Дело Оюба Титиева: следы суетливой фабрикации

Александр Черкасов
03.12.2018

Вопреки почти уже сложившейся традиции, завтра, в понедельник 3 декабря, в Шалинском городском суде не будет заседаний по делу Оюба Титиева — процесс возобновится 10 декабря. А новостей прошлой недели хватило бы на две.

Из Чечни — чуть не сказал «только хорошие новости»: не каждый день в Шали бывают главы общероссийских политических партий. 26 ноября в качестве поручителя на процесс прилетел Григорий Алексеевич Явлинский. А на предшествующем заседании 19 ноября с поручительством выступила правозащитница Светлана Алексеевна Ганнушкина.

Ранее, весной, и Григорий Явлинский, и Светлана Ганнушкина уже выступали с такими поручительствами в Грозном, но это было еще до начала процесса. Тогда Явлинский был еще кандидатом в президенты. С поручительством, кстати, выступала и Ксения Собчак, тоже кандидат. Тогда суд в освобождении под поручительство отказывал, — мол, Оюб сможет оказать давление на свидетелей. Теперь, когда все свидетели уже выступили в суде, и этот аргумент вроде бы отпал.

Прежде чем выслушать Явлинского, судья Зайнетдинова высказалась по ходатайству Ганнушкиной: «отказать». Среди оснований для отказа — «Ганнушкина субъективна, поскольку она коллега и друг Титиева».

Не будем пересказывать выступление Григория Явлинского. Оно было бы достойно трансляции по федеральным телеканалам, но, как говорится, «не сезон». Судья Явлинскому в его ходатайстве отказала, — по тем же основаниям, что и Ганнушкиной. Далее судья отказала адвокатам в еще одном ходатайстве — чтобы Титиев в зале суда сидел не в клетке: полдюжины конвойных и приставов ей показалось недостаточно для предотвращения побега.

Затем началось заседание по существу дела. Оюба Титиева допрашивали представители обвинения. Цель была простая — найти противоречия в его версии о фабрикации уголовного дела. Результат оказывался ожидаемый: в протокол судебного заседания ложатся новые свидетельства фабрикации. Оюб говорит, что Басханов — единственный свидетель, якобы добровольно явившийся рассказать, как Титиев якобы «курил марихуану», — на момент дачи показаний и очной ставки был задержан полицией и находился под ее полным контролем в «обезьяннике», в отделе в Серноводске: оттуда его без ремня и шнурков привозили в Курчалоевский райотдел. О том, как за грозненским офисом «Мемориала» следили с августа 2017 года. О том, что эта слежка была связана с расследованием «дела 27-ми» исчезнувших (на самом деле — задержанных и бессудно казненных) жителей Чечни. Как следившие фотографировали и снимали на видео самого Оюба и его коллег. Рассказал обо всей истории давления на «Мемориал», начиная с убийства летом 2009-го Натальи Эстемировой.

27 ноября началась следующая стадия процесса — оглашение материалов дела. Когда прокурор Байтаева начала, запинаясь, зачитывать написанный от руки шариковой ручкой текст, присутствовавшие в зале забеспокоились. Дело увесистое: пять томов, добрый десяток кило бумаги, — я сам отвозил Оюбу копию.

Защита отмечает: на протоколах не хватает подписей, доказательства — недопустимы. На пакетах с вещественными доказательствами, на бирках нет ни только подписей самого Оюба, — записи о том, что он от подписи отказывался, оказываются не заверены подписями понятых. На объяснении, которое якобы давал Оюб, стоит не его подпись. И еще на одном. И еще. Подписи двоих полицейских офицеров на документах оказываются идентичными. А подписи одного полицейского — разные на разных документах. Содержание одного документа противоречит следующему. И так далее. Документы за первые полсуток после задержания Оюба Титиева оказываются полны следов суетливой фабрикации.

И это было только начало. Следующее судебное заседание назначено на 10 декабря. Следите за нашими сообщениями!

Программа: Горячие точки
Программа: Поддержка политзеков

Титиев Оюб Салманович родился 24 августа 1957 года, живёт в селе Курчалой Чеченской Республики, правозащитник, руководитель грозненского представительства Правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал».