«Если бы я совершал что-то противоправное, я бы не вернулся в Россию»

20.02.2018

История антифашиста Виктора Филинкова

ФСБ расследует «дело антифашистов», которых обвиняют в участии в террористическом сообществе (205.4 УК). Сотрудники спецслужб считают, что члены организации под названием «Сеть» с ячейками в Пензе, Санкт-Петербурге, Москве и Белоруссии готовили государственный переворот. Одного из фигурантов дела Виктора Филинкова задержали в Петербурге 24 января в аэропорту Пулково. В тот же день Дзержинский районный суд арестовал его на два месяца.

«Ну что, всё, обследовались?»

На момент задержания Виктор Филинков находился в аэропорту около терминала — собирался проходить таможенный контроль. Из Пулково он должен был вылететь в Минск, затем в Киев, где его ждала жена. Пара обсуждала этот отъезд заблаговременно: стало известно, что начались аресты антифашистов из Пензы. У жены были обоснованные опасения, что спецслужбы доберутся и до них. В итоге супруга Виктора улетела первой, а сам он отправился на Кипр в командировку. После нее он вернулся в Россию закончить дела по работе.

«Моему подзащитному требовалось перейти на дистанционный режим, согласовав это с начальством. Но сам Филинков признается, он до конца не верил, что в отношении него может быть возбуждено дело. Он говорил: „Если бы я совершал что-то противоправное и хотел избежать наказания за это, я бы не вернулся в Россию“. Но он вернулся, потому что невиновен».

После задержания в аэропорту Филинкова повезли в отделение, взяли отпечатки пальцев, а оттуда доставили в 26-ю городскую больницу. Там его осмотрели хирург, невропатолог и терапевт, взяли анализы. Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Черкасов, представляющий интересы Филинкова, предполагает, что сотрудники ФСБ подстраховывались перед пытками.

«Им нужно было получить подтверждение, что у Филинкова молодой и крепкий организм. Они не хотели, чтобы человек со слабым здоровьем умер. Я изучаю практику применения их излюбленного предмета насилия — электрошокера. Мировая практика показывает, что в определенных случаях, когда у людей есть какие-то осложнения, может наступить летальный исход».

Только во втором часу ночи Филинков в сопровождении сотрудников в штатском вышел из больницы. Во дворе вокруг машины стояли сотрудники в военной форме и масках. Они встретили Виктора вопросом: «Ну что, всё, обследовались? Тогда поворачивайся!». Филинкову жестко защелкнули наручники, посадили в машину, натянули шапку на глаза и отвезли в лес, где несколько часов пытали электрошокером и избивали. Когда его пытали, то прежде всего требовали назвать конкретные фамилии единомышленников из Петербурга, Пензы, Беларуси. Сотрудникам ФСБ было важно, чтобы он открыто заявил, что в Пензе антифашисты встречались для подготовки террористической операции.

Как вспоминает сам Филинков, его убеждали во всем признаться: «Я отвечал, что не в чем признаваться. Тогда они заставили выучить „признательные“ показания. Заставили несколько раз их повторить. А затем отвезли к следователю».

После избиения Филинков согласился поехать в УФСБ и дать признательные показания, а в случае отказа грозили посадить в камеру к людям, больным туберкулезом. Затем его водворили в СИЗО-3. Врачу он ничего не сказал, а тот по собственной инициативе его не обследовал. На тот момент по понятным причинам Филинков никому не доверял. Через три дня к нему пришли адвокат Черкасов и члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). К ним он проникся доверием, потому что узнал адвоката — видел его интервью по делу Вадима Осипова. Правозащитникам удалось найти с ним общий язык, и он рассказал о пытках. Члены ОНК зафиксировали многочисленные следы ожогов.

Адвокат Виталий Черкасов признается, что часто работал с подсудимыми, которые подвергались пыткам, и считал себя человеком подготовленным.

«Но когда я попросил Филинкова продемонстрировать мне телесные повреждения, то ужаснулся. Я впервые видел такое большое количество ран на разных участках тела. Больше всего досталось правому бедру. Оно было сплошь утыкано ожогами от электродов, как крупная ветрянка. Я потерял самообладание и прямо в следственном кабинете СИЗО начал возмущаться, какие же изверги! Меня все это шокировало. Я понял, что он, бедный, пережил. Он был в очень опасной ситуации: ему угрожали, били, пытали, старались психологически сломить. Эти здоровые, натренированные люди использовали его как грушу для битья».

Фото: Виталий Черкасов / Facebook

«Построение анархистского государства»

Адвокат Черкасов рассказал, как документировали показания Филинкова. Со слов потерпевшего первый вариант, который оформил в виде его показаний оперативный сотрудник, пришелся «не ко двору». Сотрудник показал все записи руководству и вернулся от начальства «взмыленный, как мочалка». По словам Филинкова, он заявил: «Начальству не понравилось, что мы тут изложили, давайте скорее, сроки ограничены. Почему я этим должен заниматься, я вообще уже устал и ничего не соображаю, не знаю, что придумать. Помогите мне кто-нибудь, я не в адеквате, я ночь не спал, да что у меня за работа такая».

Потом, по словам задержанного, на помощь оперативникам пришел следователь и «давай это все сочинять». Все формулировки рождались на ходу, их придумывали и громко обсуждали, собравшись в кучку. Творческий полет мысли разворачивался прямо на глазах у «террориста», которому по ходу сочинения задали лишь несколько уточняющих вопросов.

В уже сочиненных показаниях сообщалось, что Филинков, увлекшись анархистскими идеями, вступил в террористическое сообщество «Сеть».

«В показаниях фигурирует признание Филинкова, что якобы в Пензенском лесу он вместе с другими анархистами занимался стрельбой, практиковал выживание и оказание первой медицинской помощи. Так же там указано, что сторонники приезжали в Санкт-Петербург для обсуждения будущего проекта свержения власти», — поясняет адвокат.

Сейчас на руках адвоката есть те самые показания, заученные подзащитным под пытками. Вместе с Филинковым они построчно разбирали текст и выявили много ошибок. Раскрывать фактические ляпы пока отказываются: есть надежда, что нестыковки могут стать убедительными аргументами для суда в пользу Филинкова. Часть информации касается изложения сути убеждений анархистов.

«ФСБШники в показаниях упоминают, что террористы призывали уничтожить строй для построения анархистского государства. Анархисты в принципе против государственности, но сотрудники, конечно, в идеологические тонкости не вдавались. При чтении показаний даже это сильно настораживает».

Виктор Филинков — гражданин Казахстана. Но генконсул Акнур Аленова с ним не связалась. Адвокат «Агоры» проинформировал ее о задержании и попросил навестить подзащитного. Она сказала, что следственные органы все еще не уведомили ее о задержании Виктора — а это нарушение межгосударственного договора. Генконсул не посетила Филинкова.

«Мне самому порой не нравится то, чем я занимаюсь»

Виктор и его адвокат составили заявление о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов. Но военная прокуратура Западного военного округа не стала проверять сообщение о пытках задержанного. Тогда Черкасов написал заявление на имя начальника УФСБ с требованием вывести курирующих Филинкова полицейских из состава группы оперативного сопровождения дела. А на имя начальника СИЗО от адвоката поступило заявление с требованием запретить сотрудникам ФСБ доступ к СИЗО, в связи с обвинением в пытках.

Тем не менее, ФСБшники еще пару раз посещали Филинкова в СИЗО. Его убеждали не сотрудничать с ОНК, угрожали, что отправят в «Кресты-2», где его до смерти изобьет сокамерник. Виктору говорили, что ему нужно продолжать сотрудничать со следствием, тогда он получит срок 3 года, ниже низшего порога, хотя максимальное наказание по его статье — до 10 лет.

Однажды в одном из «гостей» он узнал руководителя группы задержания, того самого, кто координировал пытки в лесу. Филинков спросил прямо, как он может поступать так с людьми. ФСБшник, по словам Филинкова, ответил примерно следующее:
«Мне самому порой не нравится то, чем я занимаюсь. Но я обращаюсь к тебе как личность к личности и приношу тебе свои извинения», а потом протянул руку через стол. Филинков отказался ее пожимать и принимать эти извинения.

Виктор Филинков. Фото: Виталий Черкасов / Facebook

Другие фигуранты группировки «Сеть»

Псевдогруппировка «Сеть» уже состоит из активистов Пензы, Москвы, Санкт-Петербурга, Минска. По словам адвоката, их всех объединяет только общность взглядов на политическую ситуацию в стране.

«Несколько человек были знакомы и общались по переписке, некоторые никогда не слышали друг о друге. Это активисты, которых не устраивает ситуация в стране, и они считают, что проблема в государственных институтах. Но, несмотря на свои убеждения, никто из задержанных не планировал никаких деяний по свержению власти или организации терактов».

Пензинских антифашистов задерживали первыми, затем через них вышли на активистов в Санкт-Петербурге. Обыски у левых активистов в Санкт-Петербурге проходили по постановлению пензенского суда. Чтобы ФСБшники могли создать видимость разрозненной террористической группировки, от задержанных в Пензе требовали дать показания против своих знакомых, которые разделяли их убеждения, в разных городах.

Пока точно известно, что в Санкт-Петербурге проходят два фигуранта по делу «Сеть» — Филинков и Шишкин, а также свидетель Капустин, который тоже признался, что его пытали.

Но, по словам Черкасова, не так давно всплыл третий фигурант — некий Юлиан. О нем, впрочем, известно очень мало: он тоже был задержан, и у него якобы нашли какой-то порох.

«Никаких подробностей я не знаю. Даже с адвокатом лично не знаком. Его защита настаивает на том, чтобы эта история нигде не фигурировала. Надеются, что их дело не привяжут к нашему. Они стремятся пойти на сделку и высудить себе более мягкий срок».

В целом адвокат считает, что работа по поиску подходящих фигурантов идет вовсю: сотрудники ФСБ пытаются расширить границы сообщества «Сеть». «Когда к моему подзащитному в СИЗО негласно пришли двое оперативников, они продолжали показывать фотографии лиц, интересоваться, знает ли он кого-то. В отношении некоторых активисты дают показания, зная, что люди убыли за границу, находятся в безопасности. Кого-то они вообще не знают. ФСБшники находят того, кто будет сотрудничать и дальше через него расширяют списки фигурантов», — предполагает Черкасов.

Виктор Филинков. Фото: Виталий Черкасов / Facebook

«Планировали раскачать народные массы»

Филинков настроен по-боевому. Забота со стороны адвоката и членов ОНК дала свои плоды. Сейчас на него перестали давить сотрудники ФСБ, он взбодрился и готов стоять за свои права. Несмотря на то, что задержанный антифашист Шишкин согласился сотрудничать со следствием, Филинков на поводу у дознавателей не идет.

«Он открыто заявляет, что ни в чем не виновен, что его пытали, а показания сочиняли у него на глазах. Такие дела проходят „на ура“ в судах только в случае, если люди сломлены, подавлена воля, и все готовы на особый порядок рассмотрения. Но сейчас это уже не так — о произошедшем знает общество и пресса. Общественное внимание возрастает, это должно помочь», — надеется адвокат.

В допросе Филинкова указано, что сторонники группировки якобы планировали «раскачать народные массы»: устраивать взрывы во время президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, а также поднять вооруженный мятеж. Доказательствами следствие не располагает. По словам Черкасова, двоим фигурантам в Пензе подбросили огнестрельные предметы, остальных заставляют признаваться под пытками.

«Все это говорит о том, что в деле действительно недостаточно доказательств. Обычно, когда человек „погорел“ сам, к нему не требуется применять насилие. А сотрудники ФСБ опирались только на „царицу доказательств“ со времен тридцатых годов — признательные показания. Ведь они уверены, что даже если Филинков и другие откажутся от своих показаний на стадии дальнейшего следствия и суда, то суд будет ориентироваться на первоначальные письменные показания», — объясняет Черкасов.

Сейчас адвокаты Динзе, Черкасов, Герасимов и другие правозащитники активно сотрудничают, и их тактика защиты будет единой. Подзащитные говорят о схожих мерах задержания, пытках. Почти все эти люди друг друга не знают, после задержания никак не пересекались, соответственно, не могли вступить в сговор и оклеветать сотрудников ФСБ. К примеру, фамилию Пчелинского, который проходит в деле как организатор группировки, Филинков впервые услышал от оперативного сотрудника. Черкасов уверен — дело не имеет под собой доказательной базы и беспочвенно.

«Изначально сотрудникам ФСБ нужно было создать это фейковое дело как одно из многих фейковых дел, которые показывают их работоспособность. Отчасти это может быть и политическим заказом. В непростой политической ситуации, когда мы по пропагандистским уверениям живем в окружении врагов извне, а тут еще под боком внутренние враги обнаруживаются, нужно объединяться вокруг власти, которая знает, куда идти и что делать. На такой эффект они рассчитывают».

Следующим этапом борьбы за невиновность Филинкова станет судебное заседание 5 марта, адвокат подал апелляцию по избранию меры пресечения.

Программа: Поддержка политзеков

В октябре – ноябре 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности России были арестованы шесть антифашистов: в Пензе задержали пять человек – Дмитрия Пчелинцева, Илью Шакурского, Егора Зорина, Василия Куксова и Андрея Черно

Программа: Поддержка политзеков

Филинков Виктор Сергеевич родился 10 июля 1991 года, антифашист и левый активист. Гражданин Казахстана, жил в Санкт-Петербурге, работал программистом. Задержан 23 января 2018 года.