25 лет назад мало кто думал о будущем...

Александр Черкасов
16.9.2019

Сентябрь, лето не хочет уходить. И, как всегда, просто не хочется думать о неизбежной осени и прочих подробностях неотвратимого будущего.

Наверное, примерно так же было 25 лет назад.

В первой половине 1994 года казалось, что еще остается надежда на мирное разрешение кризиса. В январе в послании Федеральному собранию Ельцин заявил, что основой для урегулирования отношений «могут стать проведение в Чечне свободных демократических выборов и переговоры по разграничению полномочий с федеральной властью». Хотя принятое Государственной Думой 25 марта постановление «О политическом урегулировании отношений федеральных органов государственной власти с органами власти ЧР» выдвигало в качестве предварительного условия для начала переговоров проведение в Чечне под международным контролем новых выборов в республиканские органы власти и в российский парламент, 14 апреля Ельцин дал правительству поручение провести консультации с Грозным и на их основе подготовить договор с Чеченской Республикой.

Но на самом деле уже к середине года переговорная составляющая так называемого плана Шахрая, предполагавшего «переговоры на фоне силового давления», свелась к нулю. В Чечне действовали поддержанные Москвой оппозиционные вооруженные отряды.

В начале лета в Грозном происходили столкновения между сторонниками и противниками Джохара Дудаева.

Так, 2 июня отряд Руслана Лабазанова совершил вооруженный налет на Дом радио.

12 июня состоялся митинг вооруженных сторонников оппозиции, предъявивших политические требования к правительству Д. Дудаева.

13 июня вооруженные формирования Чеченской Республики Ичкерия штурмом взяли базу Лабазанова, отряд которого был рассеян. Погибло несколько десятков человек.

Между тем еще 8 июня заместитель директора, начальник управления Федеральной службы контрразведки по Москве и Московской области генерал-майор Евгений Савостьянов направил Сергею Шахраю совершенно секретное письмо с предложениями по деятельности ФСК в Чечне.

Одновременно в неконтролируемых сторонниками Дудаева районах и населенных пунктах Чечни — Знаменском, Толстой Юрте и Урус-Мартане — при поддержке различных структур Российской Федерации, прежде всего Миннаца и ФСК, шла подготовка свержения Дудаева: организовывалась «оппозиция», формировались вооруженные отряды. 3 июня оппозиция провела Съезд чеченского народа, который утвердил состав Временного совета республики и придал ему «всю полноту власти в Чечне». Временному совету Чеченской Республики, о котором некоторые должностные лица в Москве заявляли уже как о «законной власти» — силе, которая «уже контролирует значительную часть территории Чечни» и способна «стабилизировать ситуацию», было выделено свыше 150 миллиардов рублей.

Между тем летом-осенью внутри исполнительной власти России сузился круг лиц, влияющих на происходящее вокруг Чечни. Так, к сентябрю Аналитический центр при президенте РФ перестал получать какие-либо поручения по чеченской проблематике. Соответственно, сузились каналы получаемой им информации. А далее, к ноябрю, от курирования чеченской проблемы фактически был отстранен и автор концепции «переговоров на фоне силового давления» Сергей Шахрай.

Организация и поддержка оппозиции осуществлялась министром по делам национальностей и региональной политике Егоровым, его заместителями Котенковым и Цаголовым. От ФСК информационным обеспечением занимался отдел Управления по борьбе с терроризмом под руководством полковника Хромченкова, а координировал их действия Савостьянов. 23-25 июля Савостьянов совершил поездку в Чечню. 24 июля Сергей Филатов, глава президентской администрации, беседовал в Москве с Умаром Автурхановым. 25 июля вернувшийся из Чечни Савостьянов встретился с Филатовым, а 26 июля — с Ельциным.

Грозный тем временем постоянно заявлял о вмешательстве ФСК России в события в Чечне; официальные лица в Москве все отрицали. Тайное, однако, стало явным 25 августа, когда спецслужбы Ичкерии захватили на территории Чечни полковника ФСК Станислава Крылова, участвовавшего в операции, и тот дал показания перед телекамерой.

Тем временем в прилегающих к Чечне районах шла концентрация внутренних войск. В июле министр обороны России Павел Грачев инспектировал части Северо-Кавказского военного округа, в том числе, 22-ю отдельную бригаду спецназа ГРУ.

Одновременно с силовыми действиями одних групп вооруженных противников Дудаева другие оппозиционные силы предприняли попытки под председательством Юсупа Сосламбекова возобновить деятельность Верховного Совета Чеченской Республики, разогнанного в 1991-м. 1 августа Верховный Совет ЧР заявил о возможности заключения договора о разграничении полномочий с федеральными властями и о предстоящем рассмотрении пакета документов о будущей организации власти в республике. Конкуренция, однако! И 2 августа глава Временного совета Автурханов обратился к президенту России с просьбой считать Временный совет единственным законным органом власти в Чечне и оказать ему поддержку. Автурханов также заявил о низложении Дудаева и о принятии на себя всей полноты власти. Одной из основных своих задач Временный совет объявил подготовку и проведение выборов и формирование правительства национального возрождения. Президент Ичкерии Дудаев назвал Автурханова предателем родины, а 11 августа ввел в Чечне военное положение и объявил мобилизацию.

В течение месяца с переменным успехом шли столкновения верных Дудаеву сил с оппозиционерами. 17-20 августа силы Временного совета безуспешно пытались овладеть Грозным, а 1 сентября уже вооруженные формирования Ичкерии атаковали окраину Урус-Мартана. 5 сентября в Аргуне был разгромлен отряд Лабазанова. И хотя 3 сентября правительство России обнародовало свое обращение к чеченскому народу, в котором «в связи с обострением обстановки» Дудаеву предлагалось «найти мужество и достоинство уйти в отставку», стало ясно, что только с организационной и материальной поддержкой, но без военной помощи Москвы «оппозиция» не может свергнуть Д. Дудаева.

5 сентября была объявлена повышенная боеготовность войск Северо-Кавказского округа, ужесточены контроль на основных магистралях и наблюдение за воздушным пространством. Усиливалась поддержка вооруженных формирований Временного совета федеральной стороной. Согласно директиве Генерального штаба России от 5 сентября 1994-го, Северо-Кавказский военный округ через МВД предоставил оппозиции 10 бронетранспортеров и шесть боевых вертолетов с экипажами.

17 сентября отряды сторонников Дудаева окружили Толстой-Юрт.

20 сентября У. Автурханов заявил, что мирные пути решения чеченской проблемы практически исчерпаны и что Временный совет имеет полное право «нанести по режиму Дудаева такой удар, чтобы он пал».

Двадцать пять лет назад Россия полным ходом шла к Первой чеченской войне. Но, как всегда в сентябре, мало кто думал о будущем, становившемся все более неизбежным.