Суд по ингушскому «болотному делу» удалят из республики

Тимур Акиев
28.10.2019

Расследование ингушского «болотного дела» близится к концу. Дела нескольких обвиняемых в применении насилия в отношении представителей власти направлены в суд. Прокуратура настаивает на изменении территориальной подсудности.

На этой неделе правозащитный центр «Мемориал» опубликовал обновленные списки привлеченных по делу о митинге, прошедшем в Ингушетии 26–27 марта. По данным правозащитников, на 23 октября 33 жителя Ингушетии привлечены к уголовной ответственности по обвинениям в применении насилия в отношении представителей власти, из них 29 человек находятся под арестом в следственных изоляторах за пределами Ингушетии, двое — под домашним арестом и еще два человека — под подпиской о невыезде.

Изначально следственные органы предъявляли всем задержанным тяжкие обвинения в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, что позволяло продлевать следствие на максимально длительный срок и ходатайствовать перед судами о содержании задержанных под стражей. Однако почти все адвокаты обвиняемых изначально утверждали, что у следователей нет доказательств вины по тяжким обвинениям, и в настоящее время эти доводы находят свое подтверждение — в период с июня по октябрь обвинение было переквалифицировано в отношении 20 задержанных с ч. 2 ст. 318 УК РФ на ч. 1 той же статьи, в которой речь идет о применении или угрозе применения насилия, но уже не опасного для жизни и здоровья. В этом случае срок содержания под стражей, согласно российскому законодательству, не должен превышать более шести месяцев. Но смягчение обвинения вовсе не означает наступления оттепели в этом деле, поэтому, вопреки закону и здравому смыслу, участников протестной акции продолжают содержать под стражей.

Перед тем, как предъявлять обвинения по новой статье, следователи в некоторых случаях дожидались решения суда о продлении срока содержания до 25 декабря и только потом меняли квалификацию обвинения, тем самым лишая защиту возможности апеллировать в суде к норме закона, не позволяющей содержать обвиняемого по нетяжкой статье более шести месяцев. Так, например, Адаму Бадиеву продлили срок содержания под стражей и переквалифицировали обвинения в один день, т. е. в суде представители обвинения в качестве основания для содержания под стражей указывали на тяжесть преступления, а спустя каких-то пару часов те же самые следователи вынесли постановление о том, что Бадиев не совершал тяжкого преступления.

Только в отношении одного человека — Ибрагима Дугиева, судья Верховного суда КБР проявил принципиальность, изменил постановление городского суда и отправил обвиняемого под домашний арест, указав в своем решении, что суду не были представлены объективные данные, свидетельствующие о невозможности смягчения меры пресечения.

Все остальные, кому смягчили обвинение, дожидаются суда в следственных изоляторах. Прокуратура, утверждающая обвинительные заключения, обращается в Верховный суд РФ с ходатайством об изменении территориальной подсудности, а Верховный суд удовлетворяет эти ходатайства. По мнению правозащитников, логика этих решений очевидна — снизить уровень общественной поддержки обвиняемых в ходе судебных процессов, удалив место проведения судов не только от Ингушетии, но и от других республик Северного Кавказа.

Между тем за активистов, находящихся под стражей, ходатайствуют те, от кого, казалось бы, и не ждали такого шага, — ингушские парламентарии. Депутаты направили обращение на имя генпрокурора России Юрия Чайки и председателя СК России Александра Бастрыкина с просьбой посодействовать в смягчении наказания арестованным. В обращении, принятом единогласно, говорится, что из-за нахождения в следственном изоляторе у ряда активистов ухудшилось самочувствие, обострились хронические заболевания. Содержание указанных лиц за решеткой вызывает особую озабоченность у жителей республики за их здоровье и дальнейшую судьбу. Депутаты считают, что смягчение меры пресечения для всех задержанных будет способствовать стабилизации общественно-политической обстановки в республике, достижению гражданского согласия и укреплению авторитета новой власти.

Новый глава республики Махмуд-Али Калиматов только 23 октября дал указание ингушскому омбудсмену Джамбулату Оздоеву регулярно информировать его о работе по заявлениям задержанных и их законных представителей.

У республиканской власти есть еще время и возможности как-то поспособствовать смягчению условий содержания хотя бы для нескольких человек. Руководитель следственной группы, в чьем производстве находится дело ингушских активистов, может принять решение о смягчении условий содержания в отношений тех людей, кого обвиняют в организации насилия против представителей власти (таких обвиняемых шесть), и тех, кому не изменили тяжесть обвинения (таких по состояния на 23 октября было четыре человека). Решение по остальным задержанным, чьи дела уже направлены в суд или находятся на утверждении в прокуратуре, будет принимать только судья. Впрочем, и в суд республиканские власти могут обращаться с ходатайствами о смягчении наказания ингушским активистам.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Как минимум 34 активиста ингушской оппозиции обвиняются в насилии (шесть лидеров – в его организации) против сотрудников правоохранительных органов, которым оказали сопротивление участники акции протеста в столице Ингушетии Магасе 27 марта 2019 го

Программа: Горячие точки

26 сентября 2018 г. в столице Республики Ингушетия г.