Реновация по-ингушски

Тимур Акиев
26.2.2020

Жильцов аварийных общежитий в Назрани будут выселять через суд.

Такое решение приняли городские власти, так как многие люди отказываются добровольно покидать свои квартиры. Они заявляют, что переезд в новый дом ухудшает их жилищные условия. Противостояние городских властей и жителей общежитий длится несколько лет, и теперь суду предстоит разбираться во всех нюансах этого дела.

Администрация Назрани начала направлять в районный суд исковые заявления о принудительном выселении жильцов дома № 20, расположенного по проспекту Базоркина. В заявлениях указывается, что жителям аварийного дома предоставляется новое благоустроенное жилье.

О том, с какими нарушениям выполняется программа расселения аварийного жилья в Ингушетии, писали неоднократно. Республиканские власти еще в 2016 году отчитались перед федеральным центром о досрочном завершении первого этапа программы. На самом деле, первый этап расселения выполнили частично. До сих пор не могут получить новые квартиры жильцы нескольких аварийных домов в Малгобеке. Там старые дома снесли, а новые еще не построили. Несколько иная ситуация в Назрани — люди продолжают жить в аварийных домах, чтобы не оказаться в положении малгобекчан.

Комиссии из Москвы приезжали с проверкой расселения аварийных домов, но не замечали этих очевидных фактов и подтверждали липовые отчеты о досрочном решении проблемы. Из федерального бюджета в Ингушетию направили деньги для реализации следующего этапа программы и даже поощрили премией за успешное решение первого.

Новое руководство Ингушетии нести ответственность за грехи старого не собирается: там, где дома не построили, обещают изыскать средства и построить, а тем, кого не устраивает качество уже построенного жилья, предлагают брать то, что есть. Вникать и разбираться по каждому случаю никто не хочет.

«Мне на этой неделе вручили исковое заявление, из которого следует, что мне предоставили благоустроенную квартиру, — говорит Фатима Плиева, жительница аварийного дома № 20 по проспекту Базоркина. — Я последние пять лет добивалась от администрации Назрани письменного уведомления, какую именно квартиру выделили мне в новом доме, и вот получила наконец ответ в виде судебного иска».

По словам женщины, первое, что она увидела, когда пошла смотреть новую квартиру, — отсутствие входной двери. «Балкона нет, на кухне кто-то снял и унес газовый котел, света в квартире нет, — возмущается Фатима. — Какая же это благоустроенная квартира? Я уже не говорю про то, что вместо двухкомнатной квартиры, в которой живет моя семья, нам, как дар судьбы, предлагают однокомнатную».

И таких недовольных много. В городской администрации недовольство людей объясняют непониманием принципа расселения аварийного жилья. Главный критерий программы — не улучшение жилищных условий, а предоставление безопасной квартиры с сохранением количества квадратных метров, на которых люди проживали ранее.

Юрист ПЦ «Мемориал» Хадижа Гадаборшева считает, что для того, чтобы разобраться во всех юридических нюансах переселения из аварийного жилья в Ингушетии, необходимо создавать правительственную комиссию и рассматривать каждый случай индивидуально.

«Ведь в том же доме № 20 городская администрация засчитывает только жилую площадь комнат, выделенных когда-то для временного проживания в общежитии, при этом общежитие включено в федеральную программу как многоквартирный дом, и у некоторых жильцов фактическая площадь квартир больше, чем указано в старом ордере», — разъясняет юрист причину недовольства некоторых людей новыми квартирами.

Жители двух назраньских общежитий дополняют слова юриста другими претензиями: без их ведома дом признали аварийным, хотя никакого критического износа у дома не было и нет; чиновники произвольно изменили статус общежития на многоквартирный дом и тем самым лишили его жильцов права претендовать на отдельное жилье по другими, более выгодным нормам жилищного законодательства;
комиссия, принимавшая новый дом, не обратила внимание на нарушения проектно-сметной документации при строительстве, которые подтверждались проверками прокуратуры и следственного комитета.

«С нашим мнением вообще никто не хочет считаться», — в один голос заявляют жители общежитий. На все свои жалобы и заявления они получали только отписки. Сейчас добиваются встречи с новым главой республики.

«На суд особой надежды нет, — говорит еще одна жительница общежития Мовлатхан Гиреева. — Несколько месяцев назад по уголовному делу, где мы проходили потерпевшими, осудили чиновника из мэрии. Его признали виновным в том, что он принял недостроенный дом, и дали ему за это два года условно. Там, в этом доме, и сейчас куча недоделок и нарушений проектной документации. Очень низкое качество строительного и отделочного материла. А теперь решением суда нас хотят приговорить к пожизненному проживанию в этом ужасном доме. Я хотел бы спросить у господина Калиматова, за что власть нас так наказывает? В чем мы провинились перед ней?»