Статья УК: 
Написать письмо

600020, г. Владимир, ул. Большая Нижегородская, д. 67, ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области, Карпюку Николаю Андроновичу 1964 г. р.

Также письмо можно написать через форму на сайте «Росузник» (http://rosuznik.org/write-letter).

Карпюк Николай Андронович

Карпюк Николай Андронович родился 21 мая 1964 года в селе Великий Житин Ровенского района Ровенской области Украинской ССР, гражданин Украины, на момент задержания бывший одним из руководителей запрещенного в России «Правого сектора». Приговорен к 22 годам 6 месяцам колонии строгого режима по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 УК РФ («Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, а равно руководство такой группой (бандой)»), п.п. «в», «з», «н» ст. 102 («Умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»), ч. 2 ст. 15, п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР («Покушение на умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»). Находится под стражей с 21 марта 2014 года, фактически лишен свободы с 17 марта 2014 года. Признан политзаключенным, так как уголовное преследование осуществляется с нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Полное описание

Описание «дела УНА-УНСО»

Уголовное дело № 40317 было возбуждено в 2000 году по факту участия членов запрещенной в России организации УНА-УНСО («Украинская Национальная Ассамблея — Украинская Народная Самооборона») в боевых действиях на стороне чеченских сепаратистов в 1994–1996 годах. Дело было приостановлено в мае 2000 года, после чего возобновлено в апреле 2010 года Следственным управлением СК РФ по Чеченской Республике. 18 декабря 2013 года дело было передано в Главное следственное управление СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу.

В марте 2014 года, после начала кризиса в Крыму, расследование дела было активизировано — все более подробные показания начал давать Александр Малофеев, бывший участник УНА-УНСО, участвовавший в Первой Чеченской войне на стороне сепаратистов. На тот момент неоднократно судимый за кражи, грабежи и угоны автомобилей Малофеев находился в местах лишения свободы в России, отбывая наказание по приговору Новосибирского областного суда от 17 декабря 2009 года, который приговорил его к 23 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима по обвинению в разбое и убийстве двух человек. Важно отметить, что Малофеев на момент дачи показаний был тяжело болен: у него были диагностированы ВИЧ-инфекция в стадии вторичных заболеваний (IV стадия), гепатит С и туберкулез легких, что, очевидно, делает сравнительно простым получение признаний в совершении других преступлений.

В частности, 4 марта 2014 года Малофеев показал, что Арсений Яценюк, назначенный незадолго до этого на пост премьер-министра Украины, якобы участвовал в боях в Грозном в декабре 1994 и в январе 1995 года. Помимо Яценюка в показаниях Малофеева участниками боев в Чечне были названы братья Олег и Андрей Тягнибоки из партии «Свобода», Дмитрий Ярош из запрещенного в России «Правого сектора», его соратники Игорь Мазур и Александр Музычко, лидер партии «Братство» Дмитро Корчинский, и другие украинские националисты. Значительная часть из упомянутых лиц ранее никогда не ассоциировалась с войной в Чечне, нет каких-либо свидетельств их участия в конфликте — кроме показаний Малофеева (а позже — и иных лиц, находящихся в местах лишения свободы на территории Российской Федерации). 7 марта 2014 года на основании этих показаний СК РФ объявил в розыск Музычко, 14 марта — Яроша, Мазура, братьев Тягнибоков, Корчинского и других фигурантов дела.

В сентябре 2015 года Александр Малофеев по обвинению в убийстве российских военнослужащих был в особом порядке приговорен (предположительно, Шатойским районным судом Чеченской Республики) к 24 годам 6 месяцам колонии строгого режима с учетом неотбытого ранее срока. Защита иных фигурантов дела и Правозащитный центр «Мемориал» не имеют в своем распоряжении копии приговора и не могут судить о его содержании.

Описание дела Карпюка и Клыха

Из основного дела были последовательно выделены дела № 68144, а затем № 84003. Фигурантами последнего и стали двое украинских граждан: Николай Карпюк и Станислав Клых (8 августа 2015 года задержан на территории России в городе Орле, куда поехал к девушке, с которой ранее познакомился в Крыму).

По версии украинских СМИ, 15 марта 2014 года на встрече руководства «Правого сектора» под Киевом, на которой присутствовал и Николай Карпюк, бывший руководитель киевского отделения организации Вячеслав Фурса рассказал, что у него есть выходы на советников Владимира Путина, и предложил встретиться с ними, чтобы обсудить предстоящий референдум в Крыму о независимости полуострова.

17 марта 2015 года Николай Карпюк вместе с Фурсой и его водителем пересек границу Черниговской области Украины и Брянской области России, после чего все трое были задержаны ФСБ, при этом Фурса и его водитель были освобождены через 15 дней, а Карпюк был взят под стражу 21 марта 2014 года. По мнению руководителей запрещенного в России «Правого сектора», задержание Николая Карпюка и вообще его поездка в Россию стали результатом спецоперации ФСБ.

Имя Карпюка в показаниях Александра Малофеева впервые появляется 18 марта — на следующий день после задержания Карпюка ФСБ. Во время этого допроса Малофеев «вспомнил», что в декабре 1994 года Карпюк вместе с Корчинским встречал отряд УНА-УНСО в грузинском аэропорту и помогал им перебраться в Чечню. В протоколе этого допроса Малофеева сказано, что «в начале января 1995 года Карпюк участвовал в боях против военнослужащих федеральных сил в Октябрьском районе Грозного», а также участвовал в пытках пленных военнослужащих.

Николаю Карпюку было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 УК РФ («Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, а равно руководство такой группой (бандой)»), п.п. «в», «з», «н» ст. 102 («Умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»), ч. 2 ст. 15, п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР («Покушение на умышленное убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга, совершенное по предварительному сговору группой лиц»). По утверждению следствия в 1994–2014 годах, вплоть до своего задержания на территории России, он участвовал в создании и руководстве «устойчивой вооруженной группе (банде) „Викинг“», сформированной из украинских националистов, воевавших на стороне чеченских сепаратистов. В обвинительном заключении утверждается, что данная вооруженная группа (банда) несет ответственность за гибель 30 и ранение 13 российских военнослужащих 131 отдельной мотострелковой бригады, 81 и 276 мотострелковых полков в ходе боев в городе Грозном в период с 31 декабря 1994 по 2 января 1995 года. Помимо этого якобы «в период с марта 1999 года по май 2000 года, Карпюк Н.А. совместно с участниками банды из числа членов УНА-УНСО Клыхом С.Р., Мазуром И.П., Музычко А.И., Бобровичем В.О. и другими, неоднократно прибывал на территорию Чеченской Республики, где в лагере, расположенном вблизи н.п. Ведено Введенского района Чеченской Республики, под командованием полевого командира Радуева С.Б., обучался тактике ведения боевых действий в различных условиях, основам топографии и владению различными видами боевого огнестрельного оружия» (прим. орфография и пунктуация обвинительного заключения сохранена).

Полтора года в период с марта 2014 года по сентябрь 2015 года Николай Карпюк находился в информационной изоляции, ему не давали воспользоваться услугами адвоката по соглашению, не допускали консула Украины. Сам Карпюк утверждает, что был вынужден отказываться от нанятых его женой адвокатов под давлением следователя, угрожавшего убийством его сына. Адвокат Докка Ицлаев смог войти в дело лишь в сентябре 2015 года, накануне первого судебного заседания, после чего Николай Карпюк заявил об отказе от ранее данных показаний в отношении себя, Станислава Клыха и иных лиц, которые, по его утверждению, давал под пытками.

Рассмотрение дела Николая Карпюка и Станислава Клыха в Верховном суде Чеченской Республики в городе Грозном началось 15 сентября 2015 года. В ходе предварительного слушания судья Исмаилов В.Х. отказался закрыть дело или вернуть его в прокуратуру. 17 сентября судья, удовлетворив ходатайства обвиняемых, постановил сформировать коллегию присяжных заседателей. Коллегия присяжных была фактически сформирована 12 октября 2015 года, после чего началось рассмотрение дела по существу. Слушания продолжались до 18 января 2016 года, когда Верховный суд Чеченской Республики постановил отложить рассмотрение дела, удовлетворив ходатайство адвоката Марины Дубровиной о проведении амбулаторно-психиатрической экспертизы Станислава Клыха в Республиканском психоневрологическом диспансере. 26 мая 2016 года судья Верховного суда Чечни Вахит Исмаилов приговорил Карпюка к 22 годам 6 месяцам заключения в колонии строгого режима, а Клыха к 20 годам колонии строгого режима.

Основания признания политзаключенным

Николай Карпюк и Станислав Клых были привлечены к уголовной ответственности в связи с их якобы участием в военных действиях в годы Первой Чеченской войны на фоне непрекращающейся с весны 2014 года антиукраинской кампании в государственных средствах информации и в высказываниях официальных лиц, занимающих высшие руководящие должности в Российской Федерации. Одной из составных частей этой кампании стало возбуждение уголовных дел против граждан, публично выражающих позицию по событиям в Украине, отличную от официальной, и непосредственно против граждан Украины. Уголовное дело в отношении Карпюка и Клыха следует рассматривать в контексте этой антиукраинской кампании.

Правозащитный центр «Мемориал» проанализировал обвинительное заключение по делу № 84003, опубликовав результаты в четырех частях. Анализ обвинительного заключения по делу членов УНА-УНСО в Грозном выявил, что оно составлено с нарушениями УК РФ и УПК РФ, включает в себя описание несуществующих преступлений, содержит большое количество фактических ошибок, и в целом практически полностью построено на вероятном оговоре свидетеля Малофеева (дважды «вспомнившего» о новых участниках боев в Грозном через несколько дней после их задержания сотрудниками российских спецслужб) и самооговорах обвиняемых. Все это с очень высокой долей вероятности позволяет говорить о полной невиновности Николая Карпюка и Станислава Клыха, и о том, что следствие не располагает доказательствами того, что они когда-либо были в Чечне.

В первой части анализа обвинительного заключения (http://memohrc.org/news/pc-memorial-proanaliziroval-obvinitelnoe-zaklyuchenie-po-delu-grazhdan-ukrainy-sud-nad-kotorymi), не касаясь фактической стороны дела, ПЦ «Мемориал» проанализировал процессуальные нарушениях, указав, что следствие: не обосновало обвинения в организации и в руководстве бандой, произвольно и бездоказательно определило период деятельности «банды „Викинг“» и не описало соответствующим ст. 209 УК РФ («Бандитизм») образом преступления, совершенные фигурантами дела, что ставит под сомнение само обвинение в бандитизме. Так, в обвинении полностью отсутствует описание обстоятельств существования и деятельности «банды» с мая 2000 года по 2006 год, когда Клых, по утверждению следствия, вышел из нее. Такое продление периода существования «банды „Викинг“», очевидно необходимо следствию для того, чтобы исключить возможность снятия обвинений в бандитизме за истечением срока давности.

Доказательственная база дела против Карпюка и Клыха построена преимущественно на показаниях самих обвиняемых, от которых они отказались сразу после того, как смогли воспользоваться помощью адвокатов, и свидетеля Малофеева, на момент дачи показаний отбывавшего 23-летний срок в колонии строгого режима. Так, Малофеев — единственный свидетель, утверждающий, что Карпюк вообще был в Грозном. О том, что в Чечне воевал Клых, кроме Малофеева, показания дал только свидетель Смолий Д.В. — сокамерник Клыха по ИВС Зеленокумска (в августе 2014 года Смолий был помещен туда за кражу): ему украинец якобы «рассказал о том, что принимал какое-то участие в боевых действиях в Чеченской Республике в 90-х годах». Никто из потерпевших, — оставшихся в живых российских военнослужащих, воевавших в Грозном в то время или побывавших в плену, — не указал на Карпюка, Клыха и Яценюка как на участников боестолкновений и совершенных против них преступлений; Участие всех троих, напротив, опровергают украинские националисты, действительно воевавшие в Чечне.

Вопрос об участии в войне в Чечне премьер-министра Украины Арсения Яценюка (сведения о таком «участии» появились только в марте 2014 года в связи с показаниями Малофеева) был исследован отдельно. Заявления о его участии в вооруженном конфликте, никак объективно не подтвержденные, не имеют отношения к существу обвинений в отношении Николая Карпюка и Станислава Клыха, однако привлекают внимание к уголовному делу и повышают его значимость в контексте современной российской политики, что может свидетельствовать о лежащем в основе дела политическом мотиве властей.

Во второй части анализа (http://memohrc.org/news/analiz-obvinitelnogo-zaklyucheniya-po-delu-chlenov-una-unso-v-groznom-fakticheskie-oshibki-i) основное внимание уделено оценке фактических обстоятельств дела. По мнению ПЦ «Мемориал», в обвинительном заключении имеется большое количество ошибок и противоречий, позволяющих поставить под сомнение компетентность лиц, его составлявших.

Так, в корне неверно были описаны действия российских войск в городе Грозном в конце декабря 1994 и в начале января 1995 года. Много говорится о боях в районе площади Минутка, — это одно из трех основных «мест преступления» Карпюка и Клыха (наряду с железнодорожным вокзалом и «президентским дворцом»). Однако вплоть до второй половины января 1995 г. площадь Минутка оставалась в глубоком тылу у чеченских формирований. Боеваые действия в районе Минутки развернулись только месяц спустя, в конце января — начале февраля 1995 года.

Другой пример: в одном и том же фрагменте показаний свидетеля Малофеева сначала указана общая численность украинских боевиков, отправленных в Чечню, — 140 человек, — и тут же приведено число украинцев, участвовавших в боях в районе площади «Минутка»: 500 человек. При этом в материалах дела упоминаются всего несколько десятков украинцев, часть из которых известна лишь по позывным, а некоторые, вероятно, вообще не бывали в Чечне.

Утверждения следствия о присутствии украинских боевиков в Чечне 1999–2000 годов и, тем более, об их сотрудничестве с Салманом Радуевым в этот период в корне противоречат не только историческим фактам, но и, порою, материалам других уголовных дел: так, Радуев был арестован спецназом ФСБ 12 марта 2000 года и помещен в Лефортово; согласно же обвинительному заключению, он продолжал тренировать украинцев в своих лагерях до мая 2000 года (тут следствие воспроизвело ошибку Википедии, возникшую из ссылки на ошибочные сведения из именного указателя ко второму изданию «мемориальской» книги «Россия-Чечня: цепь ошибок и преступлений»).

Фактические ошибки, неточности и нелепости, которыми наполнено обвинительное заключение, позволяют сделать вывод о несостоятельности обвинения в целом.

В третьей части анализа обвинительного заключения (http://memohrc.org/news/opublikovana-tretya-chast-analiza-obvinitelnogo-zaklyucheniya-po-delu-chlenov-una-unso) рассмотрены некоторые фактические обстоятельства преступлений против пленных российских военных, изложенные в документе, — самого тяжкого из описанных преступлений: жестоких пыток и последующего убийства 12 пленных военнослужащих в Грозном в первых числах января 1995 года (эпизод, многократно описанный, но в итоге почему-то не инкриминированный Клыху и Карпюку).

Сопоставление показаний о преступлениях против пленных военных со сведениями из внешних независимых источников дает основания утверждать, что на предварительном следствии Клыха и Карпюка принудили оговорить и себя, и других украинцев, обвиняемых в участии в боевых действиях на территории Чечни. Следствие не указывает никаких сведений о личностях жертв. Место преступления, пленения и убийства военных — окрестности площади Минутка, где на начало января 1995 года не было боев (см. выше). Наконец, через систему Главного военно-медицинского управления Генштаба российской армии не проходили тела с характерными травмами, описанными в обвинительном заключении. Именно поэтому следствие не привело в обвинительном заключении никаких объективных доказательств по этому эпизоду, никак не квалифицировало его, и не вменило фигурантам дела. Очевидно, эти показания были помещены в документ исключительно для того, чтобы придать Клыху и Карпюку максимально негативный образ в глазах судьи и присяжных.

Наконец, в последней, четвертой части (http://memohrc.org/reports/analiz-obvinitelnogo-zaklyucheniya-po-delu-chlenov-una-unso-v-groznom-chetvertaya-chast), тщательно разобраны обстоятельства гибели в ходе боев в Грозном российских военнослужащих, в убийстве которых в составе «банды „Викинг“» обвиняют Карпюка и Клыха, Удалось установить, что из 30 погибших российских военнослужащих, упоминаемых в деле, как минимум 28 не могли погибнуть в результате действий боевиков «банды „Викинг“»:

  1. 18 военнослужащих погибли на значительном расстоянии от железнодорожного вокзала и «президентского дворца», — мест, где, согласно обвинительному заключению, украинцы участвовали в боях (четверо военнослужащих погибли у парка Ленина, более чем в полутора км от вокзала и «дворца»; один — на пересечении Старопромысловского шоссе и ул. Алтайская, в трех с половиной км; четверо — на пересечении Старопромысловского шоссе и ул. Автоматчиков, почти в 9 км; и 9 — в пос. Садовое, более чем в 13 км).

  2. Из оставшихся 12 погибших военнослужащих 10 погибли не от стрелкового оружия (сгорели в подбитых из гранатометов танках и боевых машинах, а причина смерти одного — множественные ранения осколками минометной мины). При этом Карпюку и Клыху инкриминировано совершение убийств в составе банды, вооруженной только огнестрельным оружием, и только его и применявшей в боях.

  3. Один из якобы убитых украинцами, Юрий Игитов, весной 1995 года был посмертно награжден звездой Героя России (будучи окружен боевиками, он подорвал себя гранатой), — следствие, похоже, ставит его подвиг под сомнение.

Таким образом, можно уверенно утверждать, что выдвинутые в отношении Николая Карпюка и Станислава Клыха обвинения в убийстве 30 российских военнослужащих не основаны на исследовании фактических обстоятельств гибели этих военнослужащих. Следствие не потрудилось установить не только места гибели, но даже принадлежность убитых (так, все они названы мотострелками 131-й бригады, 81-го и 276-го полков, в то время как четверо из них — десантники 76-й воздушно десантной дивизии — вообще принадлежат к другому роду войск).

В ходе судебного процесса, идущего с осени 2015 года, обвинение не представило каких-либо новых доказательств вины Карпюка и Клыха в добавление к изложенному в обвинительном заключении. Более того, в позиции обвинения обнаружились новые противоречия: теперь оно утверждает, что дом, где члены «банды „Викинг“» якобы пытали пленных российских солдат, располагался в Грозном на ул. Первомайская (далеко от площади Минутка и других мест, где, согласно версии обвинения, украинцы воевали), — то есть в глубоком тылу боевых порядков федеральных сил, что выглядит еще более абсурдно. Оба подсудимых заявляют, что признательные показания об участии их и ряда украинских политиков в боях в городе Грозном в 1994–1995 годах были получены следствием с применением пыток. С нашей точки зрения, к информации о применении пыток и иных форм давления на Николая Карпюка следует внимательно отнестись с учетом того, что в течение полутора лет Карпюк фактически не имел помощи адвоката, его местонахождение скрывалось, а о пытках в ходе предварительного следствия сообщали и другие украинские политзаключенные (Карпюк, Кольченко, Сенцов, Афанасьев, Костенко). Мы полагаем, что показания, полученные в период отсутствия у Клыха адвоката по соглашению, не могут служить допустимыми доказательствами его вины.

Применительно к принятым Правозащитного центра «Мемориал» критериям обстоятельства преследования позволяют полагать, что лишение свободы было применено исключительно по признаку национального происхождения в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Лишение свободы было основано на фальсификации доказательств вменяемого правонарушения при отсутствии самого его события, т. е. якобы участия Николая Карпюка в боевых действиях в Чечне.

Признание лица политзаключенным или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Защита Николая Карпюка заявляет о наличии у него алиби и о том, что он не был в Чечне в 1994–1995 годах.

Адвокаты: Ицлаев Докка Сайдаминович, Новиков Илья Сергеевич, Савченко Вера Викторовна (сестра Надежды Савченко, общественный защитник).

Как помочь

Написать письмо политзаключенному можно по адресу:

600020? г. Владимир, ул Большая Нижегородская, д. 67, ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области, Карпюку Николаю Андроновичу 1964 г. р.

Также письмо можно написать через форму на сайте «Росузник»:

http://rosuznik.org/write-letter

Яндекс-кошелек Фонда помощи политзаключенным Союза солидарности с политзаключенными 410011205892134:

http://politzeky.ru/soyuz-solidarnosti/fond-pomoschi-politzaklyuchennym/49188.html

Отчеты о ходе судебных заседания и ссылки на анализ обвинительного заключения (в 4 частях) по делу членов УНА-УНСО в Грозном на сайте ПЦ «Мемориал»:

http://memohrc.org/special-projects/delo-chlenov-una-unso-v-groznom

Ссылки на публикации в СМИ о деле:

http://gordonua.com/news/worldnews/Advokat-Novikov-Karpyuk-podpisyval-otkazy-ot-advokatov-inache-emu-ugrozhali-ubit-ego-syna-101985.html

http://rapsinews.ru/judicial_news/20160119/275245721.html

http://ekhokavkaza.com/content/article/27325821.html

http://ekhokavkaza.com/content/article/27352179.html

http://ekhokavkaza.com/content/article/27380367.htmll

http://ekhokavkaza.com/content/article/27410239.html

http://zona.media/news/una-unso-24-5

http://kavkaz-uzel.ru/articles/271339

http://openrussia.org/post/view/7954

http://zona.media/agenda/klykh-et-al

Дата обновления справки: 06.12.2016 г.

Развернуть