Петербургское дело запрещённой «Сети»

Антифашисты из Санкт-Петербурга Юлий Бояршинов, Виктор Филинков и Игорь Шишкин обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе», до 10 лет лишения свободы), в связи с якобы членством в запрещённой в России организацией «Сеть», по версии следствия, являющейся террористическим анархистским объединением. Бояршинов также обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222.1 УК РФ («Незаконное хранение взрывчатых веществ», до 5 лет лишения свободы). Бояршинов, Филинков и Шишкин находятся под стражей с 21, 23 и 25 января 2018 года соответственно после задержания сотрудниками ФСБ. Никто из обвиняемых ранее не привлекался к уголовной ответственности.

Полное досье

Бояршинов Юлий (Юлиан) Николаевич родился 10 июля 1991 года, антифашист и левый активист, жил в Санкт-Петербурге, работал промышленным альпинистом. Задержан 21 января 2018 года, 23 января 2018 года арестован по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222.1 УК РФ («Незаконное хранение взрывчатых веществ»). 11 апреля 2018 года предъявлено дополнительное обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе»). Под стражей с 21 января 2018 года.

Филинков Виктор Сергеевич родился 8 ноября 1994 года, антифашист и левый активист. Гражданин Казахстана, жил в Санкт-Петербурге, работал программистом. Задержан 23 января 2018 года, 25 января 2018 года арестован по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе»). Под стражей с 23 января 2018 года.

Шишкин Игорь Дмитрьевич родился 24 августа 1991 года, антифашист и левый активист, жил в Санкт-Петербурге, торговал спортивным питанием. Задержан 25 января 2018 года, 27 января 2018 года арестован по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в террористическом сообществе»). Признал вину и заключил сделку со следствием, 17 января 2019 года был приговорён к 3 годам 6 месяцам колонии общего режима. Под стражей с 25 января 2018 года.

Описание дела

Уголовное дело о «террористическом сообществе "Сеть"» было возбуждено ФСБ в октябре 2017 года. Тогда в течение месяца в Пензе были задержаны увлекающиеся страйкболом местные жители левых взглядов Егор Зорин, Илья Шакурский, Василий Куксов, Дмитрий Пчелинцев, Андрей Чернов и Арман Сагынбаев (последнего силовики задержали в Санкт-Петербурге и этапировали в Пензу). Двое жителей Пензы — Максим Иванкин и Михаил Кульков — скрылись и были объявлены в розыск; 6 июля 2018 года стало известно, что их задержали в Москве, этапировали в Пензу и там арестовали.

21, 23 и 25 января 2018 года соответственно в Санкт-Петербурге были задержаны антифашисты Юлий Бояршинов, Виктор Филинков и Игорь Шишкин. Задержание Филинкова и Шишкина было осуществлено сотрудниками УФСБ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, тогда как Бояршинов был, вероятно, случайно задержан полицейскими, обнаружившими при личном досмотре и последующем обыске в квартире 403,9 грамм дымного пороха, скрутку проводов, электровоспламенители и стреляные гильзы.

Члены ОНК Санкт-Петербурга Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская в ходе посещения в СИЗО Филинкова 26 января 2018 года зафиксировали многочисленные свежие телесные повреждения: следы ожогов от элетрошокера на всей внешней поверхности правого бедра, гематому на правой щиколотке, ожоги от электрошокера в области грудной клетки. После посещения ими был составлен акт, в котором было сообщено, в частности, следующее:

«Виктор Филинков пояснил, что телесные повреждения были получены им 24 января 2018 года в машине, в которую его посадили сотрудники ФСБ. Автомобиль — Volkswagen Transporter темно-синего цвета с тонированными окнами. В эту машину его поместили сотрудники ФСБ после задержания в аэропорте Пулково, в ней перевозили в ИВС на Захарьевской, 6, в больницу. Из больницы Филинкова увезли в лесополосу и возили в течение 5 часов. Наносить телесные повреждения стал один из двух неизвестных в масках».

«На первом ряду машины находились сотрудники ФСБ, на третьем Филинков и [два человека в масках], на втором сотрудник ФСБ. Одновременно с нанесением телесых повреждений (наносились в промежутке между 03:00 и 07:00 24.01.2018) сотрудники ФСБ требовали от Филинкова дать признательные показания, а добившись согласия — точных формулировок, которые его заставляли выучить».

«Сотрудники ФСБ угрожали, что позже, если Филинков откажется, это избиение окажется "легкой версией того, что будет". После этого Филинков В.С. подписал объяснительную (в УМВД и УФСБ), сообщив все выученные им "показания". Уже после этого сотрудники ФСБ потребовали от Филинкова не отказываться от показаний на суде, угрожая помещением в СИЗО с туберкулезными больными. Единственные реплики, которые говорили люди в масках, были вида: "Не дергайся, что ты орешь". В лесополосе Филинкова пересадили в автомобиль Lada Priora, люди в масках прибыли следом в УМВД (предположительно). В первый приезд в УМВД люди в масках точно заходили в здание, обсуждая что "нужно закрыть лицо, потому что камеры". При обыске также угрожали, требуя от него сообщить, что он "что-то знает" и тогда "все будет в порядке"».

«Также у Филинкова хорошо заметны следы от наручников на обеих руках. Понятыми были дворники того же дома. Кровь с лица Филинкова отмывали его же шапкой и снегом. Кровь осталась на шапке. Пароли от всех электронных устройств выпытали там же. Угрожали, "что если Филинков В.С. будет плохо себя вести, его жену достанут даже в Киеве"».

27 января 2018 года члены ОНК Санкт-Петербурга посетили Игоря Шишкина, также зафиксировав многочисленные травмы, идентифицируемые как следы пыток. Сам Шишкин с заявлением о пытках не обращался, однако при посещении членами ОНК он выглядел сильно избитым и подавленным, спрашивал разрешения у сотрудников на каждое свое действие, просил членов ОНК не делать то, что может вызвать недовольство сотрудников. В ответ на вопрос членов ОНК он сообщил, что травмы, в частности перелом нижней стенки глазницы, многочисленные гематомы и ссадины, «были получены им на тренировке». На вопрос, какие еще травмы «были получены им на тренировке», сообщил, что имеется гематома на ноге, однако сотрудники не разрешили ему задрать штанину и показать членам ОНК гематому на ноге, эту (или иную) травму членам ОНК удалось зафиксировать только 2 февраля 2018 года.

Юлий Бояршинов, задержанный за хранение взрывчатых веществ и до апреля 2018 года формально не проходивший по делу «Сети», аналогичным образом подвергался физическому и психологическому насилию с момента задержания. Бояршинов утверждает, что 21 января 2018 года он был избит сотрудниками полиции после того, как он отказался отвечать на их вопросы, сославшись на ст. 51 Конституции РФ. После ареста в СИЗО к нему пришли двое оперативников ФСБ, которые стали называть имена фигурантов дела «Сети» и пообещали, что если обвиняемый не будет с ними беседовать, ему «будет хуже». После отказа Бояршинова от сотрудничества его перевели в СИЗО-6 «Горелово», в котором он находился до этапирования в Пензу на следственные действия в июне 2018 года.

В данном СИЗО, по утверждению Бояршинова, он подвергался постоянному давлению со стороны заключённых, сотрудничавших с администрацией, неоднократным избиениям, заставляли постоянно мыть пол камеры, приседать до 1000 раз, не выпускали на прогулки. Из-за неудовлетворительных бытовых условий Бояршинов там же заразился чесоткой.

О пытках со стороны сотрудников ФСБ сообщали также все обвиняемые, проходящие по пензенскому делу, а также житель Санкт-Петербурга Илья Капустин, проходивший по делу в качестве свидетеля, но освобождённый оперативниками после первоначального задержания 25 января 2018 года и последовавшей «разработки» с использованием электрошокера (прим. получил политическое убежище в Финляндии). Несмотря на многочисленные сообщения о пытках и издевательствах, СК РФ отказался возбудить уголовные дела в отношении сотрудников ФСБ и других структур, вероятно причастных к ним, согласившись с доводами силовиков. СК РФ заявил, что применение электрошокера в отношении Филинкова было оправданным из-за того, что он, якобы, пытался скрыться. Аналогичным образом были объяснены следы от электрошокера на теле Капустина, тогда как прочие «имевшиеся у Капустина телесные повреждения по своим признакам схожи с повреждениями, вызванными кожными заболеваниями либо укусами насекомых (клопов)».

11 апреля 2018 года Бояршинову предъявили дополнительное обвинение по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ.

17 января 2019 года признавший вину и пошедший на особый порядок Игорь Шишкин по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ, был приговорён Московским окружным военным судом в составе тройки судей под председательством судьи Краснова В.В. при участии прокурора Мельникова А.В. к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. 14 марта 2019 года Верховный суд Российской Федерации отказался удовлетворить апелляционную жалобу Шишкина, просившего о смягчении наказания.

8 апреля 2019 года стало известно, что сообщество «Сеть» было признано террористической организацией решением Московского окружного военного суда от 17 января 2019 года, вступившим в законную силу 14 марта 2019 года — в дни вынесения и вступления в законную силу приговора в отношении Игоря Шишкина.

20 марта 2019 года дело Виктора Филинкова и Юлий Бояршинова было передано в Московский окружной военный суд. 25 марта 2019 года было отклонено ходатайство Бояршинова о рассмотрении дела в его отношении в особом порядке. 8 апреля 2019 года началось рассмотрение дела по существу тройкой судей под председательством судьи Романа Муранова при участии прокурора Екатерины Качуриной.

Версия обвинения

Правозащитный центр «Мемориал» получил возможность ознакомиться с материалами уголовного дела в отношении Виктора Филинкова. В соответствии с ними, по версии следствия, Филинков с февраля 2016 по 23 января 2019 года совместно с другими участниками запрещённой «Сети», в т.ч. Бояршиновым и Шишкиным, «путём непосредственного участия в совместных тренировках членов террористического сообщества и самостоятельно приобрёл и совершенствовал методические и практические навыки владения огнестрельным оружием, изготовления и применения взрывчатых веществ и взрывных устройств, оказания первой помощи, обеспечения собственной безопасности, ведения боя с применением различных видов оружия, а также освоил тактические приёмы захвата зданий, сооружений и физических лиц, в целях осуществления террористической деятельности, подготовки и совершения преступлений, предусмотренных ст. 205.1, 209, 277, 278, 279 УК РФ», исполняя роль связиста под псевдонимом «Гена». Бояршинов и Шишкин, соответственно, якобы играли в сообществе роли сапёра и медика, имея псевдонимы «Юра» и «Максим».

Сама же «Сеть» якобы была создана проходящим по пензенскому делу Дмитрием Пчелинцевым «совместно с неустановленным лицом» в период с мая 2015 года по 31 августа 2016 года путём вовлечения «в качестве участников террористического сообщества, Шакурского И.А., Чернова А.С., Зорина Е.Д., Куксова В.А., Сагынбаева А.Д., Кулькова М.А., Иванкина М.С.», т.е. других обвиняемых по пензенскому делу анархистов и антифашистов.

Помимо этого Филинкову и Бояршинову инкриминируют участие в совместном собрании с остальными участниками «Сети» в феврале-марте 2017 года в Санкт-Петербурге, в ходе которого якобы «проводилось обсуждение готовности участников к выполнению основных целей и задач террористического сообщества "Сеть" посредством осуществления террористической деятельности, заключающихся в насильственной смене конституционного строя Российской Федерации путём вооружённого нападения на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, здания полиции, склады с вооружением, военные комиссариаты, помещения, занимаемые политическими партиями, государственные учреждения, с целью дестабилизации деятельности органов государственной власти Российской Федерации, оказания прямого воздействия на принятие ими решений и насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации».

Основания признания политзаключёнными

Преследование петербургских антифашистов происходит на фоне постоянных скандалов и обвинений в пытках, сопровождающих деятельность УФСБ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области с начала 2018 года, после того, как члены ОНК Санкт-Петербурга Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская задокументировали многочисленные факты грубейших нарушений прав человека со стороны ведомства. В качестве одной из рекомендаций правозащитницы, зафиксировавшие случаи пыток как минимум в 6 уголовных делах, по которым проходят как минимум 14 человек, даже высказали мнение о том, что «Управление федеральной службы безопасности России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области должно быть распущено… все дела, следствие или оперативное сопровождение по которым вело УФСБ по СПб и ЛО, должны быть пересмотрены, без учета доказательств, которые могли быть добыты с помощью пыток, шантажа или угроз, руководствуясь презумпцией невиновности подозреваемых, обвиняемых и осужденных и презумпцией недобросовестности сотрудников УФСБ по СПб и ЛО». Один из упоминаемых в докладе в качестве жертв пыток, Павел Зломнов, был признан «Мемориалом» политзаключённым.

Пытки в отношении Виктора Филинкова, Юлия Бояршинова и Игоря Шишкина подробно задокументированы в вышеупомянутом докладе. Точно так же подробно описаны те формы давления, которым уже после задержания подверглись Бояршинов и Филинков в СИЗО-6 «Горелово», имеющего репутацию «пыточного», в котором расположены т.н.«пресс-хаты» для «разработки» отказывающихся сотрудничать с силовиками заключённых. Описанные обвиняемыми формы издевательства объективно подтверждаются тем, что они практически дословно совпадают с показаниями других бывших подследственных. Жестоким пыткам подвергались и практически все обвиняемые по пензенскому делу.

Что касается фактической стороны дела, то, с нашей точки зрения, можно говорить о полном отсутствии общественной опасности в действиях Бояршинова и Филинкова, связанных с участием в сообществе, объявленном террористическим. Признания в создании такого сообщества или в участии в нём были получены следствием с применением пыток, что делает эти показания недопустимым доказательством с юридической точки зрения. С точки зрения же логики вероятно, что та интерпретация действий обвиняемых, которая была дана следствием, является грубой фабрикацией, в ходе которой действия обвиняемых искусственно подгонялись под «террористические» определения.

Большая часть инкриминируемых петербургской части обвиняемых действий являются абсолютно законными — увлечение Филинкова страйкболом, хранение его женой Александрой Аксёновой (прим. как и Капустин, получила политическое убежище в Финляндии, постоянно упоминается в материалах дела) легально зарегистрированного гладкоствольного оружия, участие во встречах с другими анархистами и антифашистами, прохождение легального обучения на курсах военной подготовки «Партизан» — становясь «преступлением» только из-за того, что они, якобы, были осуществлены в рамках членства в террористическом сообществе. Обвиняемых в принципе не обвиняют в каких-то реальных действиях или в попытке их совершения.

Присутствовавшая на первом заседании суда над Бояршиновым и Филинковым член Совета Федерации Людмила Нарусова отметила, что инкриминируемое обвиняемым прохождение начальной военной подготовки в рамках курсов по страйкболу само по себе не может свидетельствовать об их террористических намерениях: «Военной подготовкой занимается Юнармия, организованная министром обороны Шойгу. Там учат метать гранаты, тактике ведения боя, оказанию медицинской помощи и многому другому, что вменяется в вину подсудимым. Предъявлять умение кидать гранату как обвинение — это вообще не соответствует никаким правовым нормам. Вот мой коллега-сенатор тоже недавно заявил, что ребенок должен уметь бросать гранату» (имеется в виду Виктор Бондарев, призвавший вернуть в школу начально-военную подготовку, а то сейчас «ребенок боится автомата, не знает, что такое граната и как ее кидать. — Ред.). Получается, всех этих детей, которых агитируют вступать в юнармию, тоже затем можно будет привлечь к уголовной ответственности?»

Более того, для нас очевидно, что описание тренировок, разделения ролей, структуры «Сети» и т.п. гораздо больше похоже на сообщество страйкболистов, чем на террористическую организацию, собирающуюся применять насилие или имеющую серьёзные планы по дестабилизации положения в стране и, якобы, по свержению действующей власти. Само предположение, что несколько молодых людей, не имеющих серьёзных ресурсов и огнестрельного оружия, могут представлять значимую общественную опасность, представляется нам абсурдным.

Характерно, что в числе преступлений, которые якобы собирались совершать участники «террористического» сообщества (перечислены в обвинительном заключении), отсутствуют предусмотренные ст. 205 УК РФ («Террористический акт»). Все остальные преступления, которые якобы собирались осуществлять обвиняемые, даже по версии следствия относятся к неопределённо далёкому будущему. Защита Филинкова особо отмечает, что после его задержания ФСБ утверждала, что участники «Сети» готовили теракты на Чемпионате Мира по футболу летом 2018 года, однако, в окончательном обвинении все упоминания этого исчезли.

При этом даже признавший вину Юлий Бояршинов подчёркивает, что целью тренировок и объединения в рамках «Сети» была именно самооборона в случае нападения радикальных националистов во время возможных беспорядков, а не подготовка захвата каких-либо зданий или т.п. Виктор Филинков же, судя по имеющимся материалам дела, включая и показания Бояршинова на суде, вообще имел минимальное отношение к данному объединению и был привлечён к уголовной ответственности только из-за общения с частью обвиняемых и участия его жены в некоторых собраниях, на которых сам Филинков не был.

Обвинение Бояршинова в хранении взрывчатых веществ, под которыми подразумеваются 403,9 грамм дымного пороха, очевидно, не имеет никакого отношения к обвинению в участии в якобы «террористическом» сообществе. Следствие, при всей пристрастности, не пытается инкриминирует Бояршинову попыток использования этого пороха для осуществления террористических актов или для иных насильственных целей, что, с нашей точки зрения, не препятствует считать его политзаключённым по более тяжкому обвинению по ст. 205.4 УК РФ.

Политический мотив преследования петербургских антифашистов, являющегося частью непрекращающихся репрессий против анархистов и антифашистов, резко усилившихся в 2017-2018 годах, очевиден. Органы государственной власти, в первую очередь ФСБ, культивируют образ анархистов, представляющих общественную опасность, причастных к терроризму и к попыткам дестабилизации общественно-политической сферы. Задержанных анархистов при этом рутинно и практически неприкрыто пытают.

Одновременно с с этим происходит подавление всякой несистемной, неформальной самоорганизации, особенно, хотя и не только, молодёжной. Об этом говорят многочисленные сфабрикованные дела в отношении неугодных силовикам лиц иных взглядов (общеоппозиционных, националистических, религиозных и т.п.). Кроме инструментальной задачи прекращения активности репрессируемых активистов, как и всегда, дополнительной целью силовых структур является воздействие на общество, которому посылается сигнал о том, что любого рода оппозиционная общественно-политическая активность является нежелательной для власти и опасной для её участников.

ПЦ «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на удержание власти субъектами властных полномочий и на недобровольное прекращение или изменение характера публичной деятельности представителей антифашистского и анархистского сообщества. Лишение свободы было применено к Филинкову и Бояршинову исключительно в связи с их политическим взглядами в нарушении свобод ассоциаций при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод; преследование носит явно избирательный характер.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова политическими заключёнными и требует их немедленного освобождения и прекращения их уголовного преследования по делу о якобы участии в террористическом сообществе. Мы также считаем, что инкриминируемый Бояршинову эпизод незаконного оборота взрывчатых веществ должен быть объективно расследован.

В связи с полным признанием вины и невозможностью ознакомиться с материалами дела, ПЦ «Мемориал» первоначально не смог принять решение о признании политзаключённым третьего фигуранта петербургского дела запрещённой в России «Сети» Игоря Шишкина. Уже после признания Филинкова и Бояршинова ПЦ «Мемориал» установил, что обвинение в отношении Шишкина практически дословно совпадает с обвинением остальных обвиняемых по петербургскому делу запрещённой «Сети» и не содержит сведений, позволяющих говорить о том, что он якобы планировал прибегать к насилию в рамках данного сообщества.

Более того, ознакомившись с материалами уголовного дела в отношении пензенских антифашистов, мы убедились в том, что утверждения силовиков о якобы создании ими террористической организации являются беспочвенными, а дело — полностью сфабрикованным. В связи с этим мы считаем что Шишкин, осуждённый только за участие в «Сети» и не обвинявшийся в совершении каких-либо насильственных действий в рамках этого дела, тоже должен быть признан политзаключённым в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Признание лица политзаключённым не означает ни согласия Правозащитного Центра «Мемориал» со взглядами и высказываниями признаваемых политзаключёнными лиц, ни одобрения их высказываний или действий.

Адвокаты:

Юлия Бояршинова — Ольга Кривонос, Алесей Царёв;

Виктора Филинкова — Виталий Черкасов.

Как помочь

Адрес для писем:

191123, Санкт-Петербург, ул. Шпалерная, д. 25, ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по СПб и ЛО, Бояршинову Юлию Николаевичу 1991 г. р. и Филинкову Виктору Сергеевичу 1994 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

Средства для обвиняемых по петербургскому и пензенскому делам «Сети» собирает «Анархический Чёрный Крест» на «Яндекс-кошелёк» 41001160378989 и PayPal [email protected] (при отправлении просьба указывать валюту в евро и делайте пометку в комментариях «дело Сети»).

Также финансово поддержать фигурантов можно путём перечисления криптовалют (http://rupression.com/support) или приобретения благотворительной продукции с символикой кампании солидарности (http://rupression.com/merch).

Информация о деле и способах помощи обвиняемым регулярно выкладывается на сайте Rupression:

http://rupression.com

Контакты Комитета «Родительская сеть»:
Дмитрий Пчелинцев +7 (917) 545-43-83
Татьяна Чернова +7 (964) 874-11-10
Александра Аксенова (жена Виктора Филинкова) Prodacec@protonmail.com

Петиция с призывом прекратить дело «Сети»:

http://change.org/p/delo-seti-stopfsb

Яндекс-кошелёк Фонда помощи всем политзаключённым Союза солидарности с политзаключёнными 410011205892134.

Ссылки на публикации в СМИ:

Медиазона. «Ты пойми, офицеры ФСБ всегда добиваются своих целей!» Антифашист Виктор Филинков рассказывает о первых сутках после задержания // http://zona.media/article/2018/02/21/filin

Медиазона. «Я отказываюсь от подачек преступников». Фигурант «пензенского дела» Виктор Филинков рассказывает, как оперативники ФСБ уговаривали его «сотрудничать» со следствием // http://zona.media/article/2018/04/19/filin-2

Медиазона. «Она зафоршмачена». Как антифашист Виктор Филинков лишился шапки-улики, на которой после пыток остались следы крови // http://zona.media/article/2018/05/22/shapka

Медиазона. Анна Козкина. ООН начинает сердиться. О чем спрашивали российскую делегацию на сессии Комитета против пыток // http://zona.media/article/2018/07/27/un

Медиазона. «Кремль», чесотка, избиения и бесконечное мытье полов. Арестованный по «пензенскому делу» антифашист Бояршинов рассказывает о жизни в «пресс-хате» // http://zona.media/article/2018/11/09/gorelovo-press

Медиазона. «Ты закусился с государством». Дмитрий Пчелинцев рассказывает, как после пыток сочинял свое признание вместе с сотрудниками ФСБ // http://zona.media/article/2019/05/28/pchelintsev-2

Подборка других новостей и статей о деле на сайте «Медиазоны» // http://zona.media/theme/penza-spb

ОВД-Инфо. «Страйкбол». Пензенское дело о терроризме // http://ovdinfo.org/articles/2018/01/29/straykbol-penzenskoe-delo-o-terrorizme

Бумага. Павел Мерзликин. «У меня было много планов на жизнь в России». Петербуржец Илья Капустин — о пытках по «делу антифашистов», эмиграции и жизни в лагере для беженцев // http://paperpaper.ru/kapustin

Грани.Ру. Дарья Костромина. Час «Ч» и пустота // http://memohrc.org/ru/monitorings/chas-ch-i-pustota

Такие дела. Правозащитники Петербурга представили доклад о пытках в городских СИЗО и колониях // http://takiedela.ru/news/2018/08/06/onk-piter-doklad

Бумага. Евгений Антонов. СИЗО «Горелово» называют самым проблемным в Петербурге и Ленобласти. Заключенные регулярно жалуются на избиения, а в камерах могут жить до 150 человек. Что об этом известно // http://paperpaper.ru/sizo-gorelovo-nazyvayut-samym-probl

Новая в Петербурге. Татьяна Лиханова. Шокер — это по-нашему. Офицеры ФСБ считают, что фигурантов дела «Сети» пытали «по служебной необходимости» // http://novayagazeta.ru/articles/2018/12/16/78961-shoker-eto-po-nashemu

Медуза. Павел Мерзликин. «Сеть» — главное дело против левых активистов в России // http://meduza.io/feature/2019/04/08/set-glavnoe-delo-protiv-levyh-aktivistov-v-rossii

Правозащитные и общественные заявления в поддержку обвиняемых:

Заявление Правозащитного совета России. «Дело антифашистов»: исчезновения, пытки, фальсификация // http://memohrc.org/ru/news_old/zayavlenie-pravozashchitnogo-soveta-rossii-delo-antifashistov-ischeznoveniya-pytki

Родственники арестованных по «пензенскому делу» объединились в комитет «Родительская сеть» // http://memohrc.org/ru/news_old/rodstvenniki-arestovannyh-po-penzenskomu-delu-obedinilis-v-komitet-roditelskaya-set

Заявление «Родительской сети» о давлении на арестованных по делу «Сети» // http://avtonom.org/news/zayavlenie-roditelskoy-seti-o-novyh-faktah-davleniya-na-arestovannyh-antifashistov-po-delu-seti

Общественная наблюдательная комиссия Санкт-Петербурга. Заключение по результатам осуществления общественного контроля по фактам обращений о пытках со стороны сотрудников УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области // http://team29.org/wp-content/uploads/2018/10/publicreportontorturefsb.pdf

Заявление общественности в поддержку узников по делу «Сеть» // https://www.zaprava.ru/wp-content/uploads/2018/09/Сеть.-Заяление-общественности.pdf

Лев Пономарев разместил петицию о прекращении «дела Сети», и расследовании фактов применения пыток к фигурантам дела // http://echo.msk.ru/news/2410419-echo.html

Amnesty International. Россия: Дело «Сети» – секретность и многочисленные заявления о применении пыток // http://amnesty.org.ru/r/2018-12-24-russia

В Москве и Санкт-Петербурге задерживают участников акции в защиту фигурантов дел «Нового величия» и «Сети». Фотографии и видео // http://meduza.io/feature/2018/10/28/v-moskve-i-sankt-peteburge-zaderzhivayut-uchastnikov-aktsii-zaschitu-figurantov-del-novogo-velichiya-i-seti-fotografii-i-video

Дата обновления справки: 09.12.2019 г.

Развернуть

Материалы по теме

191123, Санкт-Петербург, ул. Шпалерная, д. 25, ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по СПб и ЛО, Бояршинову Юлию Николаевичу 1991 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).

191123, Санкт-Петербург, ул. Шпалерная, д. 25, ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по СПб и ЛО, Филинкову Виктору Сергеевичу 1994 г. р.

Электронное письмо можно также отправить платно через систему «ФСИН-письмо» (http://fsin-pismo.ru/client/app/letter/create) или бесплатно через сайт «Росузник» (http://rosuznik.org).