Адвокат: «Юрий Дмитриев готов доказывать, что он не совершал ничего преступного в отношении приемной дочери»

19.10.2018

В Петрозаводском городском суде начинается второй судебный процесс по делу главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева.

Историка и краеведа обвиняют в насильственных действиях сексуального характера в отношении его несовершеннолетней приемной дочери. В апреле 2018 года Дмитриев был оправдан тем же Петрозаводским городским судом по обвинению в изготовлении детской порнографии. 14 июня Верховный суд Карелии отменил приговор, а дело Дмитриева отправил на новое рассмотрение. 28 июня карельскому историку было предъявлено новое обвинение, а сам он был опять арестован.

Зоя Светова рассказывает о том, что ждет Дмитриева в суде.

Повторный судебный процесс по делу главы карельского «Мемориала», также, как и первый процесс, будет проходить в закрытом режиме. И о том, что происходит в суде, информации будет очень мало. Как правило, адвокаты, защищающие фигурантов подобных дел, связаны подпиской о неразглашении, поэтому о подробностях судебных слушаний они не распространяются.

Известно, что по просьбе защиты два уголовных дела, возбужденных в отношении Юрия Дмитриева, соединили в одно дело. И обвинение в «насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетней» стало эпизодом общего дела.

Первый же эпизод, который будет рассматриваться в суде, касается обвинений в изготовлении порнографических фотографий. По этому обвинению Дмитриев уже был оправдан. И экспертизы, подтверждающие, что фотографии приемной дочери, сделанные им, не являются порнографическими, и заключения специалистов, и судебно-психиатрическая экспертиза, подтверждающая, что у Дмитриева нет никаких психических отклонений, — все это будет рассматриваться и на новом суде. Защита опять будет вызывать в суд специалистов, психологов, сексологов, специалистов по фотографии. Тех, чьи заключения уже лежат в деле.

Донос бабушки

Что же касается второго обвинения, по которому Юрию Дмитриеву грозит до 20 лет лишения свободы, — здесь между защитой и обвинением развернется настоящая борьба.

«Когда 5 апреля мы заслушали оправдательный приговор, Юрий Алексеевич спросил меня, можно ли теперь расслабиться, — вспоминает адвокат Дмитриева Виктор Ануфриев, — я сказал ему: «Можно, но только в одном случае, если люди в форме «не пустятся во все тяжкие» и не получат от девочки какую-то иную информацию по поводу вас. Если этого не будет, мы дойдем до апелляционной инстанции, и если приговор в апелляции устоит, тогда можно будет «выдохнуть». Мне хорошо известны методы следствия, и было понятно, каким образом обвинение могло бы спасти «честь мундира» — только вложив в уста девочки слова, нужные для нового обвинения Юрия Дмитриева. Это, на мой взгляд, и произошло с помощью Уполномоченного по правам человека Республики Карелия, местных психологов и, конечно, бабушки. Вместе с тем эти «новые» доказательства, которые они добыли, не являются столь убедительными, как кажется обвинению».

Юрий Дмитриев у себя дома. Фото: Виктория Ивлева

Как видим, адвокат Виктор Ануфриев очень точно предсказал те события, которые произошли вскоре после вынесения оправдательного приговора Дмитриеву.

Известно, что его приемную дочь 13-летнюю Наташу (которая после ареста Дмитриева, с декабря 2017 года, жила в деревне со своей бабушкой), по инициативе Уполномоченного по правам человека Карелии привезли в Петрозаводск, где с ней было проведено психологическое обследование в присутствии бабушки. И девочка вспомнила что-то негативное в отношении своего приемного отца. Ее слова приводила бабушка во время рассмотрения апелляционной жалобы на приговор Дмитриеву в Верховному суде Карелии. Бабушка же написала и заявление в Следственный комитет, по сути донос на Юрия Дмитриева.

Слово против слова

На прошлом судебном процессе приемная дочь Дмитриева Наташа не выступала. В суде зачитывали ее показания на следствии, где она говорила о своей любви к приемному отцу и не сказала о нем ни одного плохого слова. В материалах дела есть ее письма к Дмитриеву, где она пишет, как его любит и скучает. Защита не настаивала на вызове девочки в суд, чтобы не травмировать ее лишний раз, нужды в ее выступлении на суде не было: Наташины показания ни в коей мере не противоречили тем показаниям, которые на процессе давал карельский историк.

На это раз ситуация совершенно иная.

Слова приемной дочери и приемного отца противоречат друг другу. Во время следствия защита просила провести очную ставку между Дмитриевым и Наташей, между Дмитриевым и бабушкой. Следствие отказало. Как это часто бывает по подобным «педофильским» делам, следствие провело судебно-психологическую экспертизу потерпевшей, и эксперты постановили, что вызывать ребенка в суд нецелесообразно, потому что это может его травмировать. Защита намерена все же ходатайствовать о вызове Наташи в суд, о проведении в отношении нее экспертизы в институте имени Сербского. В подобных делах очень важно, чтобы компетентные психологи и психиатры дали заключение, не являются ли слова ребенка фантазией, не были ли они даны под давлением.

Тюрьма как временный эпизод

В марте, незадолго до приговора, когда Юрия Дмитриева отпустили из тюрьмы под подписку о невыезде, я приезжала в Петрозаводск, чтобы с ним познакомиться и взять у него интервью.

Юрий Дмитриев показал мне письмо Наташи, которым очень гордился, это письмо она прислала ему, когда он еще сидел в СИЗО. В письме было совсем несколько фраз. Главная: «Папа, я тебя люблю!«

Письмо приемной дочери Юрия Дмитриева. Фото: Игорь Поддубный / 7×7

Я спросила Дмитриева, есть ли в его жизни что-то, чем он гордится, есть ли что-то что удалось сделать. Он ответил: «Все как-то немножко не доделано. Когда Наташку из детдома взял, думал, что удастся ее выучить, дать образование и, может, с внуками ее понянчиться. Тогда бы это все удалось. Пока маленькие препоны. А так надо каждый божий день чего-то делать, делать и в конце концов Господь управит».

Понятно, что 13-летняя девочка не могла без какого-либо влияния извне резко изменить свое отношение к приемному отцу. Для Дмитриева Наташа была и есть самое главное в его жизни. Поэтому для всех, кто его знает, представляется столь абсурдным и несостоятельным новое предъявленное ему обвинение.

Пока неизвестно, сколько времени может продлиться новый судебный процесс, первый процесс шел целый год: много времени занимало проведение различных экспертиз. Весь этот год на суд ездили десятки людей, которые поддерживали Юрия Дмитриева и не верили в его виновность. Ученики Московской киношколы записали несколько десятков видеороликов в поддержку карельского историка. В его защиту высказывались известные люди России — писатели, артисты, кинорежиссеры, общественные деятели. Эта кампания поддержки была очень важной для Дмитриева, в своих интервью он не раз говорил, что оправдательного приговора удалось добиться, в частности, и благодаря поддержке гражданского общества.

Пока трудно прогнозировать, удастся ли повторить подобную беспрецедентную кампанию солидарности.

Адвокат Виктор Ануфриев говорит, что Дмитриев не унывает: «Юрий Алексеевич готов быть там (в тюрьме — прим. автора) столько, сколько нужно, но цель одна — доказать, что он не совершал в отношении приемной дочери ничего преступного. На самом деле, сторона обвинения должна доказывать его вину. Мы и на первом процессе были вынуждены доказывать его невиновность, вероятно, придется и сейчас это делать».

«Юрий Алексеевич — человек, сильный духом, много видел, знает, где живет и ничему не удивляется. Этот период своей жизни рассматривает как временный эпизод, полагает, что закон и справедливость не обойдут его стороной».