Дело «Нового величия»: допрос свидетеля Куницыной, ФСБ и Раду-Родион

17.08.2019

В Люблинском районном суде продолжается процесс по делу «Нового величия». За два месяца в суде допросили свидетелей обвинения: уже осужденных фигурантов дела, внедренных оперативников и владелицу помещения, где собирались активисты.

Владелица помещения Юлия Куницына обещала во время прошлого заседания принести документы, которые подтверждают ее показания о том, что ее ничего не связывало с Русланом Даниловым (засекреченным свидетелем Константиновым. — «МБХ медиа»), кроме деловых отношений — выписки из банков и распечатки переписки. Но эти бумаги вызвали у прокурора и защитников еще больше вопросов — оказалось, Куницына получала деньги за аренду офиса от неизвестных людей, а ФСБ и оперативники требовали от нее не говорить это никому — даже судье.

Заседание в Люблинском суде в очередной раз задержалось на час: участвующие в деле адвокаты заняты в других процессах, и не все успевают добраться на окраину Москвы вовремя. В ожидании суда слушатели обсуждают «дело о массовых беспорядках», а подсудимые Максим Рощин и Сергей Гаврилов — способы обработки схватившейся арматуры.

Начинается суд с представления пачки документов, которые принесла свидетель Куницына. Там выписки со счета, которые показывают переводы от Руслана Данилова и переписка с ним.

— WhatsApp, Viber, — свидетель перечисляет листы и кладет их на стол.

В переписке есть копия паспорта человека, который пришел на встречу с Куницыной вместе с Даниловым. Его данные не разглашались — он не замешан в деле, но в заседании его несколько раз называли Андреем. По словам свидетеля, Андрей сказал, что дальше арендой помещения будет заниматься Данилов. При встрече мужчина представился Куницыной журналистом.

Адвокаты решили изучить документы подробнее и не увидели подписи и печати на документах из банка.

Эти документы никем не заверены, у нас возникают сомнения в их подлинности, — говорили адвокаты.

Судья Маслов посмотрел на выписки и тоже усомнился. Куницына утверждала, что такие справки ей выдали в банке.

— Операционисты в банке обычно заверяют, а тут даже подписи и печати нет. Такие же сомнения есть и по поводу переписок, — парировала сторона защиты.

В итоге адвокаты предложили отправить судебный запрос в банк и получить подлинники документов, и тогда «можно закрывать вопрос по свидетелю».

— А зачем закрывать вопрос по свидетелю? — спросил прокурор, и в зале засмеялись.

Следом у защиты появились вопросы по переписке: лист с началом переписки начинался со слов «не мешать», и защита усомнилась, что деловая переписка может так начинаться. Свидетель убедила участников процесса, что раньше ничего существенного не было, и обвинение продолжило допрос.

Как оказалось, деньги Куницыной переводил не Руслан Д., и даже не его соратник Андрей. Один перевод был с карты Светланы Владимировны К., другой — от Родиона Владимировича З. Правда, в банковской выписке Родион превратился в Раду, и это дало повод еще для нескольких вопросов. На них свидетель ответить не смогла — отправителя она не знала.

В первоначальных показаний Куницыной этих сведений не было. Судья решил узнать, почему она решила рассказать о них именно сейчас. Она рассказала, что следователь задавал ей только формальные вопросы: как она познакомилась с Русланом Даниловым и как он выглядел. Но она рассказывала об этом другому полицейскому, оперативнику ЦПЭ Денису Чижову. Он проводил обыск в ее помещении.

К Куницыной позже обращались люди, которые представлялись сотрудниками ФСБ. Они были с Чижовым, и просили ее не разглашать информацию о способах перевода денег, обосновывая это интересами следствия. Следователь ей об этом не говорил, но по теме вопросов не задавал. Рассказать про способы перевода она решила после первого допроса, когда увидела публикации о себе.

Вопрос «Кому вы рассказывали про обыск?» прокурор повторял несколько раз. Из-за этого защита просила снимать вопросы, а прокурор жаловался судье на невозможность работать. Затем он задал 12 вопросов о способах и датах переводов, и пытался убедить Куницыну в том, что на самом деле с ней встречались не сотрудники ФСБ.

Против вопросов прокурора активно выступал адвокат Максим Пашков. Обвинителю это не нравилось: он назвал поведение защиты «детским садом», а на Пашкова предложил пожаловаться в адвокатскую палату из-за «стишков, песен и анекдотов».

— После допроса свидетеля нам нужен перерыв, — говорили адвокаты.

— Перерыв нужен не только вам, — отвечал судья.

После того, как у сторон кончились вопросы, свидетель Куницына попросила не упоминать о ней в медиа. «У нас не футбольное поле», — заметил судья, и сказал: в соседнем зале сидят журналисты, которые смотрят трансляцию. Следующее заседание должно пройти в понедельник, 19 августа.

Антон Воронов

Программа: Поддержка политзеков

Анна Павликова, Мария Дубовик, Руслан Костыленков, Максим Рощин, Пётр Карамзин, Павел Ребровский, Дмитрий Полетаев, Серг