О полемике оппозиционеров по Крыму

Сергей Давидис
22.11.2016

Имел неосторожность немного подискутировать c Айдером Муждабаевым и Александром Подрабинеком по поводу полемики первого с Михаилом Ходорковским.

Я не являюсь ни сотрудником, ни сподвижником Ходорковского, но в этой дискуссии, абстрагируясь от деталей, прав, конечно, он.

Более того, в этой дискуссии Ходорковский себя проявляет как демократ, а его оппоненты — наоборот, в качестве ничего на забывших и ничему не научившихся сторонников понимания демократии как власти посвященных «демократов», и без народа знающих, как надо.

Моральный и политический водораздел проходит не в связи с ответом на совершенно умозрительный искусственный вопрос: «Вернете ли Вы Крым, когда придете к власти?», — а в связи с оценкой оккупации и аннексии Крыма и агрессии в Донбассе. Я не готов считать демократом того, кто не признает очевидного — преступной агрессии путинской власти против Украины, вопиющего нарушения прав крымскотатарского народа.

Но сам вопрос о том, отдаст ли кто-то Крым, лишен всякого смысла. Субъектом власти в РФ является российский народ, и решение об этом может принять только он (неся все издержки этого решения, разумеется). Также решение о судьбе Крыма невозможно принять без учета мнения его жителей (безотносительно к тому, нравятся или не нравятся нам их интенции и мотивы).

То, что Путин оккупировал и аннексировал Крым, не спросив ни жителей России, ни жителей Крыма, никак не может быть примером для гипотетической демократической власти России.

Что бы ни говорило международное право по поводу оккупации и аннексии, у него нет механизмов автоматической реализации своих требований (оставим в стороне вопрос о коллизии суверенитета и права наций на самоопределение). Поэтому пока российский народ не примет решения вернуть Крым, представить себе такой возврат можно только как результат военного поражения России либо замены нынешней, использующей империалистическую риторику, диктатуры, на какую-то другую, использующую общечеловеческую и правовую риторику. Но к демократии ни тот, ни другой вариант отношения не имеют.

Ходорковский всего лишь констатировал эти очевидные факты.

Позиция риторического требования автоматического возврата Крыма имеет полное право на существование, хотя и небольшие шансы на влияние на общество.

Но такое же право имеет позиция, осуждающая кремлевскую агрессию, но подчиняющая свои планы и декларации о будущих действиях воле народа. Более того, обе эти позиции являются необходимой частью оппозиционного континуума. Никакой единственной правильной позиции тут быть не может и попытка навязать ее деструктивна и вредна.

P. S. Учитывая развернувшуюся полемику, которая выходит за рамки собственно темы моего поста, стоит добавить, что если бы гипотетическая будущая демократическая российская власть спросила моего совета по поводу Крыма, то я бы советовал ей убеждать общество согласиться на возврат Крыма Украине или раздел Крыма в соответствии с волеизъявлением его жителей, включая, разумеется, всех, кто вынужден был его покинуть, на конкурентном голосовании, организованном международным сообществом. А жителей Крыма я бы советовал убеждать проголосовать за возвращение в Украину.

Источник