А что я один могу сделать? Эксперимент по преодолению выученной беспомощности

Марина Агальцова
24.12.2020
© 

Российские правозащитные НКО не могут надеяться на разумного законодателя или правоприменителя. Нет у нас такой роскоши. Зато нас поддерживают люди, которым мы когда-то помогли или помогаем.

Помните эксперимент с выученной беспомощностью? Тот, в котором собаку поставили в центр клетки без верха, а по стенам клетки пустили ток? Когда собака пыталась выбраться, то получала электрический разряд. Собака скулила от боли. Какое-то время она ещё пыталась выбраться из клетки, а потом смирилась.

Хитрые учёные ток убрали. Вы думаете, она ушла? Нет, она лежала и скулила. Она смирилась с тем, что ничего не может изменить. Этот эффект получил название «выученная беспомощность».

Видя, как Госдума штампует законы, хочется вот так же лечь и заскулить. Только за вчера невероятно эффективный законодательный орган принял три закона. Один о людях-инагентах. Теперь любой пользователь соцсети такой ярлык может получить. К ярлыку прилагается обязанность отчитываться о деятельности и всех уведомлять, что ты инагент.

Второй — о необходимости собирать и тратить деньги на публичные мероприятия только с одного банковского счёта, а потом ещё отчитываться за потраченные средства. Это требование сделает из и без того архисложного процесса организации публичного мероприятия невозможно сложный.

Третий — об уголовной ответственности за клевету.

Ещё четыре законопроекта находятся в разработке. Самый страшный для НКО законопроект — это тот, что даёт Минюсту право запретить некоммерческим организациям реализовывать программу или мероприятие, если они не нравятся Минюсту. Если организация ослушается, то её в топку… то есть в суд на ликвидацию.

Можно лежать и скулить: ну, а что я один могу с этим сделать? И теперь вы даже знаете, как называется чувство, когда хочется лежать и скулить, — выученная беспомощность. А можно и не так.

Мы задумали эксперимент. У любого есть важное оружие — голос. У голоса мало силы, если он один. Но если будет куча голосов… это другой разговор. Это будет сила. И эта сила нам нужна сейчас.

Мы сделали инструкцию, в которой рассказываем, что в ситуации молниеносного законодательства может сделать любой человек.

Оказывается, не так мало:

  • Можно написать письмо депутату и сказать ему, почему он должен проголосовать против.
  • Можно записать видео и рассказать, почему важны некоммерческие организации и почему нельзя давать Минюсту право ими руководить.
  • Можно написать в правительство России с требованием отозвать законопроект, который даёт Минюсту такое право.

Российские правозащитные НКО не могут надеяться на разумного законодателя или правоприменителя. Нет у нас такой роскоши. Зато нас поддерживают люди, которым мы когда-то помогли или помогаем.

Например, жители Унцукульского района записали видео в поддержку «Мемориала» и уже направили дагестанским депутатам в Госдуме два письма, которое подписали полторы тысячи человек. Они рассказали, как Правозащитный центр «Мемориал» им помогал.

Так, над делом жителей посёлка Временный мы работали 6 лет. В посёлке была спецоперация в 2014 году. В результате жилища людей были разрушены, а вещи пропали. По закону им полагалась компенсация за утраченное имущество — от 50 до 100 тыс. рублей на человека.

«Чтобы заставить государственные органы выплатить компенсацию, Правозащитный центр „Мемориал“ инициировал и довёл до Верховного Суда РФ пять процессов в Москве и семь процессов в Дагестане. Шесть лет судов и многочисленных жалоб принесли невероятный результат — в ноябре 2019 года Правительство РФ наконец выделило 56 миллионов рублей компенсации. 570 человек получили компенсации… Работа юристов центра показала, что мы тоже люди, что наш голос что-то значит, что у нас есть права».

Пострадавшие от строительства Ирганайской ГЭС, которым уже 12 лет не выплачивают компенсации за изъятые для водохранилища земли, тоже вступились за нас. Они рассказывают, что с 2008 года они бьются за компенсации. В 2020 году им «повезло найти хороших юристов, которые сдвинули дело с „мёртвой точки“. Это юристы Правозащитного центра „Мемориал“. Как и полагается солидной правозащитной организации, центр был объявлен Минюстом „иностранным агентом“. Хотя с центром работаем всего десять месяцев, эти десять месяцев принесли больше результата, чем двенадцать лет работы огромной армии чиновников».

Они пишут, что «работа „инагентов“, как „Мемориал“, нужна нам, а значит, нужна народу России». Они против того, чтобы «Минюст получил право запрещать НКО-инагенту реализовывать программу или проводить мероприятия. Наш жизненный опыт подсказывает, что запрещать будут работу самых активных и эффективных, как „Мемориал“».

Если вдруг вас охватила беспомощность, то знайте: вы не одни в таком чувстве. И у вас есть выбор. Вы можете остаться в ощущении беспомощности, а можете сделать то, что в ваших силах: написать депутатам, правительству или просто сделать видео и пост о том, почему нельзя давать Минюсту право руководить НКО.

Ваша поддержка нужна НКО. Голос — наша сила. Особенно когда нас много.

В ноябре 2020 года в Государственную Думу Российской Федерации были внесены несколько законопроектов (ссылка 1ссылка 2   

Поделиться: