Дело Гугова: бесполезное раскаяние

13.08.2019

19-летний Ислам Гугов поверил знакомому и поехал в Сирию защищать мирных жителей — и попал на войну. Воевать он не хотел и вернулся домой, где ему, в обмен на раскаяние, гарантировали защиту от уголовного преследования. 

Но Гугова и всех его защитников обманули — молодой человек сел в тюрьму на долгий срок, а решение суда по его делу теперь будут оспаривать в Европейском суде.

19-летний студент из кабардино-балкарского города Баскан Ислам Гугов уехал в Сирию в 2014 году — защищать сирийских черкесов. Там он провел полтора года, но оружие в руках не держал — по собственному признанию, был водителем и готовил еду. Очень скоро Гугов изменил решение и захотел вернуться на родину. Обманным путем ему удалось перебраться в Турцию, и уже будучи там, весной 2015 года, Гугов связался со своим отцом.

Анзор Гугов пошел напрямую к мэру Баскана Хачиму Мамхегову, и тот посоветовал ему обратиться в комиссию по адаптации боевиков. Отец Ислама Гугова обратился не только туда, но и в УФСБ, где получил гарантии безопасности для сына, если тот напишет явку с повинной. Сотрудники УФСБ поговорили непосредственно с самим Исламом и убедили его в том, что раз он не воевал, то может спокойно вернуться на родину, где его допросят и поместят под домашний арест. Махмегов даже утверждал, что Гугов сможет восстановиться для учебы в вузе. К этому моменту на него уже было заведено дело по статье 208 ч. 2 УК РФ — участие в незаконном вооруженном формировании (НВФ) на территории иностранного государства.

В марте 2016 года Ислам Гугов прилетел в аэропорт Нальчика, где его встретили силовики и сразу доставили в местное УФСБ. На руках у него была явка с повинной, которую у него тут же забрали. Гугов так и не вышел на свободу — его отправили в изолятор временного содержания (ИВС), потом в суд, а потом в следственный изолятор (СИЗО). Вскоре против него было возбуждено второе дело еще по двум статьям — ч.2 ст.205.5 (участие в деятельности террористической организации) и 205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) УК РФ.

Первое дело по статье 208 удалось прекратить только в 2018 году — приговор (три года колонии) был отменен Верховным судом Кабардино-Балкарии. А по другому уголовному делу Северо-Кавказский окружной военный суд признал его виновным и приговорил к 16 годам лишения свободы.

Адвокаты Ислама Гугова 5 августа направили в ЕСПЧ жалобу, рассказала одна из его защитников Ева Чаниева.

«Мы подготовили ее совместно с юристами правозащитного центра ’Мемориал’ Мариной Агальцовой, Денисом Шведовым, Тамиллой Имановой. В настоящее время я занимаюсь подготовкой надзорной жалобы на приговор Северо-Кавказского окружного суда от 15 октября 2018 и апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного суда РФ, которым приговор оставлен без изменения. Обращение в надзорную инстанцию — это работа на национальном уровне. В случае отказа собираюсь проходить все дальнейшие инстанции на уровне РФ», — рассказала Чаниева. Адвокат надеется, что на национальном уровне будет принято объективное решение по жалобе защиты.

Мэр Баскана Хачим Мамхегов выступал свидетелем по первому делу Гугова — его вызвали по ходатайству Чаниевой. «Дело рассмотрел Нальчикский городской суд, по обвинению Гугова по 208-ой статье, которое впоследствии по нашей жалобе прекратил Верховный суд КБР», — напомнила Чаниева.

Она считает, что решение суда — если оно не будет изменено — способно серьезно повлиять на других людей, которые хотели бы вернуться из Сирии на родину.

«Глава администрации Баксана на суде по первому делу пояснил, что на его практике Гугов — единственный, кто, зная о привлечении (к уголовной ответственности), вернулся, и после того, что произошло с ним, вряд ли другие пойдут навстречу и решатся на такой шаг», — добавила она.

Этой позиции придерживается и правозащитный центр «Мемориал» — там заявляли, что дело Гугова подрывает доверие к российским правоохранительным органам со стороны тех, кто осознал, что совершил ошибку, уехав в Сирию, и хотел бы вернуться домой.

Той же позиции придерживается и руководитель Правозащитного центра КБР Валерий Хатажуков, который является и членом комиссии по адаптации и выступал свидетелем на суде по делу Ислама Гугова в Ростове.

«Дело уже отразилось на многих из тех, кто хотел вернуться, а таких десятки человек. Многие из них обвиняются в том, что якобы воевали в Сирии. На самом деле они никогда там не были, но оказались в силу различных причин в Турции — большинство из них таким образом скрывалось от преследований на родине, кто-то уехал в поисках работы и так далее. Многие из них хотели вернуться и вели переговоры с нами и представителями органов власти Кабардино-Балкарии. После осуждения Гугова этот процесс прекратился, сейчас мы уже не можем привести ни одного примера, когда бы они или их близкие родственники предпринимали хоть какие-то попытки для возвращения», — рассказал Хатажуков.

Комиссия по адаптации боевиков всесторонне и обстоятельно рассмотрела дело Гугова, изучила все обстоятельства, вела обсуждения с соответствующими ведомствами и правоохранительными структурами.

«После таких согласований комиссия рекомендовала близким родственникам Гугова вернуть сына и обещала, что после возвращения он не будет заключен под стражу, а возможный приговор не будет связан с лишением свободы. Повторяю — все это было согласовано с соответствующими структурами, позиция была обоснована и по материалам дела, и в формально-правовом отношении. Но эти структуры не сдержали своих обещаний», — пояснил Хатажуков.

Программа: Горячие точки

Судят жителя Кабардино-Балкарии, добровольно вернувшегося на родину из Сирии под гарантии представителей государства.