Дело Оюба Титиева: судья отклоняет ходатайства

Александр Черкасов
18.2.2019

На прошедшей неделе в Шали состоялось уже сороковое заседание по делу Оюба Титиева, руководителя грозненского представительства «Мемориала».

Больше года прошло со дня его ареста и бурных последующих событий — слежки за адвокатами, поджога офиса «Мемориала» в Ингушетии и угрозы спалить офис в Дагестане со всеми сотрудниками, подкрепленной поджогом машины. С июля длится суд, превратившийся, казалось бы, в рутину.

Последние недели адвокаты заявляли ходатайства, а судья, как стена, предсказуемо отражала их натиск, отклоняя и отказывая. В чем смысл? И есть ли он?

6 марта, на 37-м заседании суд отклонил ходатайство адвокатов о признании недопустимым доказательством главного вещдока по делу — полиэтиленового пакета с наркотиками, изъятого из машины Оюба.

На подготовку своей позиции по поводу пакета прокуратуре потребовалось больше недели. Действительно, согласно материалам следствия, на экспертизу был отправлен «пакет с пакетами». В пакете-упаковке, обвязанном бечевкой, опечатанном печатями «для пакетов» и специальными пронумерованными стикерами, был черный пакет, в котором — другой черный пакет с надписями «спасибо за покупку!» и «до 12 килограмм», а уже в нем — 206 грамм «вещества растительного происхождения». А когда этот пакет-упаковку вскрывали эксперты, снимая бечевку, стикеры и прочее, он уже не был «пакетом с пакетами». Потому как в нем был только один пакет «спасибо за покупку, до 12 килограмм», — зато на нем был приклеен кусок скотча с волосами Оюба. Тут «или что-то произошло, или одно из двух» — то ли пакеты вскрывали по пути, то ли протоколы фальсифицировали. А, может, и то и то. Прокуратура за неделю придумала следующее: в протоколе осмотра следователь не обязан все отражать детально; того, что приведено в протоколе, достаточно; следователь действовал в рамках своих полномочий; отсутствие в протоколе сведений о клейкой ленте «скотч» на пакете не означает, что упаковка была нарушена. Адвокаты утверждали, что описание упаковки существенно для дела, и, в соответствии с УПК, описание должно было делать четко и детально, что на месте происшествия были понятые и эксперт, и никто из них не сказал про скотч. Проведя в совещательной комнате около трех часов, судья Мадина Зайнетдинова постановила ходатайство о признании пакета с наркотиками недопустимым доказательством отклонить.

Затем адвокат Заикин заявил ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола осмотра места происшествия от 9 января с приложенной фототаблицей. По мнению адвоката, протокол показывает «профессиональную дремучесть» следствия: нет необходимых подписей участников осмотра, нет подписей, удостоверяющих разъяснение прав, ответственности и порядка осмотра, — значит, все это не было разъяснено, а приобщенный к материалам дела диск пуст: на нем не было фотографий осмотра места происшествия. Судья удалилась в совещательную комнату и через два часа вынесла постановление об отказе.

После этого адвокат Заикин заявил ходатайство: признать недопустимым доказательством протокол следственного эксперимента от 3 мая 2018 года, поскольку в ходе проведенного эксперимента не были воспроизведены существенные обстоятельства задержания Оюба Титиева и обнаружения наркотиков.

7 февраля 38-е заседание суда началось с того, что судья Зайнетдинова сочла проведенный следствием 3 мая 2018-го без участия обвиняемого и его адвокатов эксперимент удовлетворительным, а представленные адвокатами замечания — неубедительными.

Затем адвокат Петр Заикин заявил ходатайство о проведении судебной почерковедческой экспертизы ряда документов: в одних случаях подписи разных должностных лиц — начальника Курчалоевского райотдела Рустама Агуева и начальника курчалоевской полиции Гехаева — выглядят абсолютно идентично, а в других — подписи одного и того же лица выглядят разными. Адвокат Илья Новиков пояснил, что у Гехаева и Агуева разный процессуальный статус, и Гехаев не имел права подписывать ряд документов, под которыми стоит его подпись. А если документы подписаны не уполномоченным на это лицом, то они должны быть признаны недопустимыми доказательствами. Судья выносит решение: оснований для удовлетворения ходатайства нет, а установить, кто ставил подпись, можно и без почерковедческой экспертизы.

Заикин заявляет ходатайство о признании недопустимым доказательством заключения физико-химической экспертизы якобы обнаруженного в автомобиле Титиева наркотического вещества. Основание смотри выше: в протоколе осмотра места происшествия указано, что вещество находилось в двух вложенных друг в друга пакетах, а при проведении экспертизы оказывается, что вещество — в одном пакете. Второй пакет пропал, а на оставшемся — липкая лента, которой ранее не было. Адвокат настаивает: как наркотическое вещество, так и его упаковка могли быть подменены. И в любом случае по протоколам выходит, что исследовалось иное вещественное доказательство, чем было изъято. После перерыва судья постановила отказать в удовлетворении ходатайства.

Адвокат Заикин ходатайствует о приобщении к материалам дела протокола осмотра нотариусом сайтов, доказывающего: в Курчалоевском ОМВД была группа быстрого реагирования (ГБР), сотрудники которой и подбросили пакет с наркотиками Оюбу Титиеву во время первого задержания утром 9 января 2018 года. Такое ходатайство уже заявлялось, но обвинение и судья придрались к тому, что запрос нотариусу делал не адвокат, а частное лицо и организация — Правозащитный центр «Мемориал». Теперь же запрос сделал сам Заикин. Он также добавил, что сам, своими глазами видел в Курчалое камуфлированную машину с надписью «ГБР». Адвокат Новиков заметил, что следователь и обвинение сами ранее доказали: вопрос о ГБР имеет прямое отношение к данному делу — ведь именно они допрашивали на предварительном следствии и на суде полицейских, выясняя, носили ли они когда-либо форму с нашивками «ГБР», видели ли они других полицейских в такой форме. Представленный теперь адвокатами протокол осмотра сайтов подтверждает, что все эти свидетели обвинения давали суду заведомо ложные показания. Судья вновь отказывает в приобщении материала к делу.

Адвокат Заикин ходатайствует о признании недопустимым доказательством заключения судебно-биологической экспертизы липкой ленты, якобы снятой с изъятого у Оюба Титиева пакета с наркотиками. Эта экспертиза обнаружила на ленте волосы с головы Оюба.

Отказ судьи на это ходатайство последовал на следующем заседании, 11 февраля 2019 года.

Далее следует ходатайство об отводе. Адвокат Илья Новиков мотивирует: суд отклоняет все ходатайства защиты, направленные на установление фактических обстоятельств дела, устранение противоречий и недоработок предварительного следствия (прилагая список — и тех, о которых мы говорили выше, и иных). Мадина Зайнетдинова отклоняет ходатайство о своем отводе. По мнению адвокатов, судья лично заинтересована в вынесении обвинительного приговора, поскольку опасается за безопасность — свою и членов своей семьи. Сама судья парирует: «не указаны конкретные основания, препятствующие судье Зайнетдиновой участвовать в процессе».

Далее судья Зайнетдинова успевает отклонить еще четыре заявленных адвокатами ходатайства об исключении из числа доказательств: протокола получения образцов смывов с ладоней Титиева, так как процедуру провели с грубыми нарушениями методических рекомендаций; самих тампонов со смывами, так как был нарушен порядок получения образцов; заключения эксперта Мадины Джанхотовой, которая проводила физико-химическое исследование смывов с рук и ногтевых срезов Титиева, так как они проведены с грубыми ошибками и нарушениями; заключения судебно-биологической экспертизы липкой ленты, якобы снятой с главного вещдока — пакета с наркотиками.

Решение по последнему ходатайству — о направлении судом запроса в компании «Мегафон» и «Билайн» с просьбой предоставить детализацию соединений телефонов Титиева в день его задержания, — было перенесено на следующее заседание. 12 февраля на сороковом заседании Шалинский городской суд отклонил это и еще два ходатайства.

Вопрос — зачем все это, если результат предсказуем?

Очень просто — если не возразишь сейчас, сразу, потом скажут: ты ведь был со всем согласен.

Следующее заседание намечено на 20 февраля.

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».