в Ингушетии, уничтожив половину помещения.

Подожгли автомобиль, на котором передвигались сотрудники "Мемориала "из Дагестана. В офис махачкалинского отделения тогда поступили угрозы звонки и сообщения сотрудникам: "По краю пропасти ходите! Закройтесь! В следующий раз вместе с вами офис подожгем ваш".

В марте был жестоко избит глава махачкалинского отделения "Мемориала" Сиражутдин Дациев. Напавшие на него до сих пор не найдены. Правозащитники не связывали это нападение напрямую с делом Титиева, но не сомневались – это часть общего давления на северокавказских правозащитников.

К моменту нападения на Дациева сотрудники "Мемориала", работавшие в Чечне, были вынуждены покинуть республику. Офис организации закрыли еще в конце января, после того как туда пришла с обыском полиция.

Требования освободить Титиева и прекратить преследования правозащитников многократно звучали из-за рубежа. 14 февраля Европарламент принял резолюцию, в которой в очередной раз заявил о недопустимости давления на правозащитников и их семьи и призвал немедленно освободить Титиева. На резолюцию не было никакой видимой реакции со стороны Москвы.

"Последние суды очень наглядно показали, что суд не пытается выяснять реальные обстоятельства произошедшего. Из более чем 30 ходатайств защиты только три были приняты, и то судья не смогла их отклонить, потому что это нарушило бы уголовно-процессуальный кодекс", - сказал Олег Орлов, руководитель программы "Мемориала" "Горячие точки".

Пришедшие в суд эксперты-специалисты были допрошены лишь потому, что присутствовали в зале, напомнил Орлов: "Судья не имела права отказать в допросе явившихся свидетелей – хотя она хотела. Только после жесткого выступления адвоката Новикова, обратившего внимание на нарушение УПК судья согласилась".

В суде отказали даже в получении биллинга мобильных телефонов Титева, которые, по его показаниям, у него забрали полицейские. Биллинг мог бы подтвердить, что он 9 января дважды был привезен в Курчалоевский отдел МВД, что подтверждает версию его двойного задержания.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».