Статья УК: 
Написать письмо

346880, Ростовская обл., г. Батайск, ул. Горького, д. 356. ИК-15 ФКУ УФСИН России по Ростовской области. Чирнию Алексею Владимировичу, 1981 г. р.

Чирний Алексей Владимирович

Чирний Алексей Владимирович родился 23 марта 1981 года. Житель Симферополя. Преподаватель истории.

Приговорён по ч.2 ст.205.4 (Участие в террористическом сообществе), двум эпизодам п. «а» ч. 2 ст. 205 (Террористический акт, совершённый организованной группой), ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 222 (Покушение на незаконное приобретение боеприпасов); ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 2 ст.205 (Приготовление к теракту) УК РФ к 7 годам колонии строгого режима.

Включение конкретного человека в список лиц, в уголовном преследовании которых с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьезного нарушения закона, не означает его признания политзаключённым. Равно включение конкретного человека в такой список не означает ни согласия с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Полное описание

Суть дела

Чирний участвовал в двух поджогах в апреле 2014 года в Крыму: поджоге офиса «Русского единства» и офиса украинской «Партии регионов», фактически перешедшего на тот момент к местному отделению «Единой России».

Также Чирний решил взорвать памятник Ленину в Симферополе и обратился к знакомому химику Пирогову с просьбой изготовить взрывчатку (по версии следствия, Чирний сделал это «по указанию Сенцова», но материалы дела это опровергают). Пирогов доложил в ФСБ и в течение месяца наблюдал за Чирнием, записывая разговоры с ним на скрытую камеру. Пирогов пообещал содействовать Чирнию, а на самом деле, передал ему изготовленные сотрудниками ФСБ муляжи исполнительных механизмов и заложил в тайник муляжи взрывных устройств.

В ночь с 8 на 9 мая 2014 года Чирний был задержан, когда извлекал из тайника, как он думал, взрывные устройства. Он полностью признал вину и дал во многом недостоверные показания против Геннадия Афанасьева, Олега Сенцова и Александра Кольченко.

22 апреля 2015 года Северо-Кавказский военный суд вынес в отношении Чирния приговор. Разбирательство проходило без исследования доказательств, так как Чирний заключил со следствием соглашение о сотрудничестве.

Чирний до ареста отказался от гражданства России (по юридически оформившему противоречащее нормам международного права присоединение Крыма к России Договору о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым люди, зарегистрированные в Крыму на момент «референдума», автоматически признавались гражданами РФ, если они в течение месяца, до 18 апреля 2014 года, не написали заявление об отказе от российского гражданства). В течение трёх лет российские власти признавали Чирния гражданином Украины и допускали украинских консульских работников на встречу с ним. Тем не менее, в июле 2017 года сотрудники колонии заявили, что отказ от российского гражданства «не обнаружен» и украинское гражданство осуждённого будет считаться недействительным.

Основания для включения в список лиц, в уголовном преследовании которых с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьезного нарушения закона

Поджоги и неосуществлённый взрыв памятника были квалифицированы как террористические акты, что, на наш взгляд, не обосновано. Поджоги происходили ночью, когда здания были пусты, жертв и пострадавших не было и заведомо не должно было быть. Участники поджогов никаким способом не выдвигали требований, которые общество или власти должны были бы выполнить в обмен на прекращение насилия, не делали публичных заявлений, не стремились придать своим действиям резонанс.

Собственно, поджог карается по ч. 2 ст. 167 УК РФ принудительными работами либо лишением свободы на срок до 5 лет. Разрушение памятника возможно определить как вандализм по мотивам политической розни (ч. 2 ст. 214 УК РФ): до 3 лет лишения свободы. Наиболее суровая статья УК РФ, которую можно было бы, на наш взгляд, применить к осуществлённым и планировавшимся деяниям Чирния, групповое хулиганство (ч. 2 ст. 213 УК РФ), до 7 лет лишения свободы.

Именно такие статьи применялись для преследования за поджоги офисов «Единой России» ранее. Так, в 2009 году был совершён поджог офиса ЕР в Пензе (http://www.gazeta.ru/news/lastnews/2009/11/08/n_1422451.shtml), в 2011 году - в Братске (http://www.irk.ru/news/20110621/law/), в Иваново (http://www.ivanovonews.ru/news/detail.php?id=24914), в Южно-Сахалинске (http://ria.ru/incidents/20111215/517092605.html) и в Москве (http://fakty.ictv.ua/ru/index/read-news/id/1437978). Во всех этих случаях были возбуждены уголовные дела о поджоге. В 2011 году поджог офиса ЕР в Брянске расследовался по статье о хулиганстве. В 2012 году в Новосибирске в результате поджога офиса ЕР путём забрасывания в окно бутылки с зажигательной смесью выгорело 3 кв. м., было возбуждено уголовное дело о вандализме (http://top.rbc.ru/incidents/20/02/2012/638541.shtml).

В свою очередь, максимальное наказание за теракт, совершённый группой, составляет 20 лет. Жёсткость такой квалификации проявляется не только в тюремном сроке (Чирний получил наказание ниже нижнего предела), но и в сопутствующих факторах: например, фактическая невозможность попасть под амнистию, режим секретности при расследовании дела и т. д. Кроме того, госпропаганда активно использует ярлык «терроризма» для оправдания неправомерных действий силовиков.

Обвинение по ч. 2 ст. 205.4 (Участие в террористическом сообществе) является надуманным, поскольку само террористическое сообщество, якобы возглавляемое Сенцовым, является вымыслом. Сам Чирний — единственное связующее звено между поджогами и несостоявшимся взрывом (что явно следует из прослушек в деле), а один человек вряд ли может считаться сообществом.

Кроме того, мы присоединяемся к позиции Amnesty International (http://amnesty.org.ru/node/2927/), утверждающей, что ситуация в Крыму с марта 2014 года отвечает признакам оккупации. В связи с этим Россия как оккупирующая держава обязана соблюдать Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны (далее ЖК IV). В соответствии с международным гуманитарным правом, Россия не имела права этапировать Чирния из Крыма в на территорию России. Согласно ст. 76 ЖК IV покровительствуемые лица могут содержаться под стражей, а также отбывать наказание в форме лишения свободы только на территории оккупированного государства. Чирний же находится на территории России. В 2016 году его этапировали в Магаданскую область, однако, затем перевезли в колонию в Ростовской области.

Как и в случае с Сенцовым и Кольченко, Чирния принудили к российскому гражданству, что является, очевидно, политическим решением. Украинское гражданство Чирния «потеряно», по словам адвоката Ильи Новикова, одновременно с начавшейся процедурой его передачи на Украину, и это стало поводом для прекращения переговоров со стороны России. Ранее Минюст России отказался рассматривать возможность экстрадиции или обмена Сенцова и Кольченко, сославшись на то, что они якобы российские граждане.

Включение конкретного человека в список лиц, в уголовном преследовании которых с большой вероятностью присутствуют признаки политической мотивации и серьезного нарушения закона, не означает его признания политзаключённым. Равно включение конкретного человека в такой список не означает ни согласия с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Развернуть