Статья УК: 

Сизонович Алексей Иванович

Сизонович Алексей Иванович родился 23 марта 1956 года в селе Пинчуки Васильковского района Киевской области УССР, проживал в городе Краснодон Республики Украина, пенсионер. Осуждён к 12 годам колонии строгого режима со штрафом в размере 250 тысяч рублей по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 205 («Приготовление к совершению террористического акта группой лиц по предварительному сговору»), ч. 2 ст. 222.1 («Незаконное хранение взрывных устройств группой лиц по предварительному сговору»), ч. 1 ст. 322 («Незаконное пересечения государственной границы Российской Федерации») УК РФ. Формально находится под стражей с сентября 2016 года, фактически, вероятно, с 26 августа 2016 года. Включение конкретного человека в список вероятных жертв не означает его признания политзаключённым. Равно включение конкретного человека в список вероятных жертв не означает ни согласия с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Полное описание

Описание версии обвинения

По версии обвинения, Алексей Сизонович в апреле 2014 года, рассчитывая на материальное вознаграждение со стороны сотрудников Службы Безопасности Украины, якобы вошёл в диверсионную группу, которая должна была совершать взрывы на неподконтрольных центральной власти территориях Донбасса. После этого, в 2015 году, Сизонович якобы прошёл обучение минно-взрывному делу в Киеве, после чего изготовил и привёл в действие несколько СВУ на территории, контролирующейся силами самоправозглашённой ЛНР (в материалах СМИ упоминаются взрыв железнодорожных цистерн с топливом 4 апреля 2016 года в Краснодоне и закладка взрывчатки на железнодорожных путях у посёлка Новоалександровка). Отметим, что данные эпизоды не расследовались в России, приговор по ним Сизоновичу вынесен не был.

В мая 2016 года куратор Сизоновича якобы приказал ему совершить на территории города Каменск-Шахтинский Ростовской области террористический акт в день выборов в Государственную думу или в предшествовавший ему «день тишины» (18 и 17 октября 2016 года соответственно). По этой версии, выполняя данное указание, Сизонович якобы изготовил 3 СВУ и передал их вместе с двумя минами другому члену диверсионной группы, Максименко Татьяне Васильевне, которая доставила их на территорию РФ. Сам же Сизонович дважды легально въезжал на территорию Россию через пограничный пункт Изварино, контролируемый ЛНР, якобы с целью фотографирования объектов, на территории которых он должен был совершить террористический акт (ж/д вокзал Каменск-Шахтинска, автобусная остановка и железнодорожные пути), и для перепрятывания взрывных устройств.

Наконец, 26 августа 2016 года Сизонович был задержан местными силовыми структура, бежал от них, прыгнув с моста в реку, а затем через месяц был задержан российскими пограничниками при попытке незаконного пересечения границы, так и не осуществив задуманные планы по независящим от него причинам.

Признаки политической мотивированности преследования

Приговор по делу Сизоновича был вынесен на фоне непрекращающейся с весны 2014 года антиукраинской кампании в государственных средствах информации и в высказываниях официальных лиц, занимающих высшие руководящие должности в Российской Федерации. Одной из составных частей данной кампании является возбуждение уголовных дел против граждан, публично выражающих позицию по происходящему в Украине, отличную от официальной, или каким-либо образом связанных с Украиной, в т.ч. по «антитеррористическим» статьям. В целом ряде таких дел были отмечены грубые нарушения процессуального и материального права, позволяющие Правозащитному центру «Мемориал» считать проходивших по ним лиц политзаключёнными.

На данный момент ПЦ «Мемориал» не может принять решение о признании политзаключённым Сизоновича из-за того, что в нашем распоряжении не имеется даже копии приговора, а сам Сизонович полностью признал вину. Тем не менее, имеются серьёзные основания полагать, что его уголовное преследование может иметь политический мотив и/или быть сфабрикованным.

Версия обвинения представляется как минимум противоречивой. Сизонович заявил на суде, что не умеет плавать, а его физические данные представляются недостаточными для побега от вооружённых людей с помощью прыжка с моста в реку. Следствие не может объяснить, где он скрывался в течении месяца, якобы прошедшего между его первым и вторым задержаниями. Существует вероятность того, что Сизонович после фактического задержания на территории ЛНР был без соблюдения формальностей и правовых процедур передан сотрудникам российских спецслужб. Сама версия о планировании СБУ такого теракта на территории России вызывает большие сомнения.

Известно, что уже после вынесения приговора адвокат по соглашению написал апелляционную жалобу в интересах Сизоновича, однако последний по неизвестным причинам написал отказ от апелляции и отозвал жалобу. Украинские правозащитники полагают, что это произошло из-за оказываемого на него психологического давления, по одной из версий, включавшего вывоз из СИЗО сразу после подачи жалобы.

Включение конкретного человека в список вероятных жертв не означает его признания политзаключённым. Равно включение конкретного человека в список вероятных жертв не означает ни согласия с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Публикации в СМИ:

Медиазона. «Прыгнул в реку Каменка и скрылся». В Ростове-на-Дону украинского пенсионера приговорили к 12 годам колонии за подготовку теракта // http://zona.media/article/2017/07/31/old-river

Развернуть