Атака боевиков в Чечне дала силовикам повод для репрессий против молодежи

22.08.2018

За серией нападений в Чечне последует жесткая реакция власти, и силовики используют против подростков методы, которые практикуются в отношении взрослых, заявили правозащитники Светлана Ганнушкина и Александр Черкасов.

Как писал «Кавказский узел», 20 августа произошла серия нападений на силовиков в Чечне. Нападения были совершены в Шалинском районе республики и в Грозном. По данным силовиков, четверо из пяти боевиков были убиты, а пятый получил ранение при неудачной попытке самоподрыва и позднее умер в больнице.

Старшему из пятерых участников нападения на силовиков в Чечне — 18 лет, остальным нападавшим — от 11 до 17 лет, сообщил источник в правоохранительных органах. Возраст предполагаемых боевиков подтвердил закономерность, которую «Кавказский узел» выявил еще в 2017 году: ряды чеченского вооруженного подполья активно пополняет молодежь. Среди десяти убитых или раненых при столкновениях с силовиками в Грозном в декабре 2016 года не было ни одного человека старше 20 лет, говорится в материале «Кавказского узла» «Чеченское подполье растет, но молодеет».

Произошедшие нападения на полицейских в Чечне были ожидаемыми, они спровоцированы несправедливыми методами, которые применяют силовики в отношении жителей республики, считает председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

«Сложно сказать в каком режиме будут работать чеченские правоохранительные органы после нападения на полицейских. Но этого [нападения] однозначно нельзя было избежать. Ни в коем случае нельзя это оправдать, но нападения были ожидаемы с учетом того, как [силовики] себя ведут в республике», — сказала Ганнушкина корреспонденту «Кавказского узла».

После серии атак 20 августа в Чечне решено активизировать профилактическую работу с подростками, которые находятся в «группе риска», заявила сегодня член совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова. «Сейчас нам нужно как никогда взяться за эту молодежь. […] И нужно не просто ради галочки работать, а реально с каждым подростком, попавшим под подозрение, находящимся в группе риска. Они у наших правоохранителей есть», — процитировало слова Саратовой РИА «Новости».

Светлана Ганнушкина не исключила, что при работе с несовершеннолетними силовики применят те же методы борьбы с терроризмом, которые практикуются в отношении взрослых.

«[Эти методы к подросткам] применялись и сейчас применяются», — отметила правозащитница, подчеркнув, что юный возраст предполагаемых участников подполья не остановит силовиков в применении жестких мер.

Как полагает Ганнушкина, за нападениями 20 августа последуют меры, подобные тем, которые прошли после атак на силовиков в декабре 2016 года.

17 декабря 2016 года в Грозном были совершены нападения на полицейских. В ходе масштабной спецоперации, развернутой после этой атаки, были убиты семь предполагаемых боевиков и задержаны еще четверо. В июле 2017 года «Новая газета» сообщила о внесудебной казни 27 человек, задержанных в январе в связи с этой атакой на силовиков.

«В Чечне молодые люди и так в опасности, их права и так нарушаются, и после этих нападений ничего не поменяется в этом плане. Реалистичнее будет ожидать еще больших притеснений и [более масштабных] задержаний», — сказала Ганнушкина. Вероятность, что глава республики Рамзан Кадыров после произошедшего предложит силовикам сократить использование карательных мер правозащитница назвала «фантастической».

Обстановка в Чечне способствует возникновению новых ячеек боевиков и в эти ячейки вовлекаются подростки, считает председатель совета Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

«База возникновения ячеек террористического подполья никуда не делась, [поэтому] они возникают. Мы видим ожесточение по использованию детей в [террористических] акциях. В период, когда существовал „Имарат Кавказ“*, его руководители выводили женщин на акции (с 2000 года в России были совершены десятки террористических актов с участием более чем 130 смертников, в том числе как минимум 52 женщин-смертниц — прим. „Кавказского узла“). Использование детей — это более жестокая и более бесчеловечная степень действий», — сказал Черкасов корреспонденту «Кавказского узла».

Участие детей в деятельности вооруженного подполья ничего не поменяет в работе чеченских правоохранительных органов, полагает правозащитник.

«Давайте вспомним их действия после декабрьских атак 2016 года и позже, тогда были задержания, аресты, исчезновение 27 человек и так далее. Эта практика никуда не делась. Это стандартный алгоритм: выявляются все связи, все знакомства, и идет „оперативная работа“, то есть задержания, допросы. Исчезновения людей — это тоже обычный метод действий чеченских силовиков, что было позволено им федеральным центром еще в 2003 году», — сказал Черкасов.

Источники в правоохранительных органах называли организатором нападений человека, который сбил на автомобиле троих полицейских в Грозном. Позднее предполагаемым организатором нападения был назван 18-летний Магомед Мусаев, участник атаки с ножами на отдел полиции в Шали. ЧГТРК «Грозный» опубликовала видео, на котором отец молодого человека «проклял своего сына и тех, кто встал на путь террора». В 2016 году тогда 16-летнего Мусаева задерживали вместе с другими участниками ячейки под руководством Имрана Дацаева, но «пожалели по причине малолетства и не стали привлекать к ответственности», сообщило в тот же день со ссылкой на собственный источник издание Daily Storm.

Александр Черкасов также не исключил, что в отношении подростков силовики применят методы борьбы с терроризмом, практикующиеся со взрослыми.

«Насколько я помню, никаких ограничений в этом вопросе не было и раньше, поэтому использование этой практики возможно. Если после этих нападений будет какая-то кампания со стороны силовиков, то это коснется всех, в том числе и всех молодых людей. Никто не сможет избежать профилактических мероприятий», — подчеркнул правозащитник.

Каримов назвал организаторами атаки «людей из-за рубежа»

Молодые люди, убитые при нападениях на правоохранителей 20 августа, пошли на поводу у людей, которые склоняли их к террористическим действиям, заявил 20 августа пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримов.

Согласно подсчетам «Кавказского узла», эта серия нападений на силовиков стала пятой в Чечне и 22-й на Северном Кавказе атакой, ответственность за которую взяло на себя «Исламское государство»*.

«По предварительным данным, через социальные сети на них какие-то люди из-за рубежа выходили, их агитировали. Несколько юношей из одного населенного пункта Шали на одной машине, не группировка. Инцидент исчерпан, сейчас правоохранительные органы возбудили уголовное дело и начали расследование. Будет установлено, кто и как их агитировал», — приводит слова Каримова «Коммерсант».

Глава Чечни Рамзан Кадыров ранее сослался на возраст участников атаки как на свидетельство отсутствия в республике опытных представителей вооруженного подполья. Боевики стремятся «создать видимость наличия каких-либо сил, способных организовать вооруженные акции и теракты», привлекая для этого «подростков с неокрепшей психикой», написал он 20 августа в своем Telegram-канале.

Молодежь в Чечне интересуется идеологией ИГ* из-за тяжелого положения своих семей, недовольства произволом власти и необходимости самоопределиться в условиях насаждения религиозных догм, ранее рассказали опрошенные «Кавказским узлом» эксперты. «Последствия войны продолжают сказываться каждый день. Эти проблемы способствуют созданию ситуации, при которой молодежь в нежном возрасте радикализируется», — сказала руководитель проекта по России «Международной кризисной группы» Екатерина Сокирянская.

Жесткие методы борьбы с терроризмом в Чечне

На протяжении нескольких лет борьба с вооруженным подпольем в Чечне велась крайне жесткими силовыми методами; несиловые меры, успешно опробованные в соседней Ингушетии, отвергаются.

Существенное сокращение активности вооруженного подполья [к 2015 году] во многом связано с широко применяемой коллективной ответственностью, когда родственников боевиков подвергают гонениям, берут в заложники, а их дома уничтожают, указывается в докладе Международной кризисной группы «Чечня: внутреннее зарубежье», опубликованном на «Кавказском узле».

5 декабря 2014 года, после атаки боевиков на Грозный, Рамзан Кадыров заявил о введении принципа коллективной ответственности для семей членов вооруженного подполья. Глава Чечни сказал, в частности, что родственников боевиков будут выдворять из республики, а их дома — сносить.

В опубликованном ранее докладе «Северный Кавказ: сложности интеграции» МКГ указывала, что «стратегия борьбы с вооруженным подпольем главным образом основывается на жестких силовых методах, предусматривающих физическое уничтожение боевиков, особенно лидеров вооруженного подполья». При этом практически упускаются из виду их мотивы и социальный состав, не уделяется должного внимания профилактике экстремизма и дерадикализации боевиков, отмечали правозащитники.

По подсчетам «Кавказского узла», в 2017 году количество вооруженных инцидентов в Чечне и число жертв вооруженного конфликта в регионе существенно выросло. В результате Чечня обошла Дагестан в рейтинге нестабильных регионов Северного Кавказа.

Автор: Гор Алексанян