«Стал неизбежен переход войны в террористическую стадию»

Александр Черкасов
13.4.2020

На уходящей неделе — очередная дата. День скорби. День гнева. Одна из «точек невозврата» в чеченских войнах последних десятилетий.

25 лет назад, 7—8 апреля 1995 года, группировка сил Министерства внутренних дел и внутренних войск МВД Российской Федерации провела «зачистку» чеченского села Самашки. Итог — более ста убитых мирных жителей. А затем — четверть века безнаказанности.

По словам заместителя командующего группировкой войск МВД в Чечне генерал-лейтенанта Анатолия Александровича Антонова, это была «первая в истории полностью самостоятельная войсковая операция войск МВД» в Чечне. Генерал Антонов (это псевдоним, нам он известен как Анатолий Александрович Романов) знал, о чем говорил. Один из заместителей командующего ВВ МВД, он руководил действиями внутренних войск у Белого дома 4 октября 1993 года, во время «малой гражданской войны» в Москве.

Самашки — большое село, свыше двух тысяч дворов. Здесь жили около 15 тысяч человек, но люди бежали от войны, и к апрелю из них оставалось около пяти тысяч.

Что стало причиной «зачистки»? Потом говорили разное. Председатель думской комиссии по Чечне Станислав Говорухин утверждал, что в Самашках живет тейп Джохара Дудаева. О тейпах тогда рассуждало много чиновников, внезапно ставших специалистами по Кавказу, но запоздавших в своем знании века этак на полтора. Скажу лишь, что, да, на тысячи дворов в Самашках жили несколько семей из Ялхорой, — и что?

Называли и другие причины, — например, «освобождение русских из чеченского рабства». Только вот четверо русских работников, живших в чеченских семьях, были расстреляны при «зачистке» в общем порядке.

Обычное большое чеченское село. Да, были боестолкновения в окрестностях. Были попытки федеральных войск войти в село. В какой-то момент, после взятия Грозного федеральными силами, здесь находился большой вооруженный отряд сторонников Ичкерии. Вся эта предыстория «зачистки» Самашек подробно изложена в докладе «Мемориала».

Но события начала апреля 1995-го, судя по всему, были «нанизаны» на иную логику. Здесь видна уже не логика случая, не спонтанное развитие событий, а, скорее, неумолимое осуществление какого-то плана.

6 апреля селу выставили ультиматум: сдать 264 автомата, иначе — войсковая операция. Старейшины села вели переговоры с военными. При возвращении с переговоров их обстреляли, объявив: это дело рук боевиков. Да, та самая «постправда» была обычным инструментом военных и пропагандистов. Начался исход жителей, одновременно из села ушел и большой отряд боевиков.

Под вечер 7 апреля в село по улицам вошли штурмовые группы, сформированные из бойцов внутренних войск и спецподразделений МВД. Они в основном уже прошли село, когда столкнулись с хаотичным разрозненным сопротивлением. Примерно четыре десятка боевиков, которые остались в Самашках на ночевку, теперь, отстреливаясь, отходили. Погибли четверо боевиков и от 14 до 16 «федералов». «Постправда» потом превратила это в битву с Абхазским батальоном Шамиля Басаева, в которой только раненых бойцов внутренних войск было 350 (в реальности — от 44 до 52 раненых «федералов»).

А 8 апреля началась карательная операция. Шли по нескольким улицам, не встречая сопротивления. Убивали жителей, поджигали дома. «Мемориальцам» потом удалось в деталях установить обстоятельства гибели 103 мирных жителей, придирчиво собирая и сопоставляя доказательства. Более сотни жителей увезли на фильтрапункт, где их ждали жестокие пытки и избиения.

За несколько минут всего не расскажешь. Кто хочет и морально готов, читайте наш доклад. Другого-то ничего нет: комиссия Говорухина воздержалась от посещения «зачищенных» улиц, сам он отказался взять написанные сельчанами заявления.

Каковы последствия?

Зачистка Самашек сорвала готовившийся обмен пленными. Мирный процесс прервался. По сути, стал неизбежен переход войны в террористическую стадию: дорога отсюда уже вела на Буденновск. Из Самашек ушли боевики — а вот из расположенных южнее Орехово, Бамута, Старого Ачхоя ушли жители, оставив села отрядам ичкерийцев: бои здесь продолжались еще больше года.

Вполне предсказуемо проведенная уже после войны «военно-тактическая экспертиза» признала действия силовиков правомерными.

Но остается память. Чеченцы, может, и не говорят вслух, но помнят о Самашках, как и о многом другом.

А правосудия не было ни тогда, ни потом. Хотя — как сказать?

Командовавший операцией в Самашках генерал Романов был тяжело ранен при взрыве фугаса в Грозном в тоннеле на площади Минутка 6 октября 1995 года, чудом выжил и жив до сих пор, — военная медицина приложила все возможные усилия, — и даже, говорят родственники, реагирует на внешние раздражители. Командовавший группировкой сил МВД генерал Михаил Михайлович Алексеев (это тоже псевдоним, на самом деле — Николай Васильевич Скрыпник) погиб год спустя 11 июля 1996 года при осаде села Гехи.

Тот, кто верит в провидение и воздаяние, мог бы вложить в это свои смыслы. Только вот к правосудию, к суду людскому это не имеет отношения.