Одно сплошное уголовное дело

Александр Черкасов
20.3.2017

Вы заметили, что событий как таковых у нас нет? Что новость — это не «случилось  что-то », а «Следственный комитет возбудил уголовное дело в связи с  чем-то »

Из Чечни — только хорошие новости! То есть нормальные. То есть, как везде в России, которой она, Чечня, по словам ее главы, неотъемлемая часть.

То есть новости — прежде всего, судебная хроника. Вы заметили, что событий как таковых у нас нет? Что новость — это не «случилось что-то», а «Следственный комитет возбудил уголовное дело в связи с чем-то».

Посмотрим на заголовки «Кавказского узла», читаем подряд.

«Жительница Чечни обвинена в экстремистской публикации» — что-то про символику трижды проклятого и запрещенного «Исламского государства». То есть информационный повод — не публикация, а обвинение в ней!

«ЕСПЧ присудил 50 тысяч евро осужденному жителю Чечни» — тут все судебное. И нынешнее решение. И вынесенный десять лет назад пожизненный приговор боевику, основанный, среди прочего, на показаниях, данных им под пытками…

«Четверо жителей Грозного осуждены за попытку примкнуть к ИГ» — то есть опять-таки дело, событие, информационный повод не в том, что они «примкнули», а в том, что «осуждены»!

Или вот — вроде совсем о другом, об истории и культуре Кавказа вообще и Чечни не в последнюю очередь: «Ученые назвали уникальными работы дважды репрессированного кавказоведа Генко». Но и тут ведь фокус события в действиях карательных органов. Арестован в 38-м, два года следствия, ничего не признал, освобожден… И вновь арестован в блокадном Ленинграде, где умер под следствием в декабре 41-го. Редкое исключение: потом, в 50-х, судили и давали немалые срока следователям НКВД, фабриковавшим дела против ленинградской интеллигенции в окруженном городе…

Федор Иванович Тютчев как-то заметил, что «русская история до Петра Великого сплошная панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело». Заголовки «Кавказского узла» подтверждают это наблюдение.

А если вспомнить, что корреспондент «Кавказского узла» в Чечне, а ныне политзаключенный Жалауди Гериев тоже стал персонажем криминальной хроники, будучи осужден якобы за хранение наркотиков…

Почему? Наверное, потому, что вместо радостных сообщений о ликовании, росте рядов и показателей давал, например, репортажи с процесса другого политзаключенного, Руслана Кутаева. Который тоже осужден якобы за наркотики после организации круглого стола к семидесятилетию сталинской депортации чеченцев и ингушей.

И после этого, если вы спросите — «Как дела?», я отвечу: «Конечно же, из Чечни — только хорошие новости!»

Источник — Эхо Кавказа